В ГОРАХ ДАГЕСТАНА ИДЕТ ОХОТА НА ПОВСТАНЦЕВ

Целые селения оцеплены силовиками в рамках масштабной операции по поиску боевиков-исламистов.

В ГОРАХ ДАГЕСТАНА ИДЕТ ОХОТА НА ПОВСТАНЦЕВ

Целые селения оцеплены силовиками в рамках масштабной операции по поиску боевиков-исламистов.

Tuesday, 15 January, 2008
В Унцукульском районе Дагестана – кавказской республики на юге России – сам воздух пропитан историей. Расположенный в западной части Дагестана, этот горный район включает в себя село Гимры, где родился имам Шамиль – известный предводитель вооруженного движения горцев-мусульман против русского владычества 19-го века.

Как и в те времена, в Гимры сегодня много вооруженных людей, но на этот раз – представителей дагестанского министерства внутренних дел и российских внутренних войск.

Уже около месяца они проводят в Унцукульском районе антитеррористическую операцию, поводом для начала которой стало убийство 10 декабря депутата дагестанского парламента Газимагомеда Магомедова.

36-летний Магомедов вышел во двор своего дома в поселке Временный (недалеко от Гимры), чтобы встретиться с человеком, личность которого не установлена до сих пор. Когда, услышав выстрелы, родные Магомедова выбежали из дома, он был уже мертв, трижды пораженный пулями в грудь и один раз – в голову.

На происшествие, которое взбудоражило весь Дагестан, национальный антитеррористический комитет республики отреагировал распоряжением развернуть широкомасштабную операцию по поиску убийц Магомедова. 16 декабря, сразу после того, как стартовала спецоперация, Гимры было оцеплено силовиками, тут же приступившими к прочесыванию самого села и окружающих его лесов.

В помощь тысяче военным в район была подтянута бронетехника. В зону действий, которая начинается на расстоянии нескольких десятков километров от Гимры, никого не пропускают, а местным жителям, чтобы иметь возможность выезжать из села, пришлось добывать специальные пропуска.

Возникшая ситуация беспрецедентна – никогда прежде в России не случалось, чтобы «зоной проведения спецоперации» объявлялся целый населенный пункт и прилегающая к нему территория.

19 декабря в Гимры был введен комендантский час, который действует с десяти часов вечера до шести утра. Местным было сказано, что по нарушителям будет без предупреждения открываться огонь.

В тот же день произошел первый вооруженный инцидент, в результате которого погиб один милиционер, еще один был ранен. Как сообщил IWPR источник в министерстве внутренних дел, правоохранители натолкнулись на группу вооруженных людей, которые открыли по ним огонь. Отстреливаясь, милиционеры убили двух человек из группы, остальные члены которой скрылись в окружающем Гимры лесном массиве. В ходе преследования последних ранения получили еще трое сотрудников милиции.

Во время других вооруженных стычек в декабре пострадали по меньшей мере еще два правоохранителя.

Школы и детсады не работают – родители боятся отпускать от себя детей. Есть информация, что в селе не хватает продуктов питания.

Один из авторов этого материала попытался проехать в зону проведения операции, однако был остановлен сотрудниками блокпоста, которые, ссылаясь на распоряжение Национального антитеррористического комитета России, отказываются пускать туда журналистов.

Между тем кое-какая информация просачивается – местные жители сами звонят в редакции газет, сообщая о том, что происходит в их селе. По их словам, в Гимры царит атмосфера страха и неопределенности.

«Сразу после убийства Газимагомеда Магомедова в селе стали ходить слухи том, что Гимры заблокируют, – сказал IWPR по телефону один житель села, представившийся Магомедрасулом Магомедовым. – Позже даже говорили о том, что скоро откроют "коридор" для [эвакуации] мирного населения, а затем село начнут бомбить и обстреливать».

Жительница Гимры Аминат поведала газете «Свободная республика», что силовики проводят в селе обыски.

«Буквально каждый день вооруженные лица в камуфляжной форме проводят "зачистки", задерживают местных мужчин для проверок, – сказала она. – Некоторых отпускают сразу после проверки документов, а других везут в отделение милиции, а потом – из села. Мы боимся выходить из дому, потому что в селе периодически стреляют военные».

