Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: НОВЫЙ ПОВОРОТ В ДЕЛЕ ШАРИПОВА

Власти Узбекистана отклонили прошение Госдепартамента США о помиловании Руслана Шарипова, а сам он подтверждает факты применения к нему пыток.
By IWPR Central Asia

На этой неделе власти Узбекистана отклонили прошение Госдепартамента США о помиловании узбекистанского журналиста и правозащитника Руслана Шарипова, отбывающего наказание по сфабрикованному, как считают многие наблюдатели, обвинению.


А за несколько дней до этого в эксклюзивном интервью IWPR, проходившем в присутствии представителя тюремного начальства, Шарипов лично подтвердил тот факт, что сознался в якобы совершенном им преступлении под пытками.


В августе этого года Руслан Шарипов был приговорен к пяти с половиной годам тюрьмы по обвинению в гомосексуализме и растлении малолетних. Позднее приговор был сокращен до 4-х лет. Большинство наблюдателей сходятся в том, что процесс являлся политическим заказом и был призван наказать Шарипова за его активную правозащитную деятельность.


«Мы убеждены в том, что он [Руслан Шарипов] должен быть амнистирован», - заявил помощник госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда Лорн Крейнер, выступая 10 ноября в Ташкенте на пресс-конференции с участием официальных представителей правительства Узбекистана.


Вашингтон впервые публично поднял вопрос о судьбе диссидента, а до этого узбекские правозащитники критиковали американскую администрацию за бездействие.


По словам Крейнера, в Вашингтоне сомневаются в справедливости вынесенного Шарипову приговора, так как судебная система Узбекистана не имеет высокого кредита доверия на Западе.


По мнению же министра иностранных дел Узбекистана Садыка Сафаева, которое было озвучено на той же пресс-конференции, вина Руслана Шарипова полностью доказана. «Ясно, что он имел сексуальные отношения с подростками. Статус независимого журналиста не дает права на подобные преступления», - сказал он.


Прежде неоднократно высказывались предположения о том, что признание вины было получено у Шарипова с помощью пыток. В начале ноября корреспонденту IWPR удалось лично встретиться с Русланом в его колонии в поселке Таваксай в 50-ти км. от Ташкента, и он подтвердил, что это действительно так. Ранее подобные признания Шарипов делал лишь в своих письмах, тайком переправляя их из тюрьмы, а также через адвокатов. Это было первое официально санкционированное интервью с Шариповым с момента его заключения под стражу.


«Мне надевали на голову противогаз и перекрывали кислород в подвале ташкентского ГУВД, сделали в вену какую-то инъекцию и сказали, что в следующий раз введут ВИЧ», - рассказал Шарипов корреспонденту в присутствии начальника колонии Мирмахмуда Миразимова.


«Заставили написать предсмертную записку. Показывали на гири и удавки и говорили, что это инструменты пыток. Привели какого-то человека и велели мне вступить с ним в половую связь. Он стал раздеваться, но тут в комнату вошел начальник контртеррористического отдела ГУВД и остановил его. Это был далеко не единственный подобный спектакль».


«Ты ничего не сможешь сделать; тебе лучше признать свою вину и прекратить писать про Узбекистан», - так, по словам Руслана, говорил ему начальник контртеррористического управления МВД Узбекистана Лутфулло Абдуллаев.


Власти Узбекистана упорно отрицают все обвинения в систематическом применении сотрудниками МВД пыток для получения от подозреваемых признательных показаний.


Шарипов, который выглядел бледным и осунувшимся, сообщил, что условиями содержания доволен и обращаются с ним хорошо.


По его словам, он очень боялся этапа в колонию, так как знал, что заключенные не любят тех, кто поступает в зону с подобным обвинением, но когда прибыл в колонию, узнал, что многие были наслышаны о нем, так как имеют возможность слушать радио «Свобода» и Би-би-си.


«Тем не менее, первую неделю мне приходилось много рассказывать о своем деле, объяснять, что обвинения против меня были сфабрикованы. После этого отношение ко мне улучшилось», - говорит Руслан.


Шарипов, который освобожден от трудовой деятельности по состоянию здоровья, большую часть времени проводит в тюремной библиотеке.


«Мне всегда нравилась поэзия, а здесь большая библиотека, так что я много читаю. Здесь ко мне хорошо относятся, только питание не очень», - рассказывает Руслан.


Несмотря на то, что в колонии Шарипов мало на что может пожаловаться, его не покидает чувство страха, что те люди, которые его пытали, могут добраться до него и здесь. По его словам, он пребывает в «постоянной депрессии от сознания собственной беззащитности».


По признанию Садыка Сафаева, особое международное внимание к делу Шарипова заставляет узбекские власти следить за условиями его содержания в колонии. По мнению наблюдателей, это дает надежду, что с журналистом будут обращаться по-человечески.


Надежды освободиться по ежегодной амнистии, обычно объявляемой в Узбекистане в декабре, ко Дню Конституции, у Руслана почти нет. «Суд и следствие сделали все, чтобы я сел в тюрьму, несмотря на полное отсутствие доказательств моей вины. Я не верю в справедливость».


Тем не менее, по мнению Руслана Шарипова, международное сообщество должно усилить внимание к ситуации с правами человека в Узбекистане, а США - пересмотреть свою политику поддержки режима Ислама Каримова.


Галима Бухарбаева, директор проекта IWPR по Узбекистану