Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН ХОЧЕТ ОСТАВИТЬ КЫРГЫЗОВ БЕЗ ГАЗА

Узбекистан не на шутку рассердился на Кыргызстан за то, что тот не выдал андижанских беженцев, и угрожает расторгнуть договор на поставку природного газа.
By IWPR Central Asia

В Центральной Азии экономика зачастую является иной формой политики, и ярким примером этого может служить угроза узбекского правительства прекратить поставки природного газа в Кыргызстан.


Если это произойдет, Кыргызстан может этой зимой остаться без важнейшего энергоносителя. Однако Бишкек не собирается менять свое решение относительно беженцев, покинувших Андижан после того, как 13 мая узбекские правительственные войска расстреляли толпу мирных демонстрантов, убив, по некоторым данным, сотни безоружных мужчин, женщин и детей.


Во-первых, Кыргызстан вряд ли пойдет против воли международного сообщества. Во-вторых, он может покупать природный газ у соседнего Казахстана. И, наконец, Кыргызстан контролирует значительную часть водных ресурсов региона и может в отместку оставить узбеков без воды.


Первый заместитель генерального директора АО «Кыргызгаз» Кубанычбек Жусупов сообщил IWPR о том, что между «Кыргызгазом» и «Узбектрансгазом» в июле уже был заключен договор на поставку газа с августа 2005 года по август 2006 года, когда узбекская сторона внезапно «передумала».


«Неожиданно этот договор не прошел регистрацию в Агентстве внешнеэкономических связей (АВЭС) Узбекистана. Соответственно, он не имеет юридической силы. Официально Узбекистан никак не объясняет эту ситуацию», - заявил Жусупов. Ежегодное утверждение договора АВЭС по сути является лишь формальностью, так как между двумя странами действует долгосрочное соглашение о поставках природного газа.


Узбекистан поставляет Кыргызстану 700-800 млн. кубометров газа в год. Этого хватало для потребителей и севера, и юга, так что на последующие 12 месяцев вся страна может остаться без газа.


Пока удалось договориться лишь о поставках газа на юг Кыргызстана до конца этого года, а что касается более промышленно развитого севера, то тут ситуация сложнее.


«Кыргызстан полностью зависим от поставок газа из других стран - Узбекистана и Казахстана. Данный кризис можно разрешить путем переговоров на уровне правительства», - считает Жусупов.


Лишившись поставок узбекского газа, Кыргызстан может оказаться в состоянии энергетического кризиса. Как заявил депутат Таирбек Сарпашев, ранее возглавлявший парламентский Комитет по энергоресурсам, «у Кыргызстана появилась перспектива остаться этой зимой без газа. Кыргызы тысячи лет жили без газа и угля. Теоретически - можно жить, но практически – невозможно».


«Как только отключат газ, соответственно, увеличится потребление электричества и наши подстанции не выдержат, - говорит депутат. – Отсюда неизбежны веерные отключения электроэнергии. Если газа не будет, я не представляю, как мы выживем».


Почему же чисто формальное утверждение договора было столь неожиданно сорвано? Кыргызские газовики видят этому лишь одно объяснение.


«Мы считаем, что все это связано с вывозом узбекских беженцев», - сказал Жусупов.


Речь идет о беженцах из Узбекистана, которые после кровавой бойни в Андижане перебрались через границу в Кыргызстан 14 мая. Благодаря заступничеству Верховного комиссариата ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), группа из 439 андижанских беженцев 29 июля была переправлена из Кыргызстана в Румынию, откуда их планируют расселить по третьим странам. .


Узбекская сторона постоянно настаивала на выдаче всех беженцев, утверждая, что эти люди - террористы и организаторы массовых беспорядков в Андижане. До отправки в Румынию беженцы проживали в палаточном лагере на кыргызской стороне границы.


УВКБ ООН удалось воспрепятствовать экстрадиции беженцев на основании Конвенции о беженцах от 1951 г., согласно которой «любая попытка выдачи беженцев государству, на территории которого их жизни и свободе угрожает опасность, является преступлением».


Кыргызстан является участником Конвенции 1951 года, а его нынешнее руководство пришло к власти в результате народного восстания в марте этого года. Поэтому у Бишкека не было иного выбора, кроме как подчиниться воле международного сообщества.


Решение отправить беженцев в третью страну привело Ташкент в ярость. Узбекские официальные лица назвали его «наглым вмешательством» во внутренние дела своего государства.


Кроме того, руководство Кыргызстана пообещало, что 15 беженцев, все еще содержащихся под стражей в СИЗО г. Оша, не будут насильственно депортированы на родину. Ташкент настаивает на своей версии о том, что по крайней мере часть этих людей являются террористами, и именно они, а не правительственные войска, несут ответственность за андижанскую бойню.


«Данная ситуация сложилась в результате принципиальной позиции Кыргызстана по выполнению международных обязательств, взятых на себя нашей страной, - говорит председатель Комитета по правам человека при Президенте Кыргызстана Турсунбек Акунов. – Узбекистан должен был нас понять и сказать спасибо за то, что мы два месяца содержали 400 их граждан. Ташкент глубоко не прав. Его действия показывают, насколько близорука политика Каримова в отношении ближайшего соседа и братского народа. Это показывает, что бесперспективная политика Каримова скоро рухнет, а Кыргызстан все равно найдет выход из сложившейся ситуации».


