Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

В армию – насильно

В Туркменистане военкоматы призывают в армию юношей вне зависимости от медицинской пригодности, чтобы заполнить ряды трудовой армии.
By
IWPR удалось узнать о случаях, когда для выполнения плана по призыву,

повестки были посланы молодым людям с ограниченными возможностями.



Когда во время весеннего призыва 18-летнему Андрею Алексееву, который передвигается с помощью инвалидной коляски из-за врожденного дефекта позвоночника и спинного мозга, пришла повестка, его бабушка Мария Николаевна Алексеева позвонила в военкомат и рассказала о его положении. Но ей не поверили.



Даже после того, как военные чиновники посетив Андрея лично убедились, что он находится в инвалидной коляске, они потребовали специальные документы, подтверждающие его непригодность к армейской службе. Только после того, как Андрей предоставил документ, выданный врачебно-трудовой экспертной комиссией, которая делает освидетельствование раз в год, его оставили в покое.



Как рассказывает Дурсун Оразова, ее сына Сапара призвали на службу в одну из воинских частей города Ашхабада весной прошлого года, несмотря на то, что у него прогрессирующая близорукость с диоптрией – минус шесть. И только обследование в Институте глазных болезней города Ашхабада, и заключение профессоров-офтальмологов убедило военных чиновников в необходимости комиссовать сына.



Хотя Туркменистан находится в нестабильном регионе, окруженный Ираном, Афганистаном и Узбекистаном, такие призывники как Андрей и Сапар нужны армии не сколько для участия в военных действиях, сколько в качестве дешевой рабочей силы, для замещения работников государственного сектора.



За последние годы президент уволил тысячи бюджетников, чтобы сократить расходы на социальные нужды, хотя у страны есть возможность получать неплохой доход от экспорта газа и хлопка.



По словам одного из офицеров городского военкомата, по указанию Туркменбаши солдаты срочной службы, начиная с 2002-го года, заменили специалистов, которые попали под сокращение кадров. Сегодня солдаты – это санитары в госпиталях, солдаты – в охране на промышленных предприятиях и в учреждениях, солдаты – пожарники, солдаты – постовые, патрульные автодорожной службы. И потому, как рассказыфвает офицер они вынуждены призывать на срочную службу всех подряд, чтобы выполнить план призыва.



В растоящее время призыву подлежит 75 процентов всего призывного населения страны (от 18 дo 30), что является значительным увеличением по сравнению с 35– 45 процентами, которые призывались в советское время. И разница пополняется за счет таких категорий, в которые входят люди с ограниченными возможностями, как Сапар Оразов и Андрей Алексеев.



Кроме того, были отменены льготы, освобождающие от служения в армии. Согласно изменениям в закон о воинской службе от 2002 года, призыву подлежат и юноши из неполных семей и имеющие двух детей, которые раньше освобождались от воинской повинности.



Точных данных о том, какова численность армии Туркменистана нет. Есть сведения, что с 90-х годов она возросла до 100.000 тысяч.



В 2002 гoду до 25.000 тысяч призванных были направлены на различные работы в государственный сектор. Но, несмотря на все усилия военкоматов, выполнить план по призыву нелегко. В строительный батальон одной из воинских частей города Ашхабада весной нынешнего года прибыла команда из Лебапа в количестве 60 призывников, а требовалось в два раза больше. В пантонной части города Туркменабата вместо 2-х тысяч военнослужащих (как было ранее в 80-х годах) сейчас насчитывается всего 300 солдат срочной службы.



Может быть это даже и к лучшему, что тысячам призывников даже не приходится держать оружие в руках. В Советское время одним из требований для служения в армии было наличие грамотности, а вот в туркменской армии таких стандартов нет.



По словам старшего лейтенанта Алтыбая Какабаевя, среди солдат есть такие, кто не умеет читать и писать письма даже своим родителям. Тех, кто имеет хоть какую-то грамоту, берут в штаб или другой отдел, где надо составлять документы, говорит он.



Житель Лебапского региона Рахматулла Усманов рассказал, как на посту контроля дорожного движения его остановил рядовой срочной службы дорожной полиции. Так как Усанов никаких нарушений не совершил, он попросил солдата оформить протокол, если он обнаружил что-то противозаконное в его действиях.



Просидев над бумагой минут двадцать, солдат протянул ему форму, где только в двух местах отпечатанного в типографии бланка были проставлены “птички”. На вопрос Рахматуллы, почему не заполнены другие графы, солдат ответил, что заполнит потом. Но, по мнению Рахматуллы, наверняка он просто не умеет писать и читать.