Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: РЕФОРМА СМИ НЕ ПРИНЕСЛА ЖЕЛАЕМЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

Власти Узбекистана отказываются признать, что широко разрекламированная ими реформа средств массовой информации оказалась не более чем пиаровским трюком.
By IWPR staff

Сотрудник пресс-службы президента Узбекистана отверг критический отчет международной организации о проведенной в стране реформе средств массовой информации, назвав его «поспешным». Он также добавил, что заявление носит «неясный характер».

Проведя исследование деятельности ряда местных периодических изданий и телеканалов, Комитет по защите журналистов (КЗЖ) пришел к выводу о том, что официальная отмена цензуры в Узбекистане в мае 2002 года не привела к каким-либо положительным изменениям.

«Это – всего лишь авторитарная реформа диктаторского режима, которая сохранила в неприкосновенности все механизмы давления на журналистов», - заявил координатор программы КЗЖ по Европе и Центральной Азии Александр Лупис на пресс-конференции, состоявшейся в Ташкенте 10 июня.

В интервью IWPR представитель пресс-службы президента Шерзод Кудратходжаев сказал, что он считает выводы КЗЖ «преждевременными», добавив, что реформа призвана дать результаты не сразу, а в долгосрочной перспективе.

Представитель президента также обвинил КЗЖ в избирательном походе к СМИ и в том, что их отчет основан, отражает мнения «обиженных» журналистов.

По утверждению КЗЖ, отменив цензуру, власти предупредили редакторов всех СМИ о том, что те будут нести полную ответственность за нежелательные последствия, которые могут возникнуть после появления в печати или в эфире «недозволенной» информации.

По мнению многих журналистов, это привело к повальной самоцензуре в СМИ, которая фактически свела на нет все ожидаемые результаты от официальной отмены ограничений на свободу слова.

На это у Кудратходжаева также есть ответ. По его словам, хотя власти может и напомнили руководителям СМИ об их редакторских обязанностях, но об оказании на них давления речи нет.

КЗЖ считает, что правительство сохранило за собой полный и безраздельный контроль над прессой через правоохранительные органы, которые по-прежнему готовы использовать угрозы и преследования – вплоть до ареста и суда – против «непослушных» журналистов.

«Правительство Узбекистана отменило в стране цензуру, понимая, что без соблюдения прав человека и свободы прессы оно не может рассчитывать на поддержку со стороны западных государств. Однако реальная ситуация со свободой прессы в стране сводит на нет значение этого шага», - заявил член правления КЗЖ, лауреат Пулицеровской премии журналист Питер Арнетт.

Кудратходжаев это также отрицает. По его словам, решение об отмене цензуры было сделано из собственных интересов и для народа Узбекистана.

Тем временем журналисты по-прежнему подвергаются гонениям за публикацию критических материалов, положение прессы в Узбекистане практически не изменилось.

Корреспондент ташкентской газеты «Мохият» Дилмурод Саид сообщил IWPR о том, что 24 мая, после публикации его критической статьи о безработице, он был избит группой хулиганов в то время, как сотрудники милиции находились рядом и спокойно наблюдали за происходящим.

«Меня избивали, а менты стояли рядом и приговаривали: «Теперь будешь знать, что можно писать, а что – нельзя». Нет сомнений, что меня действительно избили из-за той статьи», - поясняет Дилмурод.

Другой журналист газеты «Мохият» рассказал IWPR, что главный редактор этого издания Абдукаюм Юлдашев несколько раз был вызван для беседы в аппарат президента Узбекистана после опубликования стихов народного поэта Рауфа Парфи, который в течении 8 лет находится в опале, не имея возможность публиковаться в узбекской прессе, так как состоял в членстве в оппозиционной партии «Эрк» (Воля).

По словам представителей КЗЖ, во время встреч с должностными лицами Узбекистана, последние признавали факт существования проблем в СМИ, и в качестве оправдания говорили о том, что Узбекистан это молодое государство, что пока на этом этапе они не могут позволить себе иметь свободную прессу, что США и другим развитым странам мира потребовались столетия для строительства демократии.

Но по мнению CPJ, это аргументы и доводы нельзя принять как честные. По словам Питера Арнетта, Узбекистан за годы независимости смог перенять у развитых стран, не ожидая столетия, современные технологии, достижения науки и техники. «Узбекистан научился многому, что ему выгодно, но не хочет видимо учиться тому, что менее выгодно», - сказал Питер Арнетт.

Между тем, как справедливо заметил тот же Лупис, государство почему-то может себе позволить тратить массу средств и усилий на подавление журналистов. «Суды, милиция, Служба национальной безопасности, Государственный комитет по делам прессы – все они тратят огромные силы и средства на то, чтобы следить за журналистами и заставлять их молчать», - отмечает он.

По мнению КЗЖ, Узбекистан остается единственной страной в Европе и Центральной Азии, где журналистов сажают в тюрьму за публикацию критических материалов. Трое из них – Мухаммад Бекжанов и Юсуф Рузимурадов из запрещенной оппозиционной газеты «Эрл» и Маджид Абдураимов из республиканского еженедельника «Янги-аср» - по-прежнему находятся за решеткой. КЗЖ требует их немедленного освобождения и проведения в стране настоящей реформы СМИ.

Кроме того, КЗЖ требует официальных гарантий безопасности для главы независимого телеканала «АЛК» из Ургенча Шухрата Бабаджанова, находящегося в настоящее время в изгнании, с тем чтобы он мог вернуться в Узбекистан и возобновить работу своего телеканала. КЗЖ требует от узбекистанских властей прекратить использование органов судопроизводства для подавления независимых изданий типа газеты «Ойна» в Самарканде. КЗЖ требует реформировать или упразднить так называемый Государственный комитет по делам прессы и Межведомственный координационный комитет, которые ведают выдачей и отзывом лицензий на деятельность СМИ. По мнению КЗЖ, только независимый суд имеет право закрыть печатный орган или телеканал.

Арнетту и его коллегам по КЗЖ остается только ждать в надежде, что правительство Узбекистана прислушается к их требованиям. «Нам сказали, что наши рекомендации будут тщательно изучены», - пояснил Арнетт.