Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Узбекские Граждане Стали Жертвами Заботы Правительства Об Их Безопасности

Установление с осени прошлого года мин на отдельных участках границы Узбекистана с Таджикистаном и Кыргызстаном, предпринятое по решению узбекских властей в целях обеспечения безопасности своих граждан, обернулось для них трагедией.
By Galima Bukharbaeva

Глаза Хамида Артыкова, 52-летнего главы семьи, наполнились слезами, воспоминания о погибшем недавно сыне Арифе вызвали мучительную боль в его сердце. Хамид Артыков заплакал.


Его сын, 15-летний Ариф Артыков, 5-ый ребенок в семье, подорвался на противопехотной мине. Вместе с ним погибли два его двоюродных брата. Трое погибших молодых парней - это не первые граждане Узбекистана, ставшие жертвами мин, установленных узбекскими военными для обеспечения охраны границ Узбекистана.


По данным Комитета по охране государственной границы Узбекистана, минирование Узбекистаном горных, труднодоступных районов границы с Таджикистаном и Кыргызстаном проводилось, начиная с осени прошлого года, после окончания военных операций против групп боевиков Исламского движения Узбекистана, проникших в 2000 году в Сурхандарьинскую и Ташкентскую области Узбекистана.


Минирование осуществлялось в оборонительных целях, для того чтобы воспрепятствовать проникновению на территорию Узбекистана вооруженных


бандформирований.


По рассказу Хамида Артыкова, жителя села Вадиган Бахмальского района Джизакской области Узбекистана, все его односельчане знали, что осенью прошлого года узбекские пограничники заминировали границу с Таджикистаном, которая проходит примерно в 15 километрах от их домов по вершинам Туркестанского хребта.


Пограничники, заминировав границу, провели разъяснительную работу с населением поселка Вадиган, взяли с них расписки о том, что они не будут ходить в горы, а если и окажутся в горах, то будут внимательно смотреть на расставленные таблички с надписью «Мины» на узбекском языке. Но, как сказал Хамид Артыков, обычно человек всегда думает, что если беда и случится, то не с ним, тем более, что места, где теперь установлены мины, в прошлом были привычной территорией для выгона скота, а коровам не объяснишь, что такое мины.


Ариф Артыков вместе с 2-мя двоюродными братьями, 19-летним Толкином Ахмедовым и 21-летним Алимом Алояровым, 24 апреля 2001 года отправился в горы на поиски пропавшей коровы. В этот день юноши домой не вернулись. Их начали искать на следующий день.


«Я не думал, что они могут погибнуть, хотя в тот день кто-то слышал взрыв мины. Я не стал связывать взрыв с моими ребятами, ушедшими в горы, я все равно ждал сына. Но мой младший брат пришел ко мне и сказал, что нашел их примерно в 5 км от дома. Они лежали уже мертвые на горной поляне, рядом была большая воронка от взрыва», - рассказал Хамид Артыков.


Трупы смогли привезти в село только на следующий день, 26 апреля, так как люди боялись подойти к ним, опасаясь нового взрыва, и ждали саперов. По словам Арифа Артыкова, в телах погибших юношей было множество осколков от мин, они все погибли от взрыва одной мины.


Хамид Артыков не винит в смерти своего сына узбекских политиков и военных, он склонен принять смерть Арифа как волю Аллаха, который распорядился так, чтобы жизнь парня оборвалась, еще практически не начавшись.


Мать же погибшего Арифа считает, что ее сын погиб из-за властей Узбекистана, что если бы они не распорядились установить мины, то их ребенок сейчас был бы с ними. «Табличек с надписью «Мины» практически не видно, они заросли травой. Почему меры по обеспечению безопасности оборачиваются угрозой для жизни простых людей?» - спрашивает она.


Увидев слезы и услышав жалобы жены, Хамид Артыков оборвал ее: «Власти ни в чем не виноваты. Они все сделали для безопасности людей, чтобы к нам не прорвались исламские боевики. Просто Арифу была предназначена такая судьба, а мы должны жить для других детей». Их у супругов Артыковых еще шестеро.


