Узбекистан: каким будет результат небрежной работы реставраторов в Бухаре?

Рабочие применяют простейшие методы при реставрации исторических сокровищ.

Узбекистан: каким будет результат небрежной работы реставраторов в Бухаре?

Рабочие применяют простейшие методы при реставрации исторических сокровищ.

Древний узбекский город Бухара переживает очередной этап реставрационных работ, однако существует опасение, что культурному наследию может быть нанесен непоправимый ущерб из-за того, что вместо профессионалов к работам привлечены простые наемные рабочие.

В конце 2008 года начались широкомасштабные работы, ставшие частью проекта Министерства культуры страны стоимостью в 500 тысяч долларов США.

В Бухаре находится около двух тысяч памятников исламской культуры, датированных 9-19 веками нашей эры, которые решением ЮНЕСКО внесены в Список сокровищ всемирного культурного наследия.

В постсоветские времена правительство Узбекистана воспользовалось историей города как центра учения, религии и политических сил в Средние века. Власти не только признают туристический потенциал Бухары, но также хотят использовать символы выдающегося прошлого для поддержки законности существующего режима.

Эксперты опасаются, что спешка в воссоздании прошлого вместо того, чтобы постараться сохранить архитектурное наследие, может принести скорее вред, чем пользу, когда дело касается уникальных и хрупких памятников.

По словам местного правозащитника и историка, для 50-метрового минарета Калон, который был возведен в 1127 году, и является главным символом священной Бухары, время может быть уже упущено.

«Большая часть его архитектурного комплекса приобрела бетонный фундамент, и внешний облик искажен», - сказал историк, вспоминая реставрационные работы, проведенные в конце 90-х годов прошлого столетия, перед празднованием 2500-летия Бухары.

Опасения экспертов основаны на печальном опыте Самарканда в середине 90-х годов, когда средневековые исламские монументы восстанавливались с целью подкрепить авторитетом Амира Темура – великого полководца и завоевателя, известного на Востоке под именем Тамерлан – современную узбекскую систему сильного нисходящего управления.

Поскольку скорее доминировало желание произвести привлекательное впечатление, нежели достичь исторической аутентичности, были использованы методы, требующие наименьших затрат времени и материалов, а также простейших технических приемов. Современные способы строительства, включая использование бетонных конструкций, были использованы при реставрации таких уникальных памятников, как Афросиаб - разрушенное доисламское городище, и мавзолея Шах-и-Зинда.

Бахтиёр Бобомуродов, потомственный реставратор из Бухары говорит, что в Бухаре есть лишь около 30 профессиональных реставраторов, тогда как для восстановительных работ специалистов требуется в три раза больше.

Константинос Политис, директор международной организации «Реставраторы без границ», находящейся в Ташкенте, сказал, что проблема заключается в отсутствии опыта и необходимых навыков. Это привело к плохой стратегии реставрации, использованию неправильных материалов, что на несколько лет ускоряет старение памятника и изменяет его своеобразие.

Чиновники, занимающиеся проектами реконструкции памятников, признают, что специалистов не хватает, но говорят, что пытаются решить эту проблему.

Туйгун Бобоев, руководитель реставрационных работ по восстановлению Бухарской древней стены, рассказал, что к работе привлечено около ста местных строителей, однако они заранее получили советы от специалистов и применяют только традиционные материалы, такие, как глина и дерево.

«Бухарская древняя стена реставрируется по всем правилам, и эксперты ЮНЕСКО это уже оценили», - сказал Бобоев.

Политис более оптимистично, чем некоторые местные эксперты, смотрит в будущее, утверждая, что узбекские власти предпринимают определенные шаги – например, создают Центр реставрации, который будет готовить и публиковать руководящие принципы для восстановления памятников старины.

Однако он также признает, что для этого потребуется какое-то время. «Результаты будут не ранее, чем через 4-5 лет», - сказал он.
Support our journalists