Узбекоязычные каналы заполняют телеэфир юга Кыргызстана

Количество телепрограмм, выходящих на узбекском языке на юге страны, беспокоит защитников государственного языка страны.

Узбекоязычные каналы заполняют телеэфир юга Кыргызстана

Количество телепрограмм, выходящих на узбекском языке на юге страны, беспокоит защитников государственного языка страны.

Кыргызские власти стали участниками споров относительно использования узбекского языка в СМИ на юге страны, где этничность является крайне чувствительным политическим вопросом.

По закону средства массовой информации должны выделять половину времени или газетного пространства материалам на кыргызском языке, что является частью политики по развитию языка. На севере страны оставшийся процент вещания идет на русском языке, до сих пор имеющем большое значение, и используемом не только крупной группой славянского населения, но и другими этническими меньшинствами, а также этническими кыргызами.

На юге страны, на узбекском языке – входящем, как и кыргызский, в группу тюркских языков – говорят представители общины, насчитывающей от 600 тысяч до 1,2 миллиона человек.

Чтобы удовлетворить потребности общины, на юге работает несколько независимых телеканалов, вещающих часть времени на узбекском.

Эти телеканалы являются источником раздражения для властей Кыргызстана, которые недавно обвинили два из них – «ОшТВ» и «МезонТВ» - в нарушении закона, согласно которому 50% вещания должно производиться на кыргызском языке.

Что касается двух государственных каналов, они не покрывают весь южный регион, как и два независимых кыргызских канала, которые вещают всего несколько часов в сутки.

Языковая политика здесь имеет межгосударственную подоплеку, так как власти в Бишкеке опасаются культурного вторжения со стороны Узбекистана, государства, отношения с которым остаются сложными уже много лет. Зрители в южном Кыргызстане могут легко смотреть передачи узбекского государственного телевидения. Кроме трех каналов центрального телевидения этой страны, здесь вещают государственные телеканалы трех областей узбекской части Ферганской долины. Есть и независимые узбекские каналы, которые также отражают официальную идеологию этой страны.

Правительство Кыргызстана считает важным следить за тем, что смотрят граждане в этой части страны, требующей особого обращения. Не имея возможности противостоять государственному телевидению Узбекистана, и при ограниченном доступе к каналам национального телевидения, правительство решило сосредоточиться на местных телекомпаниях, вещающих на узбекском языке.

ТЕЛЕКАНАЛЫ ОТРИЦАЮТ ОБВИНЕНИЯ В ЧРЕЗМЕРНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ УЗБЕКСКОГО

Спор вокруг объема ТВ и радио-вещания на узбекском языке вышел на новый виток в конце 2007 года, незадолго до декабрьских парламентских выборов в стране.

В октябре 2007 года спецпредставитель Национальной комиссии по государственному языку на юге страны Алмагуль Телекманова обратилась в прокуратуру города Ош. Она обвинила две телекомпании, «ОшТВ» и «МезонТВ», в том, что «девяносто процентов вещания они ведут на узбекском языке», чем нарушают закон.

Директор «ОшТВ» Халилжан Худайбердиев отмел это обвинение, и обратился в суд со встречными обвинениями.

На круглом столе, проведенном в Оше, он оценил ситуацию как «гонения» и настаивал на том, что его канал не нарушал закон.

«Более половины своих передач мы ведем на кыргызском языке, как требует закон, - заявил он. - Госпожа Телекманова обвиняет нас, не проверив хронометраж нашей сетки вещания. Голословно обвиняет нас и прокуратура».

По словам Худайбердиева, на территории Кыргызстана не на государственном языке вещают российские и другие телекомпании, но «обвиняют только нас».

Руководители двух компаний направили письмо президенту страны Курманбеку Бакиеву, в котором говорилось, что компании обвинили по политическим причинам; руководители также требовали равного отношения ко всем телекомпаниям в стране. Давление на телекомпании накануне выборов или других политических акций «становится традицией», отмечалось в письме.

В нем также сообщалось, что причиной того, что два телеканала сфокусировались на узбекских вопросах, стало то, что государственные вещательные компании игнорируют этническое меньшинство большую часть эфирного времени.

«Государственные телеканалы не освещают жизнь узбеков или освещают эпизодически, поэтому актуальность существования этих компаний становится очевидной», - говорится в письме.

Глава Национальной комиссии по развитию государственного языка Ташбоо Джумагулов высказал свою точку зрения.

«Наше требование лишь одно: чтобы их эфир заполнялся продукцией на кыргызском языке как минимум наполовину, как того требует Закон “О государственном языке”», - сказал он.

«Мы готовы им помочь специалистами-переводчиками. Но они наши предложения проигнорировали, что и стало поводом для обращения в прокуратуру», - добавил он.

Во время круглого стола в Оше Телекманова отрицала, что обвинение против телекомпаний было выдвинуто по политическим мотивам.

«Никогда ни на кого не было гонений, - сказала она. – Во всех странах есть комиссии [по государственному языку]. Мы созданы, чтобы защитить государственный язык».

