Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ЖДЕТ БЕЗРАДОСТНОЕ БУДУЩЕЕ

Жители горных кишлаков, насильно переселенные властями, оказались в голой степи без средств к существованию.
By IWPR Central Asia

В октябре исполнился ровно год насильственному переселению нескольких сотен жителей горных кишлаков Кашкадарьи в степные районы области, но переселенцы до сих пор не получили обещанной материальной компенсации. Работы им не найти, а вдобавок переселенцев недолюбливают их новые соседи.


Власти организовали переселение, опасаясь, что горцы могут вступить в контакт с боевиками Исламского движения Узбекистана (ИДУ), как это случилось два года назад в соседней Сурхандарьинской области.


92 насильно переселенные семьи, а это - около 500 человек из кишлаков Ташкургон и Чопик Шахризабского района, поселились в построенных для них двух поселках в Касбийском и Усман-Юсуповском районах Кашкадарьинской области, но что делать дальше – не знают ни они сами, ни государство.


«У нас нет работы, нет денег, чтобы открыть свое фермерское хозяйство. Практически все мужчины–переселенцы сейчас без работы. Около 40% детей не ходят в школу, так как их семьи живут в нищете», - рассказывает бывший учитель Одил Арсланов - один из старейшин поселка переселенцев Галаба Касбийского района.


Одинаковые белые 4-х комнатные дома без мебели с участками земли по 6-8 соток – это все, что получили люди, оставившие, по их словам, в горах обжитые дома, нажитое десятилетиями имущество, работу, скот, сады и земли. Но на все семьи домов не хватило.


Крыши новых домов во время дождей протекают, свет часто отключают, а газа чаще нет, чем есть; во многих домах очень тесно, так как в 4-х комнатах проживают иногда по несколько семей, а в среднем на каждый дом приходится по 10 человек.


По словам горцев, при переезде власти обещали им оценить и вернуть стоимость оставляемого ими имущества. Кроме того, каждая переселенная семья должна была получить материальную помощь размере около 650,000 сумов (около 600$ США), но горцы пока никаких денег не видели.


«Нам не дали ни копейки. Привезли и бросили на голую землю, так как дома на тот момент еще не были достроены», - рассказывает Атлас Салохиддинова.


Переселение жителей горных кишлаков Ташкургон и Чопик в Кашкадарье произошло осенью 2001 года - год спустя после событий в Узунском и Сариасийском районах южной Сурхандарьинской области Узбекистана, когда в кишлаках были обнаружены окапавшиеся там боевики ИДУ, которые, как выяснилось, поддерживали связи с местными жителями, покупали у них продукты питания и даже брали в жены их девушек.


В ходе боевых операций Вооруженных сил Узбекистана боевики ИДУ были уничтожены, кишлаки горцев оказались практически стерты с лица земли, а люди были силой переселены в степной Шерабадский район Сурхандарьи, расположенный более чем в 120-ти км от их родных мест. Около 70-ти горцев были осуждены за пособничество незаконным вооруженным формированиям.


После этого чиновники в соседней Кашкадарьинской области решили, что и в их горах могут обосноваться боевики, и поэтому горцев необходимо переселить несмотря на то, что кашкадарьинские горные кишлаки находятся более чем в 80-ти км от района боевых действий в Сурхандарье.


«Неожиданно в наш кишлак Чопик приехали местные начальники с солдатами и милицией и привезли с собой транспорт для перевозки наших вещей. Нам сказали, что мы все должны переехать в течении дня», - рассказывает 32-х летний Ахмад Заркулов. «Тем, кто спрашивал почему, отвечали, что это – не их дело. Многим просто говорили: «Хочешь жить - молчи».


Как вспоминает Арсланов, его семья успела собрать в доме только самое необходимое, так как было мало времени, и им выделили всего один грузовик. Когда Арсланов обратился к начальнику штаба полковнику Махмуду Бекмурадову с просьбой выделить еще одну машину, ему отказали, мотивируя отказ тем, что грузовиков не хватает, и посоветовали оставить часть имущества, закрыв двери дома на замок. Учитель поверил полковнику на слово и отправился с семьей в степь.


Через два дня он вернулся в Ташкурган за вещами и не узнал родной дом. Двери и рамы были сняты, внутри ничего не осталось. Тогда Арсланов отправился с жалобой в штаб, где увидел свою кровать, тумбочку, несколько котлов, миски и ложки.


Позади штаба под навесом двое солдат варили обед в котле учителя. Арсланов пожаловался, что его имущество присвоено штабом, на что начальник штаба пообещал, что на новом месте ему выдадут все новое. Оставленные пенсионером 42 мешка картошки, 7 мешков пшеницы, 15 мешков ячменя, 5 банок краски тоже присвоили военные.


Хоким Касбийского района Халил Саатов в интервью IWPR по поводу претензий переселенцев сказал, что они и так много получили от властей. Каждый из построенных домов оценивается в 16 млн. сумов (около 14,000$).


«Пусть благодарят бога и живут спокойно. Многие в нашем районе не имеют таких домов», - сказал Саатов. На вопрос, почему все-таки горцы были переселены в степь, хоким ответил: «Какое ваше дело? Это - наши внутренние дела».


По словам руководителя отделения Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ) в Кашкадарьинской области Ядгара Турлибекова, построенные для горцев дома действительно лучше некоторых домов в округе, но никак не могут стоить 16 млн. сумов. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть внутрь дома.


«Но дело даже не в домах, а в том, что эти люди не просили что-то делать для них. Из-за переселения они потеряли главное – работу, доход, привычный быт, они не приспособлены жить в степи. Они хотели продолжать мирно жить в горах, и, естественно, насильственное переселение является нарушением их прав. Они несут наказание за некое гипотетическое сотрудничество с какими-то боевиками», - сказал Турлибеков.


Многие из переселенцев, как бы им ни хотелось вернуться в родные места, заставляют себя смириться с судьбой и вспоминают насильственные массовые переселения, практиковавшиеся властями в годы СССР. «Помогите нам вернуться в наши дома, в горы. Нам здесь плохо. Я вас уверяю - никакие боевики к нам не сунутся», - просили журналистов женщины.


Местные власти запрещают переселенцам даже навещать могилы их родственников, оставшиеся в горах. «Разве это по-человечески?» - возмущаются они.


Как сообщили в хокимияте Касбийского района, на месте горных кишлаков построен военный полигон, а поэтому о возвращении переселенцев обратно в горы и речи быть не может.


Пулат Гадоев – независимый журналист


Галима Бухарбаева - директор IWPR по Узбекистану