Узбекистанцы становятся жертвами работорговли

Бедность и безработица гонят из страны все больше жителей, многие из которых фактически продают себя в рабство.

Узбекистанцы становятся жертвами работорговли

Бедность и безработица гонят из страны все больше жителей, многие из которых фактически продают себя в рабство.

, бывший машинист локомотивного депо из города Ургенч, что на северо-западе Узбекистана, отчаялся найти работу в родной стране, он уехал на заработки в Волгоградскую область России.


Но в России по специальности ему устроиться не удалось. Не желая возвращаться в Узбекистан, где его ждали семья и мать в надежде на заработанные деньги, он нанялся на работу к местному фермеру. Фермер пообещал ему небольшую зарплату в обмен на прополку овощей, кормежку домашней птицы и чистку курятника.



Новая жизнь Аброра быстро превратилась в рабство. Вместо того, чтобы платить работника зарплату, фермер отобрал у него документы и сказал, что не собирается платить ему, «потому что ему негде их тратить».



Выбраться оттуда Аброру удалось только через восемь месяцев. Заезжий земляк пригрозил хозяину, что заявит в милицию и миграционную службу за проживание в его доме нелегала из Узбекистана.



Однако, его спаситель оказался отнюдь не добрым самаритянином. Земляк Аброра занимался перекупкой узбекских рабов. Освободив Аброра из «заключения», он потребовал от него 300 долларов за дорогу и предоставленную помощь.



Несмотря на печальный опыт работы в Волгограде, Аброр собирается снова податься в рабство этой весной, чтобы выплатить свой долг.



«Вот потеплеет, вновь продамся в рабство, - сказал он. – А что мне делать? Семья из четырех человек живет на пенсию моей больной матери».



НИЗКИЕ ЗАРПЛАТЫ И ОБЕЩАНИЯ ТРУДОУСТРОЙСТВА СПОСОБСТВУЮТ ВЫЕЗДУ РАБОЧЕЙ СИЛЫ



По словам Надыра Курбанова, старшего следователя по особо важным делам Главного Управления внутренних дел (ГУВД) Ташкента, уехав за границу, очень многие узбекистанцы становятся жертвами торговцев и организованной эксплуатации людей.



Он объясняет это недостаточной правовой грамотностью и высоким уровнем безработицы в стране, что заставляет ее граждан уезжать за границу.



«Проданными в рабство оказываются те, кто не имеет постоянной работы», - сказал Курбанов во время круглого стола 1 февраля в Ташкенте, посвященного повышению правовых знаний среди населения, обеспечению работой и проблемам предотвращению преступности.



Уровень безработицы в этом центральноазиатском государстве точно не определен. По официальным данным, он составляет всего лишь 0,6% населения, по данным же Всемирного Банка, за 2006 этот уровень достигает 6%. А по оценке правозащитников эта цифра стремится к 20%.



Заработная плата в стране настолько низка, что даже те, кто имеет работу в Узбекистане, обычно ищут более высокооплачиваемую работу за границей, в частности, в России, и, все чаще, в Казахстане. По большей части, это сезонный труд, хотя некоторые остаются там и дольше, получают вид на жительство и теряют связь с домом. (в прошлом году IWPR сообщал о том, насколько уязвимы в России трудовые мигранты из Таджикистана к обману и работорговле - see Таджикских мигрантов обманывают туристические фирмы,RCA RCA № 498, 22 июня 2007 года)



По информации Государственного статистического комитета Узбекистана, в прошлом году средняя ежемесячная зарплата не превышала 50 долларов США. Этого недостаточно для жизни – в опубликованном 25 февраля статистическом отчете отмечается, что в этом году минимальный среднемесячный расход на одного узбекистанца, включая продукты питания, гигиены, транспорт, составляет 200 тысяч сумов, или чуть больше 150 долларов.



Разница между низкими зарплатами и относительно высоким прожиточным минимумом, а также традиция иметь большие семьи, заставляет многих кормильцев уезжать на заработки за границу.



Сурат Икрамов, лидер ташкентской Инициативной Группы Независимых Правозащитников Узбекистана, говорит, что по их информации около 5 миллионов граждан 27-миллионного Узбекистана находятся на заработках за рубежом.



«Естественно, что какая-то часть из этого количества находится в трудовом и сексуальном рабстве», - добавил он.



37-летний Мирзарахмат из Сурхандарьи, что на юге Узбекистана, долгое время нелегально работал на стройке дома для одного из богатых людей в России.



В случае с Мирзарахматом, хотя его работа и походила больше на рабство, это было «добровольное, осознанное рабство».



«Работая нелегально, даже в жутких условиях, мы были готовы на все страдания и страшный риск в надежде заработать деньги», - сказал он.



Фарида Абдурахманова, сенатор Олий Маджлиса (верхней палаты узбекского парламента), являющаяся также заместителем главы городской администрации Ташкента, считает, что ничего не стоит того, чтобы человек становился рабом.



