Узбекская полиция не спускает глаз с банков

Несмотря на заявления о свободном перемещении денежных средств через банки, спецслужбы продолжают периодически проверять переводы из-за границы.

Узбекская полиция не спускает глаз с банков

Несмотря на заявления о свободном перемещении денежных средств через банки, спецслужбы продолжают периодически проверять переводы из-за границы.


Несмотря на утверждения узбекских властей о том, что они больше не контролируют денежные потоки на личных банковских счетах, имеется достаточно доказательств того, что спецслужбы продолжают следить за переводами, что частично объясняется их стремлением запугать правозащитные организации.



1 февраля Национальный банк Узбекистана (НБУ) распространил информацию о том, что «никакие счета граждан Узбекистана, на которые зачисляются переводы, не открываются и не проверяются».



Заявление Национального банка последовало после того, как СМИ растиражировали сообщение, что банки страны прекратили выдачу денежных переводов из-за границы.



Однако местные наблюдатели говорят, что слухи не соответствовали действительности, на самом деле банки не приостанавливали выдачу денежных переводов физическим лицам, а трудности в получении денег были связаны с отсутствием на тот момент необходимого количества наличности.



Некоторые обозреватели считают, что слухи были умышленно спровоцированы с целью предупреждения людей, что власти продолжают контролировать финансовые потоки.



«Не исключено, что информацию о выборочных проверках денежных переводов физических лиц спецслужбы специально “слили” в СМИ, чтобы припугнуть узбекистанцев, сотрудничающих с иностранными работодателями», - отмечает один из аналитиков в Ташкенте.
Возможно, таким образом правительство пытается ограничить присутствие и деятельность иностранных работодателей и продолжать контролировать деятельность подозрительных организаций, добавляет другой собеседник IWPR.



Узбекское правительство все более враждебно относится к присутствию иностранных организаций в стране.



За последние два года официальный Ташкент ликвидировал представительства всех международных и общественных организаций, в штате которых работали и получали зарплату граждане Узбекистана.



Такие меры стали жесткой реакцией президента Ислама Каримова на международную критику событий в восточном городе Андижане, где правительственные войска расстреляли мирную демонстрацию, убив сотни человек.



Частью комплекса изоляционистских мер правительства стало то, что в январе 2006 года НБУ заморозил все банковские переводы, поступающие из-за рубежа на счета неправительственных и международных организаций.



В марте 2006 года по решению суда был закрыт банковский счет и ликвидирован офис американской организации «Freedom House» в Узбекистане, которая предоставляла доступ в Интернет различным правозащитным организациям. Такая же участь постигла представительства Internews, Eurasia Foundation, Counterpart International и American Bar Association ABBA/CEELI, базирующихся в США.



Однако с прошлой весны власти смягчили, по крайне мере на бумаге, часть жестких мер, принятых ранее.
В марте 2007 года Каримов приостановил действие предыдущего указа, который давал право Генеральной прокуратуре требовать от государственных и коммерческих банков информацию о финансовых операциях их клиентов.



В ноябре, незадолго до президентских выборов, на которых Каримов был переизбран, президент издал указ, рекомендующий гражданам не сомневаться в конфиденциальности банковских счетов. (See Узбекскую банковскую реформу оценивают не слишком высоко, RCA №. 520, 7 декабря 2007 года.)



Были также приняты меры по финансовой либерализации. В январе 2008 года власти впервые запустили электронную систему внутренних безналичных денежных переводов и увеличили количество банкоматов.



Все это время банки содействовали расширению использования дебитных и кредитных карточек. По информации НБУ, почти четыре миллиона человек из 28-миллионного населения страны пользуются пластиковыми карточками.



Но, несмотря на такие попытки повысить доверие населения к банкам и содействовать росту банковских сбережений, наблюдатели IWPR в Узбекистане отмечают, что прежняя практика контроля финансовых переводов из-за рубежа не изменилась.



«Служба финансового мониторинга при Генпрокуратуре Узбекистана никуда не делась и работать не прекратила, - подчеркивает один из местных обозревателей. – Наоборот, она сконцентрировала свое внимание на независимых журналистах, правозащитниках, гражданских активистах и прочих нелояльных, на их взгляд, инакомыслящих гражданах, иногда получающих грантовую помощь и гонорары из-за рубежа».



В подтверждение этому собеседник IWPR упоминает недавнее следствие по уголовному делу в отношении журналистки и правозащитницы Умиды Ниязовой, арестованной в январе 2007 года и обвинявшейся в распространении антиправительственных материалов.



Сотрудники прокуратуры оказывали давление на свидетелей с помощью оригиналов платежных квитанций.
«Чтобы добиться нужных показаний, следователи предъявляли самые подробные распечатки всех денежных переводов, полученных ими в банках Узбекистана или даже на имя их родственников и знакомых», - сказал он.



Банковский служащий, пожелавший остаться анонимным, в разговоре с IWPR подтвердил, что полиция по-прежнему продолжает следить за банковскими счетами.



Он сказал, что по требованию узбекских спецслужб сотрудники банков и операторы системы денежных переводов Western Union периодически предоставляют информацию о финансовых операциях своих клиентов.



«Особое внимание спецслужб и их представителей в банках привлекают только денежные переводы, разовая сумма которых превышает $1000, а также полученные непосредственно из США, Европы и с адресов представительств зарубежных организаций в соседних с Узбекистаном странах», - отметил банковский сотрудник.



Неудивительно, что в условиях продолжающегося контроля местные неправительственные организации опасаются не только открывать банковские счета, но и получать денежные переводы из-за рубежа.



Один из местных правозащитников рассказал IWPR, что деятельность даже самых безобидных неправительственных организаций, существующих на зарубежные гранты, очень затруднена, поскольку при надзоре спецслужб за финансовыми потоками открытие банковского счета потенциально «опасно для жизни».



(Имена респондентов опущены в целях их безопасности)

Support our journalists