Телекманова также упрекнула телекомпании в том, что они «превратили этот вопрос в политическую игру, написав письмо президенту».

СМОЖЕТ ЛИ КЫРГЫЗСТАН ЗАПОЛНИТЬ ПРОБЕЛЫ В ТЕЛЕВЕЩАНИИ?

Один вопрос, возникший в результате этого диспута – достаточно ли производится кыргызских программ, чтобы заполнить ими телеэфир.

Директор «ОшТВ» Худайбердиев говорит, что фильмы на кыргызском языке слишком дорогие. «Национальная телерадиокорпорация – основной держатель фонда телематериалов на кыргызском языке не хочет нас поддерживать, видя в нас конкурентов», - сказал он.

«Мы не можем показывать их пиратским способом и выплачивать большие штрафы. Поэтому вынуждены ставить российские, американские, узбекские или турецкие картины», - добавил он.

Другие эксперты согласны с тем, что недостаточно просто выпустить указ об увеличении количества кыргызскоязычных программ на телевидении.

«Проблему невозможно решить одним указом или решением комиссии по государственному языку», - сказал заведующий сектором по общественным связям Джалалабадской областной администрации Орозалы Карасартов.

«Если бы кыргызский язык был достаточно развит, наличие программ на узбекском языке было бы не столь актуальным, - сказал он. – Кыргызские телекомпании слабо развиты, на население большое влияние оказывают телеканалы Узбекистана».

Даже некоторые работники кыргызских государственных телеканалов признают, что местные каналы, ориентированные на узбекский язык, делают свою работу лучше, чем кыргызские.

«Узбекские каналы делают более качественные и интересные передачи, - признается один из сотрудников Джалалабадского областного телевидения, попросивший не назвать его имени. – Мы можем делать то же самое, но у нас часто работают не профессионалы, а родственники наших боссов».

Алмаз Исманов, координатор Ошского ресурсного центра СМИ, считает, что проблема развития государственного языка «излишне политизирована».

«Все каналы живут на ретрансляции российских и китайских каналов», - говорит он.

По мнению Исманова, вместо «раздутого штата комиссии по государственному языку нужно создать научный центр для поддержки кыргызской литературы и фильмов».

ПОЗИЦИИ СТОРОН НЕ СХОДЯТСЯ

С тех пор, как были озвучены жалобы на работу телеканалов «ОшТВ» и «МезонТВ», Комиссия по развитию языка запросила у них архив программ для контент-анализа. Для последующих действий руководители компаний ждут заключения комиссии о количестве часов их передач на государственном языке.

Ни одна сторона не готова отступить.

Директор «МезонТВ» Джавлон Мирзаходжаев утверждает, что очень важно, чтобы власти Кыргызстана позволили узбекоязычным СМИ свободно функционировать в стране, не в последнюю очередь для того, чтобы противодействовать политическому влиянию со стороны Узбекистана.

«Мы рассказываем зрителям о политике государства, событиях в стране на их родном языке, - говорит Мирзаходжаев. - Если лишить их этого, они переключатся на телевидение Узбекистана, которое насаждает идеологию этой страны».

Нурлан Кыдыршаев, президент Общества кыргызского языка, член Комиссии по государственному языку, считает, что закон должен оставаться неизменным.

Он согласен с жалобами на отсутствие фильмов на кыргызском языке, однако, говорит он, если узбекским каналам позволить выйти сухими из воды в ситуации с игнорированием квоты на кыргызские программы в эфире, это может создать прецедент для других меньшинств для неподчинения закону.

«Что мы будем делать, если представители всех восьмидесяти национальностей будут кричать с такими требованиями? – задался он вопросом на упомянутом круглом столе в Оше. – Надо выполнять закон».

А между тем телевидение на узбекском становится популярным как никогда среди зрителей юга страны.

Каноатхон Дехканова, узбечка из Джалалабада, рассказала IWPR, что ее друзья предпочитают независимые каналы программам государственного телевидения.

«Угощая коллег дома, я переключила телевизор на кыргызский канал. Но все шестеро гостей-кыргызок попросили вернуться на “ОшТВ”, поскольку, по их словам, “государственный канал всегда врет”», - рассказала она.

Это подтверждается рыночными исследованиями, проведенными компанией «Маркетинг-Инфо». В опросе участвовали две тысячи местных жителей. По результатам опроса «ОшТВ» был назван респондентами лучшим местным телеканалом, тогда как кыргызскоязычная компания «Керемет» и узбекскоязычное телевидение «DDD» оказались на втором месте, а «МезонТВ» стал третьим по популярности.

Ветеран журналистики Адылжан Абидов считает, что деятельность этих двух телекомпаний важна для региона, поскольку правительство игнорирует потребности узбекской общины.

«Раньше по национальному каналу ежедневно давали пятиминутные новости на узбекском языке, но сейчас их нет, - говорит он. – Мы много лет просим, чтобы хотя бы хронику из Бишкека давали на узбекском языке».

Абдумомун Мамараимов, контрибьютор IWPR в Жалалабаде, южный Кыргызстан.
Support our journalists