Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В КЫРГЫЗСТАНЕ ОТКРЫТА ОХОТА НА ИСЛАМИСТОВ

Запрет на деятельность мусульманских организаций - ответ на реальную угрозу или результат давления сверхдержав?
By IWPR Central Asia

Верховный суд Кыргызстана принял решение запретить деятельность четырех организаций, подозреваемых в связях с международным терроризмом. По мнению ряда наблюдателей, власти страны пошли на такой шаг под нажимом США, Китая и России, однако представители властей уверены, что запрещенные организации представляют собой реальную угрозу национальной безопасности.


На специально созванной 20 ноября в Бишкеке пресс-конференции представители Генпрокуратуры объявили журналистам о запрещении деятельности на территории страны таких организаций, как «Хизб ут-Тахрир», «Исламская партия Туркестана», «Организация освобождения Восточного Туркестана» и «Восточно-Туркестанская исламская партия».


Первые две из перечисленных организаций действуют на территории Центральной Азии, и в первую очередь в Узбекистане. «Исламская партия Туркестана» больше известна под именем Исламское движение Узбекистана (ИДУ). Две последние группировки действуют от имени уйгурского населения провинции Синьцзян в западном Китае.


Деятельность этих организаций на территории Кыргызстана никогда не была легитимной, но теперь Верховый суд дал спецслужбам «добро» на то, чтобы положить конец этой «незаконной» деятельности.


Представитель МВД пояснил IWPR, что после решения суда правоохранительным органам станет легче бороться с радикальными исламскими организациями. «До этого в Кыргызстане не было никакого закона или решения суда, признающего деятельность этих организаций незаконной и противоречащей Конституции», - сказал начальник отдела по связям с общественностью бишкекского УВД Бакыт Жумаев.


«В этот спор втягивались некоторые политики и правозащитники, доказывая, что мы - правоохранительные органы - проводим незаконную оперативно-профилактическую работу с такими организациями и тем самым нарушаем их права. Теперь все будет законно, и в перспективе есть предложение - ужесточить санкции по ст. 299 УК КР “Проявления религиозной вражды”».


«Государство обязано защищать свой народ и общество от посягательств опасных экстремистских групп», - считает заместитель председателя Госкомиссии по делам религий при правительстве КР Наталья Шадрова.


Однако некоторые правозащитники выражают мнение, что за запретом усматривается желание кыргызских властей угодить «великим державам».


На территории Кыргызстана действуют американская и российская военные базы; растет здесь и политическое и экономическое влияние Китая.


«Кыргызстан вынужден пойти на эту меру по “заказу” США, России и ряда других мировых держав, которые пытаются оправдать бомбежки в Афганистане и Ираке, военные действия в Чечне, стараются очернить ислам и обвинить его приверженцев в экстремизме», - считает правозащитник Турсунбек Акунов.


Референт по этническим и конфессиональным вопросам правозащитной организации «Справедливость» Абдумалик Шарипов пояснил IWPR, почему в списке оказались две уйгурские организации. «Уйгурские организации не имеют практически никакого отношения к Кыргызстану. У них свои интересы в СУАО. А кыргызское правительство просто хочет “прогнуться” перед Китаем».


Начальник управления Генпрокуратуры Бакыт Осмоналиев рассказал IWPR, что решение о запрете на деятельность указанных организаций было принято по результатам глубокого анализа ситуации в стране на основании вывода об их причастности к ряду терактов.


В качестве показательного примера представители Генпрокуратуры ссылаются на закрытый судебный процесс по делу предполагаемых членов ИДУ, обвиняемых в организации взрывов на бишкекском рынке «Оберон» 27 декабря 2002 г. и в ошском филиале «Бакай-банка» 8 мая 2003г. Дело слушается военным судом в отсутствии независимых наблюдателей.


Боевики ИДУ совершили ряд вооруженных вылазок на территорию Кыргызстана и Узбекистана в 1999-2000 гг., однако с падением в конце 2001 г. поддерживавшего ИДУ режима талибов в Афганистане, движению был нанесен сокрушительный удар. Многие члены ИДУ были либо убиты, либо захвачены в плен при взятии войсками антитеррористической коалиции афганского города Кундуз. После этого об ИДУ практически ничего не было слышно.


Движение «Хизб ут-Тахрир» зародилось на Ближнем Востоке, а в Центральной Азии активно действует с середины 90-х годов. Особый размах приобрела деятельность «хизбутовцев» на территории Узбекистана, и именно в этой стране движение преследуется наиболее жестко. «Хизб ут-Тахрир» проповедует исламский фундаментализм, однако, по словам участников движения, отвергает насильственные методы борьбы.