Хамид Артыков, в прошлом председатель колхоза, ведущий агроном, с трепетной любовью относится к своей большой семье. Ради детей он бросил государственную работу и занялся бизнесом, чтобы заработать на образование каждого ребенка. Во дворе его дома растет огромный, очень ухоженный фруктовый сад, в огороде на ровных, как по линейке, грядках все виды овощей. Все это он делает для детей.


«У нас очень дружная семья, и мы все тоскуем по Арифу. Он у нас был самый веселый, самый лучший», - сказал Хамид Артыков.


Представитель Комитета по охране государственной границы Узбекистана прокомментировал в беседе с корреспондентом IWPR гибель 3-х парней недалеко от села Вадиган как их личную оплошность. «Им не надо было самим искать приключений, ведь они знали, что граница заминирована», - заявил он.


На слова о том, что парни искали корову, а скот очень дорого стоит и кормит их большую семью, представитель Комитета сказал, что эту информацию корреспондент IWPR получил от близких погибших, а они склонны все преувеличивать. «Кто знает, кем на самом деле были эти парни и зачем они ходили в горы», - завершил беседу представитель Комитета по охране государственной границы Узбекистана.


До сих пор семья Артыковых не получила не только компенсации за потерю сына, но и официального извинения и соболезнований.


В Узбекистане стараются замалчивать подобные случаи, так как они противоречат главной цели проведения минирования - обеспечению безопасности населения Узбекистана.


Между тем, по данным начальника пограничного поста в Джизакской области Николая Бушмана, на вверенной им 388-километровой узбекско-таджикской границе пока не было ни одного случая прохода и подрыва боевиков. Но, как сказал Бушман, есть жертвы среди мирного населения - эти трое парней, а животные, домашние и дикие, подрываются регулярно, иногда ежедневно.


Согласно информации достоверного источника, в начале июля в районе


узбекско-таджикской границы недалеко от перевала Камчик, соединяющего столицу Ташкент с Ферганской долиной, во время проведения оборонительных работ на минах подорвались 18 узбекских военнослужащих, четверо из них погибли, остальные были госпитализированы в тяжелом состоянии.


Один из военнослужащих, бывший очевидцем этой трагедии, рассказал, что тела погибших разорвало на части.


Представитель Комитета по охране государственной границы Узбекистана подтвердил эту информацию, но сказал, что более подробные сведения о случившемся могут дать в аппарате президента Узбекистана.


Пресс-служба президента Узбекистана сообщила, что действительно в настоящее время «в зоне перевала Камчик ведутся укрепительно-оборонительные работы, ликвидируются пещерные гроты, укрепляются пути возможного прохода наркокурьеров, но данных о взрывах и жертвах нет».


Правительство Узбекистана несколько раз очень раздраженно реагировало на заявления Таджикистана и Кыргызстана о том, что их граждане подрываются на узбекских минах. Высшее руководство Узбекистана не раз повторяло, что минирует свою территорию, что у государства есть на это право - право защищать неприкосновенность своих границ.


Председатель Комитета по охране государственной границы Узбекистана Махмуджон Утаганов в недавнем интервью газете «Народное слово» отметил, что в ряде СМИ зарубежных государств участились случаи публикации статей о том, что Узбекистан якобы проводит незаконные мероприятия, направленные на укрепление своей границы путем минирования отдельных ее участков с соседними странами, в частности с Таджикистаном и Кыргызстаном. Он подчеркнул также, что отдельные официальные представители Таджикистана и Кыргызстана делают «необоснованные заявления о несоблюдении Узбекистаном международных обязательств при установлении минных полей с сопредельными государствами».


По его мнению, Узбекистан при минировании своей границы строго придерживался


международных норм и руководствовался положениями Устава ООН, в котором


говорится, что «каждое государство имеет неотъемлемое право на индивидуальную самооборону...».


Между тем, если смерть граждан соседних с Узбекистаном государств вызывает протесты в этих странах, на которые узбекские власти вынуждены реагировать, то, как показывает практика, к гибели своих граждан в Узбекистане относятся еще более прохладно, их смерть не вызывает сожаления, а их семьи не получают даже соболезнования.


Видимо, правительство Узбекистана считает, что со своими гражданами оно может делать все что хочет. Смерть нескольких людей ничего не значит для власть предержащих. Для них это небольшие издержки на пути достижения Узбекистаном безопасности, стабильности и мира.


Галима Бухарбаева, директор представительства IWPR в Узбекистане.