По сообщениям министерства внутренних дел Дагестана, к 21 декабря было задержано более 50 человек, но большинство из них освобождались в течение нескольких часов после задержания. Сами сельчане говорят, что задержанных гораздо больше, и некоторых из них вывозят для допросов в соседний Буйнакский район.

"Военные могут без соответствующего ордера произвести обыск в любом доме села, задержать человека и под предлогом следственных мероприятий увезти его в местное или районное управление внутренних дел, – рассказывал один местный житель, который не пожелал быть названным. – Часто оказывается, что «найденное оружие» было подброшено самими представителями правоохранительных органов во время обыска. Ни для кого не секрет, что прослушиваются телефоны и проверяется почта».

Согласно некоторым данным, зона проведения операции охватила и Балахани – еще одно село Унцукульского района.

Власти считают, что Гимры и другие села района служат прибежищем членам исламистских военизированных группировок.

По словам заместителя министра внутренних дел Дагестана Магомеда Газимагомедова, базирующиеся в районе боевики несут ответственность за многие преступления, в том числе убийства.

«Боевики действуют не только на территории селения Гимры, но и во всем Унцукульском районе», – сказал он. Жертвами боевиков в последнее время стали начальник районной милиции и один из его сотрудников. А теперь, сказал Газимагомедов, они убили и депутата Народного собрания.

«Поэтому, дальше терпеть такую ситуацию было нельзя», – сказал он.

Сам Магомедов, за неделю до того, как быть убитым, подвергшийся еще одному покушению, предполагал, что за ним стоит его бывший друг, чемпион Европы по одному из видов боевого искусства, Ибрагим Гаджидадаев, который с 2005 года находится в розыске по обвинению в «участии в боевых действиях на стороне незаконных вооруженных формирований».

Другую версию IWPR предложил анонимный источник в правоохранительных органах, по утверждению которого сам депутат был причастен к исламистскому вооруженному движению.

«Магомедова убили не случайно, но для того, чтобы начать зачистки в этих «осиных гнездах», – сказал он. – Убитый был лидером всего унцукульского джамаата, и силовики понимали, что разбираться с унцукульской «кузницей кадров» для боевиков можно будет только после ликвидации их предводителя».

По словам этого же источника, операцию в горах нужно было проводить задолго до того, как о ней было объявлено официально. Об этом, говорит он, свидетельствует опубликованный ранее в 2007 году внутренний документ министерства внутренних дел, согласно которому более половины людей, значащихся в официальных списках разыскиваемых лиц, являются выходцами из Гимры и Балахани.

Глава администрации Гимры Абдулла Магомедов в беседе по телефону рассказал, что обстановка в селе напряженная, местное руководство пытается договориться с силовиками.

«Идут интенсивные переговоры с руководителем спецоперации, заместителем начальника Департамента по борьбе с организованной преступностью МВД России, генерал-майором Сергеем Ченчиком. Военные требуют «выдачи лиц, замешанных в преступлениях», но не называют конкретных фамилий и имен».

По его прогнозам, спецоперация может продлиться несколько месяцев.

Не конкретизируя, когда завершится спецоперация, заместитель министра внутренних дел Газимагомедов сказал только, что «она продолжится до тех пор, пока не будет обнаружено все бандподполье».

На одной из пресс-конференций президент Дагестана Муху Алиев сказал, что операция проводится в сложной горно-лесистой местности, но, добавил он, «известны фамилии, имена, местожительство каждого из боевиков, и это всего лишь вопрос времени».

По его словам, местные жители, прежде занимавшие выжидательную позицию, теперь все активнее помогают сотрудникам правоохранительных органов.

Политолог Магомед Исаев, однако, опасается, что результаты проведения полицейской операции могут оказаться обратными желаемым.

«Действия силовиков могут привести – и, скорее всего, приведут – к усугублению уже сложной ситуации в районе, озлобив жителей Гимры, даже тех, кто поддерживал власти республики», – сказал он IWPR.

Реваз Алиханов, корреспондент газеты «Новое дело». Тамара Магомедова, независимый журналист, Дагестана.
Support our journalists