В Кыргызстане идеи «Хизб ут-Тахрир» первоначально получили распространение среди этнических узбеков на юге страны. Кыргызские власти до сих пор относились к «хизбутовцам» более терпимо, чем власти соседнего Узбекистана, где только за хранение листовок этой организации можно надолго угодить в тюрьму. Однако в последнее время и в Кыргызстане «Хизб ут-Тахрир» начали обвинять в попытках дестабилизировать обстановку в стране.


В начале ноября нынешнего года сотрудники службы безопасности Кыргызстана задержали троих молодых людей по подозрению в подготовке теракта против военной базы антитеррористических сил, расположенной в 30 км от Бишкека. Все трое, по утверждению спецслужб, оказались членами «Хизб ут-Тахрир».


Независимые наблюдатели выражают большие сомнения в обоснованности выдвинутых против задержанных обвинений.


Член «Хизб ут-Тахрир» по имени Султан рассказал IWPR, что правительство приняло решение о запрете четырех организаций исключительно под давлением Запада. «Запад уже давно и безуспешно борется с “Хизб ут-Тахрир”. Если бы их планы были успешными, деятельность “Хизб ут-Тахрир” не приняла бы таких масштабов», - сказал он.


С 1998 года на территории Кыргызстана совершен ряд терактов и громких убийств, получивших широкую огласку как «дело рук уйгурских сепаратистов», хотя многие из них вполне могли представлять собой заурядные криминальные «разборки».


Наиболее серьезный инцидент произошел весной 2003 года в Нарынской области, когда были убиты 19 китайских граждан, следовавшие автобусом из Бишкека в Синьцзян. Проправительственная газета «Вечерний Бишкек» назвала случившееся делом рук некой «уйгурской организации».


В китайской провинции Синьцзян уже много лет действуют уйгурские националистические организации, ратующие за отделение от КНР. Запад всегда выступал с резкой критикой жестоких действий Китая в отношении уйгурских сепаратистов, однако усиление в Синьцзяне исламских настроений и – в особенности - теракты 11 сентября 2001 г. в США позволили Китаю «найти общий язык» с США, Россией и государствами Центральной Азии в борьбе против «исламского терроризма».


Вашингтон внес уйгурскую «Восточно-Туркестанскую исламскую партию» (под наименованием «Исламское движение Восточного Туркестана») в свой «черный список» террористических организаций, так же, как и ИДУ.


Как видно из их названий, «Организация освобождения Восточного Туркестана» представляет собой более старое, светское крыло Синьцзян-уйгурского сопротивления, а «Восточно-Туркестанская исламская партия» имеет ярко выраженную религиозно-экстремистскую направленность. Ни та, ни другая не вели активной подпольной деятельности на территории Кыргызстана.


На территории Кыргызстана проживает многочисленная уйгурская диаспора. Активно развивается приграничная – в основном «челночная» - торговля между Кыргызстаном и Синьцзян-уйгурским автономным округом. Представители уйгурского сообщества признавались IWPR, что чувствуют себя в Кыргызстане все более неуютно, опасаясь стать заложниками в большой политической игре Бишкека и Пекина.


По данным независимых наблюдателей, в частности, организации «Международная амнистия», Китай оказывает давление на соседей по центрально-азиатскому региону, требуя пресечь деятельность групп, выступающих за независимость СУАО, путем признания их террористическими организациями, требуя и экстрадиции их членов.


Представитель уйгурской диаспоры в Кыргызстане Абдул Бакиев усматривает связь между решением Верховного суда и визитом представителей Генпрокуратуры КНР в Кыргызстан летом этого года. «Китай стремится убедить мировую общественность в существовании уйгурских террористических организаций, чтобы мировая общественность закрыла глаза на нарушения прав человека в Китае», - сказал он.


В то время, как представители уйгурской диаспоры опасаются за свое будущее, активисты «Хизб ут-Тахрир», кажется, только крепчают от ударов. На вопрос IWPR, как запрет отразится на их повседневной деятельности, они отвечают, что такие жесткие меры только сплотят их ряды, что ускорит построение халифата – идеального исламского государства, которое они прочат на смену существующим в Центральной Азии режимам. При таком раскладе запрет на деятельность организации в Кыргызстане может оказаться менее эффективным, чем ранее проводившаяся либеральная политика.


Лейла Саралаева – независимый журналист из Бишкека


Улугбек Бабакулов – корреспондент IWPR в Кыргызстане