Политолог Нур Омаров считает, что использование Узбекистаном экономических рычагов в целях оказания политического давления противоречит духу и букве целого ряда общерегиональных и двусторонних соглашений, согласно которым государства Центральной Азии обязаны помогать и оказывать поддержку друг другу.


«У узбеков нет иных рычагов воздействия на Кыргызстан. Поэтому они и прибегли к такой мелкой по форме мести. Кыргызстан оказался в очень сложном положении и получает оплеухи со всех сторон - и от Узбекистана, и от мирового сообщества», - сказал Омаров.


Узбекистан не впервые манипулирует поставками природного газа как орудием давления на соседние государства, не наделенные столь богатыми природными ресурсами.


«У нас с Узбекистаном всегда были не столько экономические, сколько политические отношения, - говорит Сарпашев. – Вот и сейчас в действиях Ташкента сквозит политика. Мы не удовлетворили требования узбеков о выдаче беженцев, и теперь они собираются нам отомстить».


Всякий раз при ухудшении политических взаимоотношений с Ташкентом Кыргызстан и соседний Таджикистан рискуют остаться без газа, и, как правило, Узбекистан замораживает поставки накануне зимних холодов.


Но у Кыргызстана и Таджикистана есть чем осадить строптивого соседа. В их горах сосредоточена большая часть важнейшего стратегического ресурса Центральной Азии – воды, питающей поля более обширного по территории, но более равнинного Узбекистана.


По идее, Кыргызстану выгодно держать всю воду в водохранилищах и спускать ее только в зимнее время, когда необходимо увеличить выработку электроэнергии. Зимний спуск воды из водохранилищ выше по течению рек губителен для сельского хозяйства Узбекистана. Между Кыргызстаном и соседними Узбекистаном и Казахстаном существует соглашение, по которому эти страны поставляют в Кыргызстан альтернативные энергоресурсы – газ и уголь – в обмен на то, чтобы Кыргызстан не спускал воду из водохранилищ зимой, а делал это во время весенней посевной кампании.


Однако, несмотря на существующее соглашение от 1998 года, согласно которому газ и уголь обменивались на воду по принципу «Just in time», Узбекистан чувствует себя вправе манипулировать поставками газа в своих политических интересах.


Бывший министр иностранных дел, а ныне - профессор Американского университета в Центральной Азии (Кыргызстан) Муратбек Иманалиев полагает, что если Узбекистан откажет Кыргызстану в поставках газа, последний вполне может оставить первого без воды.


«Это - шантаж со стороны Узбекистана. Можно расценивать это, как ответные действия на позицию Кыргызстана в отношении беженцев. Цивилизованные страны так не поступают, политика не должна влиять на экономические отношения, - говорит он. – Это не улучшит отношения между нашими государствами, так как Кыргызстан может предпринять ответные меры с водой. Например, не скапливать воду в водохранилищах, а спускать ее, что повлечет заболачивание узбекских территорий, а в весенне-летний период оставит их без поливной воды».


Иманалиев полагает, что узбекское руководство вполне осознает рискованность своих действий и дальше запугивания дело не пойдет.


Большинство кыргызских политиков все же считают, что проблему удастся решить путем переговоров.


Депутат Исхак Масалиев сказал IWPR: «Будут переговоры, будем решать проблему. Я верю, что решим, - соседи ведь».


Кыргызские официальные лица пока отказываются от каких-либо комментариев относительно возможности энергетического кризиса в стране. И.о. премьер-министра Феликс Кулов так ответил на прямой вопрос IWPR: «Вопросы эти решаются, какой-нибудь выход найдем».


Многие считают, что вместо того, чтобы полагаться на поставки из непредсказуемого Узбекистана, Кыргызстану следует договориться об увеличении поставок газа из Казахстана. Казахский газ обойдется несколько дороже, но главная проблема не в этом, а в том, что Кыргызстан уже задолжал соседу за предшествующие поставки. Естественно, прежде, чем увеличивать поставки, Казахстан требует погасить задолженность.


«Предстоит договориться с “Казтрансгазом”, чтобы они продолжили поставку газа, - говорит Жусупов. - У нас подана заявка на 250 млн. кубометров. Этого хватило бы для обеспечения потребностей севера, но у них есть одно условие – Кыргызстан должен немедленно погасить задолженность в размере 17,5 млн. долларов, которая скопилась за три года.


Это требование казахских газовиков вполне законное. То есть сложившаяся энергетическая проблема - это проблема кыргызского правительства, которое не может вовремя, к сожалению, оплачивать долги».


Сарпашев тоже считает, что необходимо договариваться с Казахстаном. «Решить проблему мы можем только с казахами; других путей у нас нет, - говорит он. - Надо договариваться. Если с ними не договоримся, то народу надо честно сказать: готовьте альтернативные виды топлива – уголь и дрова».


Лейла Саралаева - независимый журналист из Бишкека