Узбекистан: прорыв в сфере прав человека малозаметен

Узбекистан: прорыв в сфере прав человека малозаметен

Tuesday, 15 September, 2009
Узбекские правозащитники не согласны с оценкой ОБСЕ прогресса в области прав человека.

8 сентября Янез Ленарчич, директор Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), во время визита в Ташкент положительно высказался о ситуации в правозащитной сфере Узбекистана.

«Мы с удовлетворением отмечаем прогресс, достигнутый в последнее время Узбекистаном как государством-участником ОБСЕ в осуществлении ряда обязательств, таких, как действия по улучшению условий содержания под стражей, освобождение некоторых правозащитников, а также отмена смертной казни», - цитирует слова Ленарчича ОБСЕ в распространенном пресс-релизе.

По мнению Ленарчича, ОБСЕ и Узбекистан продемонстрировали на переговорах желание «активизировать сотрудничество в правозащитной сфере».

Слабые позитивные шаги в области прав человека узбекские власти начали в 2008 году, после выборов на третий срок действующего президента Ислама Каримова.

В январе 2008 года в стране была отменена смертная казнь, чуть позже узаконена процедура института «хабеас корпус», предусматривающая выдачу санкций на заключение под стражу судам.

В октябре 2008 года Европейский Союз смягчил санкции в отношении Узбекистана, наложенные за кровавые события, когда в Андижане, городе на юго-востоке страны, правительственные войска расстреляли мирную демонстрацию, в результате чего сотни человек были убиты и ранены.

Однако на фоне видимой либерализации узбекские власти продолжают преследовать инакомыслящих, заключать в тюрьмы правозащитников и журналистов, не разрешают работать независимым СМИ и НПО, отмечают обозреватели.

По данным Инициативной Группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ), базирующейся в Ташкенте, в настоящее время в узбекских тюрьмах отбывают наказание около тридцати политических заключенных, приговоренных к различным срокам.

Кроме того, остаются проблемы в узбекской пенитенциарной системе, где широко распространена практика применения пыток.

Узбекские правозащитники, базирующиеся внутри страны и за ее пределами, говорят, что не ощущают никакого прогресса в правозащитной сфере.

Надежда Атаева, президент Ассоциации права человека в Центральной Азии, из Франции, указывает на отсутствие в Узбекистане общественного контроля за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. Из-за этого невозможно представить истинную картину происходящего в тюрьмах.

«Активисты гражданского общества лишены возможности информировать своих коллег на Западе,- говорит она. - Для нас важно слышать и обсуждать позицию таких авторитетных государств, но – увы».

Бахадыр Намазов, руководитель ташкентского Комитета узников совести, приводит свои доводы о том, что положение в правозащитной сфере оставляет желать лучшего.

Он говорит, что отношение властей к правозащитникам не изменилось, правительство по-прежнему «не признает их», так же предъявляются политически мотивированные обвинения, правоохранительные органы нарушают права человека, практикуя незаконные задержания инакомыслящих.

«Как говорится, а воз и ныне там»,- констатирует Намазов.

(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С новым финансированием, служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)
Uzbekistan
Support our journalists