Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: «СКРЫТЫЕ» БОЛЕЗНИ ПОДРЫВАЮТ ГЕНОФОНД

До 70-ти процентов населения Узбекистана страдают железодефицитом.
By

Под генофонд узбекской нации заложена бомба замедленного действия – душевное и физическое здоровье целого поколения оказались под угрозой в результате нехватки железа в организме людей.


Наибольшую обеспокоенность медиков вызывает массовый характер заболеваемости анемией и другими болезнями, связанными с нехваткой железа. Анемией страдают 80% узбекских женщин и 70% граждан до 14 лет, что составляет около 10 млн детей и подростков.


В Каракалпакстане заболеваемость анемией среди женщин достигает 100%. Именно больные женщины, по словам врачей, являются главным источником распространения анемии - анемичная женщина не может родить здорового ребенка.


Как говорят медики, анемия - это тихая, незаметная болезнь, которая потихоньку просто «съедает» целую нацию. В отличие от того же туберкулеза, анемия не имеет внешних симптомов и трудно поддается диагностированию.


Анемия, вызываемая нехваткой йода в организме, особенно распространена среди женщин. По данным Института эндокринологии, в настоящее время от 60% до 70% населения Узбекистана страдают йододефицитом и, как следствие этого - заболеванием щитовидной железы.


Болезнь щитовидной железы - зоб – считается у взрослых в Узбекистане региональной болезнью. Из-за географической удаленности от моря жители Узбекистана не могут обеспечить организм йодом естественным путем, а массовая бедность не позволяет насытить свой рацион йодосодержащими продуктами. Оптимальным естественным источником йода являются морепродукты. Йод содержится в морской воде.


По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), недостаток йода в организме во время беременности может вызвать смерть плода, выкидыш, а также врожденные аномалии, в том числе – кретинизм, считающийся наиболее тяжелой и необратимой формой умственной отсталости.


Согласно данным Института эндокринологии, йододефицит является причиной рождения в Узбекистане одного страдающего кретинизмом ребенка на каждые 500 новорождённых. В развитых странах эта пропорция составляет 1 к 5,000.


В отдельных регионах Узбекистана, в частности - в Каракалпакстане, - на 200 родов приходится один случай тяжелой формы умственной отсталости.


Недостаток йода в организме замедляет физическое и умственное развитие детей. По словам профессора НИИ педиатрии, в ташкентской школе, где учится его внучка, всего двое отличников, и она - одна из них. Аналогичная тенденция наблюдается в школах по всей стране.


«Если так пойдет дальше, скоро в Узбекистане будут жить серые, незаметные, безынициативные люди с ограниченными интересами», - сказал этот профессор, попросив не называть своего имени.


По словам заместителя директора Института гематологии Анатолия Бугланова, в настоящее время с учителями общеобразовательных школ и воспитателями детских садов ведется разъяснительная работа о том, что в связи с массовым распространением анемии они не должны быть слишком строги к детям, отстающим в учебе.


Продолжают снижаться средние показатели физического развития, веса и роста среди узбекских подростков.


«В новой школьной программе нормативы физических нагрузок снижены, - говорит сотрудник Института эндокринологии, кандидат медицинских наук Роза Камилова. - Это обусловлено тем, что дети не в состоянии выполнять прежние нормы физических нагрузок».


Одним из способов решения проблемы могло бы стать йодирование соли. По данным ВОЗ, йодирование соли обошлось бы государству всего в пять центов на человека в год.


Основные работы по изучению и предотвращению йододефицита и анемии ведутся при финансовой и технической помощи международных организаций. В этом году Азиатским банком развития на эти цели был выделен грант в размере 1 млн 200 тыс. долларов, но проект уже заканчивается, а проблема остается.


По оценкам специалистов, для предотвращения йододефицита стране требуется около 1,2 млн долл. в год, а для борьбы с последствиями йододефицита необходимо 148 млн.


Как утверждает старший научный сотрудник НИИ педиатрии Зулхумор Умарназарова, правительство Узбекистана осведомлено о существовании серьезнейшей проблемы йододефицита и анемии среди населения.


На вопрос, какие конкретные шаги предпринимаются правительством, Умарназарова продемонстрировала брошюры по правильному питанию, изданные при поддержке ЮНИСЕФ.


Сотрудники НИИ разработали месячный бюджет для кормления 2-летнего ребенка, страдающего анемией первой степени. По расчетам института получается, что питание должно обходиться родителям в сумму 40 долларов, а если прибавить еще и лечение различными препаратами, то общий расход в месяц достигает 150-200 долларов США.


Корреспондент IWPR обратился с брошюрой по правильному питанию к нескольким женщинам, и все они сказали, что постоянно покупать такие продукты им не по карману.


«Разориться на мясо, фрукты, сок и молочные продукты я могу только по праздникам, например – на свадьбу», - призналась жительница Ташкента Назира.


На вопрос, не боится ли она последствий йододефицита у своих детей и лично у себя самой, жительница Ташкента Зухра ответила, что ее больше пугает перспектива лишиться и того скудного питания, что есть у ее семьи, а о таких болезнях она ничего не слышала.


«Мне не до этого, - сказала она. – Лишь бы дети были сыты».


Представители сферы здравоохранения предупреждали правительство Узбекистана об угрозе массовой заболеваемости анемией. Но реакция правительства была такова, что врачи дескать сами должны заняться этой проблемой.


Но, по мнению медиков, для решения проблемы необходима политическая воля. В частности, предлагается принять закон об обязательном йодировании соли и контроле за этим.


По словам директора республиканского Института здоровья Омона Миртазаева, в скором времени правительство примет программу в связи с объявлением 2005 года Годом здоровья.


Что сказано в этой программе о железодефиците и йододефиците, и какая сумма будет выделена на профилактику этого заболевания, пока не известно. Миртазаев на эту тему говорить отказался.


На вопрос, как через 10-20 лет будет выглядеть анемичное поколение, нет однозначного ответа. Врачи боятся делать прогнозы, но предупреждают, что если объявление Года здоровья окажется лишь пустым звуком, последствия могут быть самыми печальными.


Малик Бобоев – корреспондент IWPR в Ташкенте.