«Ни безработица, ни нужда и нищенское существование не могут быть причиной того, чтобы человек стал жертвой работорговли», - сказала она в своем недавнем выступлении.



ОЧЕРЕДИ НА ПОЛУЧЕНИЕ РАБОТЫ ЗА РУБЕЖОМ



Бригадиры, набирающие бедных и безработных жителей Узбекистана для нелегальной работы за границей, знают, где их искать.



Одним из неофициальных центров набора рабочих является небольшой городок Келес, что в 15 километрах от Ташкента, на границе с Казахстаном.



Безработные узбеки со всей страны стекаются в этот город и целыми днями сидят на обочинах дорог, ожидая потенциальных работодателей и вербовщиков.



И хотя эти люди надеются, что им удастся уехать за границу, они являются представителями обычных для Узбекистана «мардикеров», которые подряжаются работать на частных овощных плантациях, строительстве или ремонте жилых домов.



«Здесь всегда можно найти чернорабочего, готового выполнять любую работу за еду – чашку супа, чай и лепешку», - говорит мужчина, занимающийся здесь наймом дешевой рабочей силы.



Люди, ищущие работу, говорят, что лучше рисковать здесь, чем искать работу в Ташкенте.



«Лучше дожидаться работы в Келесе, чем поехать на заработки, например, в Ташкент, - сказал сидящий на корточках мужчина в потрепанной куртке. – Там нас все равно схватит милиция под предлогом отсутствия столичной прописки, а потом отправит в спецприемник и будет использовать как бесплатную рабочую силу».



Большинство вербовщиков в таких местах как Келес являются узбеками по национальности, которые живут в России и имеют там дело.



Один из таких посредников, который отказался назвать свое имя, сказал, что у таких людей, как он, нет проблем с законом в Узбекистане, несмотря на то, что большая часть их деятельности там нелегальна, и что «структура нашей отрасли очень отлажена» и работает в тесной связке с правоохранительными органами.



Люди, занимающиеся поиском работников, отлично знают, что российские работодатели не будут платить нелегальным «гастарбайтерам» ни копейки.



«Мы собираем группу людей, желающих поехать на заработки в Россию, забираем у них документы якобы для прохождения всех постов, встречающихся по дороге», - сказал посредник из Келеса.



«Мы оплачиваем все расходы, а затем, по прибытию в пункт назначения, продаем местным рабовладельцам по 17-20 тысяч российских рублей [700-800 долларов США] вместе с паспортом. Чтобы получить свои документы назад, рабу придется отработать один год или даже больше», - добавил он.



НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ



В последнем докладе Госдепартамента США о торговле людьми в Узбекистане отмечается, что люди переправляются в Россию, Казахстан, а также Кыргызстан для «рабства внутри страны и насильственного труда», тогда как женщин нелегально отправляют в качестве секс-рабынь в еще большее количество стран, включающее ОАЭ, Таиланд и Турцию.



В докладе, покрывающем и 2007 года, Госдепартамент сообщил, что правительство Узбекистана не выполняет минимальные стандарты по ликвидации торговли людьми, и «не прилагает достаточных усилий» для ее устранения. В частности, законодательство против торговли людьми ожидает принятия с 2003 года, а наказания по существующим законам не ужесточались.



Сотрудник правоохранительных органов из Хорезмской области на севере страны сказал, что неэффективное законодательство в Узбекистане плохо исполняется, и возбуждаемые дела редко доходят до суда, что является основной причиной продолжения торговли людьми.



Ситуация сложилась таким образом, что некоторые аспекты торговли людьми – например, торговля с целью продажи в сексуальное рабство – наказуемы в соответствии с различными законами, однако, всеобъемлющего органа, который бы занимался этими вопросами, не существует.



Для тех, кто вовлечен в продажу работников физического труда, наиболее подходящей является статья 135 Уголовного кодекса Узбекистана, предусматривающая наказание штрафом от пятидесяти до ста минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до трех лет за вербовку людей в целях их эксплуатации, совершенную путем обмана. На деле, однако, мало кого осуждают по этой статье.



«Это одна из самых трудно доказуемых статей Уголовного Кодекса», - сказал другой обозреватель с севера Узбекистана.



Одной из причин этого является то, что нелегальная торговля, по определению, производится без каких-либо документов, которые можно было бы впоследствии использовать как улики. Кроме того, жертвы отказываются называть имена торговцев или свидетельствовать против них. И, наконец, эти случаи могут так и не дойти до судебного разбирательства из-за сговора между теми, кто занимается торговлей людьми и местными сотрудниками правоохранительных органов.



ПРАВИТЕЛЬСТВО ТЯНЕТ С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ МЕЖДУНАРОДНЫХ СОГЛАШЕНИЙ



Неспособность разработать четкое и всеобъемлющее национальное законодательство отражает нежелание официального Ташкента подписывать соответствующие международные соглашения. Не видно и стремления правительства разрабатывать соглашения в региональных рамках, даже если его собственные юридические полномочия заканчиваются в тот момент, когда торговцы покидают территорию страны.



