Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН ЖДЕТ ИНВЕСТОРОВ С ВОСТОКА

Западные инвесторы не спешат вкладывать деньги в экономику Узбекистана, но вакантное место могут занять инвесторы с Востока. Коллектив IWPR в Лондоне
By IWPR Central Asia

Основными инвесторами для слаборазвитой экономики Узбекистана остаются российские и китайские компании. В мае Ташкент заключил с китайским Эксим-Банком четыре кредитных соглашения, в соответствии с которыми банк гарантировал китайские инвестиции в экономику Узбекистана на общую сумму 300 млн. долларов.


Иные сигналы поступают от западных инвесторов. Международный валютный фонд (МВФ) прекратил сотрудничество с Узбекистаном еще 9 лет назад ввиду отсутствия дальнейших макроэкономических реформ. В июле 2005 г. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) объявил о прекращении финансирования всех проектов с участием узбекского правительства в связи с «необоснованным применением силы против мирных граждан» в Андижане.


За месяц до этого «Банк оф Нью-Йорк» перекрыл кредитную линию Национальному банку Узбекистана. Официальная причина – истек срок кредита, однако, по мнению местных экспертов, на решение банка в немалой степени повлияло охлаждение отношений между США и Узбекистаном.


Западные инвестиции в основные отрасли экономики Узбекистана за прошедшие годы составили довольно внушительную сумму, но в последнее время главными инвесторами выступают Россия и Китай. При этом основная масса инвестиций поступает в нефтегазовую отрасль. Узбекистан обладает значительными запасами природного газа, и меньшими по объему, но все же немалыми запасами нефти.


Не позволив международному сообществу провести независимое расследование событий в Андижане, Ташкент предопределил дальнейшую переориентацию своей экономики на инвестиции с Востока. 3 октября Евросоюз ввел санкции против Узбекистана, которые неизбежно отразятся на экономических отношениях этой страны с Западом.


Москва и Пекин, напротив, поддержали позицию официального Ташкента. На июльском саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которой состоят все три государства, была принята декларация с требованием вывода американских военных контингентов из стран Центральной Азии. Узбекистан потребовал от США вывести своих военных с авиабазы «Карши-Ханабад», где американцы дислоцировались с момента начала военной капании в Афганистане.


Москва и Пекин поддержали Ташкент в трудную минуту, когда его репутация на международной арене сильно пошатнулась. Как Россия, так и Китай не придают особого значения вопросам соблюдения прав человека, но в их повышенном внимании к Узбекистану есть и корыстный интерес. Ташкентский режим слаб, как никогда, и от него можно добиться уступок как в вопросах региональной безопасности, так и на экономическом фронте.


Невзирая на значительные запасы углеводородов и сельскохозяйственный потенциал, Узбекистану за минувшие годы не удалось привлечь в экономику страны значительные объемы прямых иностранных инвестиций (ПИИ). По уровню ПИИ на душу населения Узбекистан занимает последнее место среди бывших республик СССР.


Местные частные предприятия и иностранные инвесторы сталкиваются в Узбекистане со множеством проблем. В стране в зачаточном состоянии остались рыночные реформы, начатые с момента распада СССР в 1991 г. Сохраняются ограничения на банковские операции и торговлю, цены на внутреннем рынке контролируются государством. В экономике сохраняется значительное присутствие государства – во многих отраслях действуют государственные монополии. Существует огромный, насквозь коррумпированный бюрократический аппарат. По мнению экономистов, лишь кардинальным изменением экономической политики можно добиться повышения привлекательности Узбекистана в глазах иностранных инвесторов.


По мнению доктора экономических наук, с которым IWPR беседовал по этому вопросу, создать нормальные условия для иностранных инвесторов можно лишь снижением налогов и других денежных поборов и обеспечением свободного движения капитала в страну и из страны, и свободной конвертации валюты.


«Если бизнесмен вложил деньги в страну, он, получив прибыль, будучи здравомыслящим человеком, вновь вложит капитал в местный бизнес. Не только вложит, но и расширит производство. Капитал, как и человек, любит свободу», - говорит профессор.


По мнению экономиста, государству необходимо создать равные правила игры и нормальные условия работы прежде всего для внутренних инвесторов, и тогда иностранные инвестиции сами потянутся в страну. «Если нам нужны иностранные инвесторы, необходимо создать условия для внутренних инвесторов, и иностранцы придут сами», - считает он.


По данным Госдепартамента США, за последние пять лет в Узбекистане не реализовано ни одного крупного инвестиционного проекта с участием американского капитала, а до этого западные инвестиции в основном поступали в горнодобывающую отрасль, сельское хозяйство и перерабатывающую промышленность. Американская компания «Ньюмонт» занимается в Узбекистане добычей золота. В стране имеются три завода «Кока-кола» и завод компании «Кейс» - производителя сельскохозяйственной техники. Среди крупных иностранных инвесторов неамериканского происхождения можно назвать южнокорейскую автомобильную корпорацию «Дэу», крупнейшего швейцарского производителя продуктов питания «Нестле», а также «Бритиш-американ тобакко».


Российские и китайские компании чувствуют себя в Узбекистане более свободно. Им более знакома местная специфика. К тому же они не утруждают себя таким заботами, как демократия и соблюдение прав человека.


Китайские нефтяные компании заинтересовались узбекскими запасами углеводородов. Ранее средоточием китайских нефтяных интересов был Казахстан, в отличие от Узбекистана имеющий с Китаем общую границу.


