Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКСКИХ ПРЕТЕНДЕНТОВ НА НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ ОКАТИЛИ ХОЛОДНЫМ ДУШЕМ

Номинация на Нобелевскую премию принесла большие проблемы женщинам-кандидатам из Узбекистана.
By

Имена и фамилии десяти узбекских женщин, названных кандидатами на получение Нобелевской премии в области мира в рамках международной кампании по повышению осведомленности женщин, борющихся за мир во всем мире, фактически неизвестны на родине, где правительство не только отказывается признать их достижения, но даже обвиняется в их притеснении.


Об этих женщинах не знают ни журналисты, ни общественность в целом. Между тем, как только стало известно об оказанной им чести, их организации оказались под угрозой закрытия, а они сами - под угрозой уголовного преследования.


«В местной прессе не было ни слова об этих женщинах. Создается впечатление, что писать на эту тему просто запрещалось», говорит Марина Пикулина, региональный координатор международной кампании под названием «Тысяче женщин - Нобелевскую премию мира».


После трехлетних поисков, в июне были названы имена 1000 женщин со всего мира, борющихся за мир, права человека и урегулирование конфликтов в своих странах. За 104-летнюю историю Нобелевской премии мира только 12 женщин были названы кандидатами на ее получение.


«Мы хотели добиться признания заслуг этих женщин, отдать им честь и рассказать о них всему миру. Однако, вместо этого получилось, что мы создали им проблемы», говорит Пикулина.


«Почему этот проект был воспринят как угроза или опасность? Мы ведь не создавали здесь никаких политических оппозиционных организаций или подпольных групп».


Режим Каримова, традиционно терпимо относившийся к женским группам, начал притеснять их после майского насилия в Андижане, где, как сообщается, силы безопасности, расстреляв демонстрацию, убили сотни людей.


Женские неправительственные организации закрывают, а против активистов усиливают давление.


Некоторые из женщин признают, что сначала не хотели огласки своих имен, опасаясь неприятностей со стороны властей.


Одной из претенденток Татьяне Чибровой, автору книг о правах детей и руководителю Центра творческого развития детей и взрослых, представители министерства юстиции грозили закрыть центр, если она не представит финансовый отчет своей организации.


Местная пресса, откровенно умалчивала о факте номинации Чибровой, что, по ее мнению, результат цензуры со стороны властей.


«Поэтому мои друзья не верят мне, когда я говорю, что была представлена на премию. Они думают, что я шучу», говорит Чиброва.


Руководитель кокандской Ассоциации деловых женщин Сахиба Эргашева также столкнулась с властями после номинации. Этим летом ее вызывали на встречи с представителями местных властей и прокуратуры, но она утверждает, что притеснение с их стороны никак на нее не повлияли.


«За время работы я привыкла к трудностям», говорит Эргашева. «На это я не обратила особого внимания. Однако, за своих коллег мне обидно».


Несмотря на это, ее возмутил тот факт, что ее организации не позволили провести конференцию по поводу номинаций в большой гостинице, и они были вынуждены довольствоваться не таким большим и менее престижным помещением.


«Какая необходимость так унижать наших женщин, которыми мы должны гордиться? Разве это не позор?», вопрошала она.


Еще одна претендентка Тамара Чикунова - руководитель незарегистрированной неправительственной организации «Матери против смертной казни и пыток», говорит, что, после поступления информации о номинациях, усилилось давление не только на нее, но и на других членов организации.


Полиция задержала одну из активисток, Дурмон Султанову, ехавшую навестить родственников в Хорезмскую область. По словам Чикуновой, полиция приклеила ей ярлык «ваххабистки», используемый для обозначения всех исламских фундаменталистов, утверждая, что при задержании в ее сумке были найдены боеприпасы. Ей не позволили повидаться с родственниками.


По мнению Чикуновой, такая ситуация «унизительна для женщин».


«Мы не занимаемся саботажем или шпионской деятельностью и наши действия не направлены против правительства. Мы просто добиваемся мира и уважения прав человека», говорит она.


«Ни один представитель властей не поздравил какую-либо из женщин с номинацией. Даже президент Туркменистана лично поздравил женщин, кандидатов на получение премии, а здесь все это держится в секрете».


Мутабар Таджибаева - руководитель незарегистрированной правозащитной организации «Клуб пламенных сердец», работающей в Ферганской области, тоже была представлена на Нобелевскую премию. По ее словам, она постоянно чувствует давление со стороны властей, поэтому нынешние нападения ситуацию нисколько не меняют.


Она также вспомнила проведенное недавно в Ферганской области официальное мероприятие под названием «Женщины против террора». Организаторы мероприятия, представители государственного Комитета женщин, отказали ей в праве присутствовать на мероприятии.


«Я представлена на получение Нобелевской премии мира и я посчитала, что должна присутствовать на мероприятии», говорит Таджибаева.


«Позже я узнала, что участники мероприятия заявили от имени всех женщин ферганской долины, что они полностью поддерживают президента и считают, что организаторы восстания [в Андижане] настоящие террористы, которые имели целью свергнуть конституционную систему страны и создать исламский халифат в долине».


«Ни слова не было сказано о детях и женщинах, убитых солдатами».


Женщины, представленные на премию, не получили никакой поддержки и от Комитета женщин, который не участвовал в подборе претендентов.


В беседе с IWPR член комитета Муатар Пулатова заявила, что есть и другие женщины, у которых больше заслуг.


«Жаль, что Комитет женщин не знал об этой процедуре. Думаю, что среди наших женщин можно найти многих, заслуживающих эту премию. Мне непонятно, по каким критериям отбирались претендентки».


В списке претенденток несколько женщин, работающих в государственных учреждениях. IWPR постарался взять у некоторых интервью, но они отказались, опасаясь последствий. Некоторые уже получили угрозы и замечания за то, что были номинированы.


Одна из государственных служащих, не пожелавшая разглашать имя, заявила: «Проблема в том, что представители государственных структур и независимые правозащитники оказались в одном списке. Как результат, власти стали смотреть на женщин, работающих в государственных организациях, которые, как они считают, должны быть верны правительству, в таком же негативном свете, как и на правозащитников».


Для получения дополнительной информации о кампании «Тысяче женщин - Нобелевскую премию мира», посетите сайт: http://www.1000peacewomen.org/eng/html/nominierte/index.php