Узбекистан: С отменой санкций рушатся последние надежды правозащитников

Узбекистан: С отменой санкций рушатся последние надежды правозащитников

Wednesday, 28 October, 2009
Наивно полагать, что полная отмена санкций Европейского Союза против Узбекистана станет стимулом для улучшения правозащитной ситуации в стране, отмечают обозреватели NBCA.

27 октября в Люксембурге, на заседании глав внешнеполитических ведомств двадцати семи стран Европейского Союза было принято решение отменить запрет на поставки оружия в Узбекистан, сообщила пресс-служба Совета ЕС.

«Предполагая поощрить узбекские власти к дальнейшим значительным шагам, направленным на укрепление верховенства права и ситуации с правами человека, а, также принимая во внимание их обязательства, совет [представителей ЕС] решил не возобновлять остающиеся ограничения», - отмечается в сообщении.

По мнению участников заседания ЕС, к числу позитивных шагов, сделанных Узбекистаном, можно отнести участие в диалоге с Евросоюзом о правах человека и верховенстве права, амнистирование некоторых активистов, введение гарантий прав личности (habeas corpus) и ратификацию международных конвенций о детском труде.

Оружейное эмбарго было последним ограничением, наложенным на страну за кровавые события 2005 года, когда правительственные войска расстреляли безоружных демонстрантов в Андижане, на востоке Узбекистана, в результате чего сотни людей были убиты и ранены.

Санкции ЕС были введены в ноябре 2005 года, после того как правительство Ислама Каримова отказало в разрешении провести независимое расследование кровавой резни.

Они включали в себя временное прекращение действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, регулирующего отношения Узбекистана с Европейским Союзом; эмбарго на продажу оружия в Узбекистан странами ЕС и годовой запрет на получение виз для 12 официальных лиц, которые, как предполагается, были причастны к применению силы по отношению к демонстрантам.

Осенью 2007 года санкции были смягчены, что вызвало возмущение правозащитников, поскольку ожидания улучшения правозащитной ситуации не оправдались. (Читайте: «Смягчение санкций ЕС против Узбекистана ‘абсурдно’».)

Однако призывы правозащитников и активистов, опрошенных IWPR, вновь оказались неуслышанными. В 2008 году были сняты почти все санкции, за исключением эмбарго, что привело к еще большему разочарованию, так как послабление произошло на фоне продолжающихся арестов и преследований независимых активистов и журналистов. (Читайте: «Узбекистан: Правозащитники разочарованы ослаблением санкций».)

Ташпулат Юлдашев, узбекский политолог, базирующийся в эмиграции, полагает, что санкции носили формальный характер и имели лишь политическое значение.

«Узбекистан не выполняет международные обязательства, нарушает права человека, свободу слова, - говорит политолог. - Узбекистан не выполнил требования, и теперь будет считать, что ему все позволено».

Сурат Икрамов, лидер Инициативной Группы независимых правозащитников из Ташкента, сильно разочарован решением Евросоюза снять эмбарго на вооружение.

Несмотря на то, что Узбекистан не импортировал оружие из европейских стран, последние санкции служили неким сдерживающим фактором, влияющим на имидж страны на международной арене.

«У нас опустились руки, - говорит правозащитник. – Я встречался с представителями Еврокомиссии, объяснял им, что нельзя отменять санкции, но они сказали, что если сейчас будут вести жесткую политику в отношении Узбекистана, то власти просто закроют перед ними дверь».

Правозащитник из Самарканда, пожелавший остаться неназванным, думает, что Запад должен смелее подходить к сотрудничеству с Ташкентом. К примеру, не стоило опасаться, что жесткие требования разозлили бы узбекские власти и повлекли бы за собой полную изоляцию страны.

«Сейчас не то время и не та экономическая ситуация, чтобы Узбекистану закрываться от всех, - считает он. - Страна не проживет самостоятельно, поэтому надо было смелее требовать он них выполнения обязательств».

Комментаторы также думают, что окончательная отмена санкций будет лишь стимулировать узбекские власти к дальнейшим нарушениям прав человека.

В 2009 году были арестованы несколько правозащитников, независимый журналист Дильмурод Сайид был приговорен к 12-ти годам тюрьмы, и, невзирая на декларации, власти продолжают использовать детский труд.

«Снятие последних санкций официальный Ташкент воспримет как карт-бланш. Власти будут еще жестче ограничивать свободы», - заключил Икрамов.

Support our journalists