По запасам углеводородов Узбекистан до сих пор находился в тени своих соседей – Казахстана и Туркменистана, но в реальности по запасам нефти и газа он, возможно, и не уступает Туркменистану, просто руководство последнего имеет обыкновение преувеличивать свои запасы.


Сложно подсчитать общие объемы запасов углеводородов в Центральной Азии, так как некоторые страны намеренно преувеличивают свои запасы. На сайте Министерства энергетики США приводятся данные авторитетного журнала «Нефть и газ», согласно которым Узбекистан располагает разведанными запасами нефти в объеме почти 600 млн. баррелей. По данным того же издания, это несколько превышает разведанные запасы Туркменистана, который считает себя крупной нефтяной и газовой державой. При этом Узбекистан добывает несколько меньше нефти, чем Туркменистан, зато добыча газа в обеих странах находится примерно на одном уровне, что опять-таки развеивает миф Туркменистана о своем превосходстве. Декларируемые Туркменистаном запасы нефти и газа никем и ничем не подтверждены.


Основную часть добываемого природного газа Узбекистан экспортирует в соседние страны, а также в Европу транзитом через российскую территорию. Неожиданный интерес со стороны Китая открывает новые географические перспективы для нефтегазовой отрасли Узбекистана.


Сотрудник национального нефтегазового холдинга «Узбекнефтегаз» рассматривает «вторжение» китайских инвесторов в нефтегазовую отрасль Узбекистана не в геополитическом, а в чисто прагматическом ракурсе. «Бурный рост китайской экономики в условиях обострения глобальной конкуренции за доступ к скудеющим энергоресурсам вынуждает Пекин активизировать “нефтяную дипломатию”, - комментирует он. - В Поднебесной ищут любую возможность расширить свое присутствие на мировом рынке “черного золота”».


В середине июля крупнейшая нефтегазовая компания Китая «Sinopec» обязалась в течение пяти лет инвестировать $106 млн. в разведку и добычу нефти в Узбекистане. Документ об этом был подписан в ходе визита в Ташкент вице-премьера Госсовета Китая Ву И. На первом этапе китайцы запланировали вложить $50 млн. в реабилитацию нескольких месторождений в Андижанской и Наманганской областях на востоке страны. В этом же регионе Узбекистана «Sinopec» проведет геологоразведочные работы на общую сумму $56 млн.


В Узбекистане запущен грандиозный по местным меркам проект по разработке нефтегазовых месторождений в узбекском секторе Аральского моря. В состав международного консорциума вошли «Узбекнефтегаз», а также четыре иностранных компании: китайская CNPC International Ltd. (China National Petroleum Corporation), российская LUKOIL Overseas, корейская Korea National Oil и малайзийская Petronas Overseas. CNPC начнет геологоразведочные работы уже в первые месяцы 2006 года.


Ни одна из сторон проекта не раскрывает даже примерную его стоимость. Однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что речь идет о сумме не менее $200-250 млн.


Соглашение с CNPC было заключено в рамках договора о сотрудничестве, подписанного президентом Каримовым в ходе его визита в Пекин в мае этого года, вскоре после андижанских событий.


В тени этих двух крупных узбеко-китайских проектов остаются пока две другие китайские компании – «PetroChina» и «Dong Shan». Первая намеревается инвестировать в 2006 году $47,3 млн. в разработку сразу четырех месторождений с трудно извлекаемыми запасами углеводородов на северо-западе Узбекистана. Вторая компания запланировала в следующем году инвестировать $11,8 млн. в проведение геологоразведочных работ в Андижанской области на востоке страны.


Россия – традиционный экономический партнер Узбекистана – в последние месяцы также усилила внимание к узбекскому нефтегазовому сектору.


В июне 2004 года между правительством Узбекистана и российской компанией «ЛУКОЙЛ» было заключено крупное соглашение о разделе продукции по разработке в течение ближайших 35 лет трех газовых месторождений на юго-западе республики. «ЛУКОЙЛ» собирается инвестировать в проект до одного млрд. долларов.


Российский «Газпром» планирует провести крупномасштабную реконструкцию магистрального газопровода «Центральная Азия – Центр», идущего из Туркменистана в Россию через территорию Узбекистана и Казахстана.


В настоящий момент специалисты компании «Узбекнефтегаз» проводят диагностику своей газотранспортной системы, что необходимо для подготовки технико-экономического обоснования проекта реконструкции трубопровода.


«”Газпром” в данный момент остро нуждается в узбекском и туркменском природном газе, - комментирует сотрудник “Узбекнефтегаза”. – Относительная дешевизна местного сырья, а также налаженная инфраструктура трубопроводов, введенных в эксплуатацию еще при СССР, делают местный рынок очень привлекательным для россиян. Тем более, если учитывать планы “Газпрома” по наращиванию экспорта газа в Европу».


По соглашению от декабря 2002 года, Узбекистан поставит “Газпрому” в 2005 году 8 млрд. куб. м. природного газа. С 2007 года поставки возрастут до 10 млрд. куб. м. ежегодно.


«Завершив реконструкцию наших трубопроводов, “Газпром” сможет не только увеличить экспорт центрально-азиатского газа в Европу, но и в какой-то мере диктовать Ташкенту свои правила игры на местном топливно-энергетическом рынке», - продолжает сотрудник «Узбекнефтегаза».


Каковы бы ни были геополитические аспекты российских и китайских инвестиций в экономику Узбекистана, Ташкент безусловно рад тому, что у него есть такие мощные политические и экономические союзники.


При цитировании высказываний узбекских граждан их имена не называются в интересах их личной безопасности.