Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКСКИЙ КЛОНДАЙК

В Навоийской и Самаркандской областях Узбекистана тысячи людей ищут золото на заброшенных советских приисках.
By Artur Samari

В дневное время в кишлаках Кизилч и Нурот Навоийской области Узбекистана трудно застать кого-нибудь дома. Практически все 8-тысячное население - и стар, и млад - занято добычей золота в близлежащих горах.


Некогда районы Самаркандской и Навоийской областей славились животноводством, приносившим людям достаток. Эта отрасль сельского хозяйства пришла здесь в упадок вследствие многолетней засухи, а также из-за того, что государство в погоне за урожаем хлопка и достижением зерновой независимости резко сократило посевы кормовых культур. В результате местное население оказалось без работы и без средств к существованию.


Здесь, в Зарафшанской долине, когда-то было самое крупное месторождение золота в Узбекистане, оно было разведано и выработано еще во времена Советского Союза.


Функции и обязанности среди нынешних искателей золота четко разделены. Молодые мужчины занимаются выкапыванием глубоких ям, выносом земли и песка, а женщины, дети и люди престарелого возраста заняты более легким трудом – промывкой выкопанного из шахт песка.


При всей кажущейся заманчивости добыча золота – тяжелейший труд. По словам жителя кишлака Кизилч Хамзы Рузметова, ежедневно ему приходится выкапывать и промывать около тонны земли. «Обычно копаем до 5-6 метров, а иногда и до 14 метров в глубину, на что уходит примерно неделя. Из такой ямы в сутки извлекаем до 100 ведер песка, при этом нет гарантии, что там можно найти золото. Чтобы добыть 1 грамм золота, надо промыть около двух тонн песка», - рассказывает Хамза Рузметов.


По его словам, 1 грамм золота старатели продают в среднем за 8-10 тысяч сумов (примерно $8-10), а в месяц можно добыть всего 4-5 граммов золотых крупинок. «Обычно золото продаем посредникам, а те перепродают его ювелирам или зубным техникам в Ташкенте и других городах», - говорит Хамза Рузметов.


Добыча золота объединила людей многих профессий. Сам Рузметов всю жизнь работал строителем и занимался животноводством. Когда-то имел 70 баранов, но сейчас осталось всего 7. Остальных пришлось продать из-за постоянной нехватки денег. Теперь, как и большинство его односельчан, Хамза работает под многотонным слоем земли, который в любую минуту может обрушиться.


«В колхозе можно в месяц заработать всего 10 тысяч сумов (примерно $10), и то колхоз эти деньги не выплачивает. А занимаясь добычей золота, в месяц можно заработать от 20 до 25 тысяч сумов (примерно $20-25)», - поясняет Рузметов.


В Узбекистане золотодобыча, как и в советские времена, является монополией государства, и частные лица не имеют права добывать золото. Нарушители могут быть оштрафованы или осуждены на три года лишения свободы. Однако, по словам старателей, власти уже года 2-3 не препятствуют их занятию.


Жители Кушрабадского района Самаркандской области помнят собрания, на которых местные власти и работники прокуратуры предупреждали сельчан об уголовной ответственности за незаконную добычу золота, но это было в 2000 году.


Воспитательные мероприятия властей тогда не ограничились только собраниями. В 2000 году на три года был осужден один из старателей - 50-летний Истам-ака. Но эта мера никого не испугала, так как у золотоискателей нет иного выбора. Других возможностей для заработка они для себя не видят.


Это, видимо, понимают местные власти. Они предпочитают не препятствовать старателям, так как знают, что ничего не могут предложить людям взамен, и не хотят накалять и без того напряженную социальную обстановку в области.


«Наверное, власти тоже поняли, что угрозами людей не остановишь», - говорит золотодобытчик Икромжон А., бывший учитель местной школы. - Я лично готов на все, лишь бы не оставить детей голодными».


По мнению некоторых специалистов, правительству Узбекистана следовало бы легализовать труд индивидуальных золотодобытчиков. Геолог Хаким Тилляев считает, что если государство не может помочь людям с трудоустройством, то нужно узаконить их труд как индивидуальную трудовую деятельность. А пока старателям-любителям ничего другого не остается, кроме как потихоньку нарушать закон, надеясь, что власти не обратят на это внимания.


Не останавливает старателей и то, что поиски золота сопряжены с опасностью для жизни, ведь каждый из них рискует погибнуть под обвалами.


По словам опытного старателя Владимира Ежова, чаще всего жертвами этого промысла оказываются молодые люди. Увлеченные добычей, они забывают об опасности.


Счет жертвам этой опасной нелегальной деятельности никто не ведет. «В местечке Ханбанды недавно в результате обвала погибло четверо или пятеро человек, - рассказывает Ежов. - Однако установить точную цифру всех погибших невозможно. Никто такой статистикой не занимается».


Артур Самари – независимый журналист из Узбекистана