Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАНСКОМУ ПРАВОЗАЩИТНИКУ ВНОВЬ ГРОЗЯТ «ПСИХУШКОЙ»

Милиция грозит известной правозащитнице Урлаевой «психушкой», но она не сдается.
By IWPR Central Asia

В Узбекистане малейшее проявление неповиновения властям незамедлительно вызывает повышенное внимание правоохранительных органов. Поэтому никто не удивился оперативному вмешательству милиции в происходящее, когда 17 апреля группа правозащитников попыталась организовать небольшой пикет у стен президентского дворца в Ташкенте. Машина участников пикета была остановлена на полпути к месту его проведения.


Обычно в таких случаях смутьянам угрожают тюрьмой, но правозащитнице Елене Урлаевой на этот раз пообещали упрятать в психиатрическую больницу – уже в третий раз за последние два года.


Вместе с пятью другими участниками несостоявшегося пикета Урлаеву доставили в отделение милиции для снятия показаний.


Во время допроса заместитель начальника отделения Баходыр Усербаев заявил ей: «У тебя с головой не в порядке. Мы тебя в “психушку” упечем».


В беседе с IWPR Урлаева заявила, что она и ее единомышленники из Общества по правам человека в Узбекистане (ОПЧУ) будут продолжать организовывать пикеты у различных правительственных зданий в знак протеста против массовых нарушений прав человека режимом Каримова.


«Мы регулярно организуем акции протеста. Это – единственный способ хоть что-то изменить в этой стране, где систематическое нарушение прав человека вошло в норму», - сказала она.


Урлаева осознает, что прозвучавшая из уст милицейского начальника угроза – не просто слова.


Ее уже дважды в принудительном порядке помещали в психиатрические учреждения, где держали под замком и заставляли принимать различные сильнодействующие препараты.


В первый раз Елена попала в психиатрическую больницу весной 2001 года после того, как приняла участие в нескольких пикетах у здания администрации Ташкента. Все три месяца ее потчевали коктейлем из сильнодействующих психотропных веществ.


В ОПЧУ насильственное помещение Урлаевой в психиатрическую больницу назвали «Возвращением советской “психушки” как метода борьбы с инакомыслящими».


Выйти из больницы Елене помогло вмешательство международных правозащитных организаций и посольств некоторых западных государств. Однако в августе 2002 года Елена вновь оказалась в «психушке» после того, как попыталась организовать пикет в центре Ташкента, напротив министерства юстиции Узбекистана.


По словам очевидцев, как только Елена развернула плакат с требованием прекратить нарушения прав человека в Узбекистане, к ней на огромной скорости подъехала легковая машина без номеров, и неизвестные лица заставили ее проследовать за ними в салон.


Урлаева вновь оказалась в знакомой психиатрической больнице, где на этот раз провела 4 месяца. По словам руководителя Комитета социального мониторинга Ольги Красновой, за это время Урлаева получила около 400 различных инъекций сильнодействующих препаратов.


Скорый выход Урлаевой из больницы, видимо, не входил в планы прокуратуры Мирабадского района Ташкента, на территории которого находится психбольница. Чтобы оставить Елену в больнице на более долгий срок, прокуратура в сентябре 2002 года подала в суд заявление о признании Елены недееспособной.


Заявление основывалось на заключении местных узбекских экспертов, которые единодушно признали, что Урлаева «представляет опасность для себя и окружающих», так как страдает «непрерывно-текущей шизофренией с параноидальным синдромом».


Урлаева подала встречный иск против ташкентской городской психбольницы №1 о возмещении ей морального и материального ущерба в размере 7 млн. сумов (около $7,000), нанесенного в ходе принудительного лечения. Иск находится на рассмотрении.


Не веря в объективность узбекистанских психиатров, Елена Урлаева в марте отправилась в Москву для проведения независимой экспертизы, которая стала возможной благодаря поддержке правозащитных организаций России и США.


Специалисты Независимой психиатрической ассоциации России в течении нескольких дней обследовали Елену Урлаеву, проводили различные медицинские эксперименты. В итоге комиссия сделала заключение об отсутствии оснований для признания Урлаевой недееспособной. «В психиатрическом лечении не нуждается», - гласил вердикт российских психиатров.


«В Москве я рассказала психиатру высшей категории Юрию Савенко, что во время принудительного лечения Урлаевой насильно вводили азилептол, модитен-депо и трифтазин», - рассказывает Ольга Краснова, которая ездила вместе с Урлаевой в Москву. «Савенко высказал мнение, что применение таких сильнодействующих препаратов столь длительное время является преступлением».


Краснова рассчитывала, что заключение российских медиков поможет Урлаевой выиграть иск о возмещении ущерба и отобьет у узбекских властей охоту использовать психиатрию как орудие в борьбе с инакомыслящими.


Однако главный врач ташкентской психбольницы №1 Хайрулло Хусанходжаев скептически отнесся к заключению российских психиатров. «Я очень уважаю Независимую психиатрическую ассоциацию России, но считаю, что некоторые заключения ассоциации имеют ярко выраженную политическую направленность», - заявил он.


Последний по времени инцидент закончился мирно. Урлаеву и ее коллег продержали в отделении несколько часов, после чего отпустили.


Напоследок один сотрудник милиции в штатском, представившийся Каримовым, спросил Урлаеву, зачем она с таким упорством «лезет в бутылку» и провоцирует власти.


«Не суйся, куда не просят, а то инвестиций не дадут», - сказал он.


Милиционер, как видно, смотрит «Новости». 4-5 мая в Узбекистане пройдет ежегодное совещание Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).


Выбор Узбекистана качестве места проведения форума представляется по меньшей мере странным, учитывая ситуацию с правами человека в этой стране. Согласно уставу ЕБРР, эта организация не имеет права осуществлять деятельность в странах, не соблюдающих основополагающих принципов демократии. В опубликованном в марте стратегическом докладе ЕБРР по Узбекистану поднимаются вопросы систематического нарушения прав человека, приводятся случаи неправомочного ареста и применения пыток к заключенным, а также дается пессимистический прогноз относительно развития в Узбекистане многопартийной демократии.


Не удивительно, что правоохранительные органы так нервничают.


Виктор Крымзалов – независимый журналист из Ташкента.