До настоящего времени Узбекистан не присоединился к нескольким международным конвенциям ООН по трудовой миграции, а также до сих пор не является членом Международной Организации Труда. Борьбу с работорговлей регулирует в Узбекистане лишь один международный документ - Конвенция ООН против транснациональной преступности 2000 года, ратифицированная в 2003 году.



По словам комментатора из Хорезма, стыдно, что правительство не подписало ни международных, ни двусторонних соглашений по торговле людьми и не прописало базисных прав для мигрантов.



Например, в ноябре бывшие государства Советского Союза, которые входят в состав Евразийского экономического сообщества, был одобрен проект соглашения о временной трудовой деятельности, гарантирующий социальную защиту мигрантов и уточняющий их права в случае нахождения мигранта в нелегальном статусе. Однако, Узбекистан воздержался – несмотря на то, что это одна из стран, которая могла добиться получения гарантий от такой крупной страны-«получателя» как Россия.



«Однако Узбекистан его не одобрил, а ограничился лишь выражением своего мнения по этому поводу», - сказал один из обозревателей в Хорезме.



Однако, такое отношения может измениться. В прошлом году Узбекистан ратифицировал двустороннее соглашение с Россией о трудовой деятельности и защите прав трудящихся-мигрантов граждан Российской Федерации в Республике Узбекистан и трудящихся-мигрантов граждан Республики Узбекистан в Российской Федерации.



28 февраля правительственное агентство «Press-uz.info» процитировало представителя Министерства внутренних дел, сообщившего, что правоохранительные органы «задумались об усилении мер превентивного характера такого рода последствий незаконной миграции, как работорговля».



НОВАЯ ПОЛИТИКА ВКЛЮЧАЕТ ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ ИНФОРМИРОВАННОСТИ



Полковник миграционного департамента Министерства внутренних дел, которого процитировало Press-uz.info, добавил, что для трудовых мигрантов будут издаваться памятки о том, как им обезопасить себя от принудительной эксплуатации.



Попытки по предоставлению информации такого рода по телевидению и радио были также отмечены в критическом во всем остальном докладе госдепартамента США по Узбекистану.



Необходимость распространения такой информации объясняется разницей между отчаянным желанием людей уехать, и степенью их подготовленности. По данным опроса 2006 года, проведенного неправительственной организацией «Тонг жахоним» более 90 процентов молодых узбекистанцев выразили желание выехать на работу за границу. При этом менее процента из них продемонстрировали хоть какое-нибудь представление о порядке легального выезда из Узбекистана и о миграционном законодательстве стран пребывания.



Как и государство, некоторые неправительственные организации проводят кампании по информированию населения и предоставлению практических советов гражданам, планирующим отъезд за границу.



Например, НПО «Истикболли авлод» («Поколение будущего»), имеет дочерние отделения в нескольких регионах Узбекистана и предлагает телефонную горячую линию по вопросам прав мигрантов за границей, а также предоставляет юридические консультации жертвам работорговли и насильственной эксплуатации.



«Нам звонят даже из-за границы, и мы не раз добивались освобождения людей из рабства. А последнее время получаем множество звонков из Казахстана», - рассказала IWPR сотрудница организации на условиях анонимности.



Эта долгосрочная цель, возможно, улучшит экономическую ситуацию в Узбекистане в достаточной степени, чтобы снизить отток населения. Фарида Абдурахманова, заместитель главы городской администрации Ташкента, например, утверждает, что власти должны трудоустраивать больше людей при помощи бирж труда.



Сейчас столичная биржа предлагает около 30-ти тысяч вакантных мест. В основном, это низкоквалифицированный и низкооплачиваемый труд. Например, зарплата слесаря или уборщицы составляет в среднем от 50 до 70 тысяч сумов, в пределах 30-50 долларов США в месяц.



Государственные кадровые агентства в настоящее время не предоставляют информацию или консультации о работе в России или Казахстане, хотя они и формируют группы рабочих для отправки в Южную Корею.



Недавно возникшие новые частные фирмы действительно нацелены на профессионалов, уезжающих на предварительно обговоренную работу в такие страны, как Польша, и которые могут себе позволить оплатить их услуги.



«За эти посреднические услуги надо заплатить 1500-2000 долларов», - сказал местный комментатор.



«Разве есть такие деньги у потенциальных рабов, которые идут добровольно на любую черную работу?», - добавил он.



Такие «потенциальные рабы» представляют собой наименее информированную группу мигрантов, и, соответственно, менее всех готовы защитить свои права. Однако, на данный момент, они вряд ли замечают тревожные сигналы, о том, что они могут оказаться в опасности из-за того, что доверяют свое будущее не тем людям. Даже если они и сознают опасность ситуации, надежда заработать деньги, похоже, перевешивает любые опасения.

Support our journalists