Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Увольнение контрактников из таджикской армии - дело нелегкое

В свое время интегрированные в таджикскую армию тысячи бывших бойцов оппозиции при увольнении могут пополнить ряды незаконных вооруженных групп
By IWPR Central Asia

В Таджикистане начался процесс увольнения из рядов вооруженных сил и других воинских формирований военнослужащих по контракту. Увольнение, прежде всего, должно коснуться ранее реинтегрированных в эти структуры сторонников Объединенной таджикской оппозиции (ОТО).


Таджикские эксперты опасаются, что бывшие оппозиционеры, будучи неготовыми к гражданской жизни, могут пополнить собой многочисленные ряды бандитских и террористических формирований.


По словам пресс-секретаря министерства обороны Таджикистана Зеробиддина Сироджева, на днях из различных структур министерства обороны уже были уволены 170 оппозиционеров.


Они были реинтегрированы в их состав на основании мирных межтаджикских договоренностей, заключенных в 1997 году, между правительством страны и оппозицией, после почти пятилетнего периода гражданской войны.


Общая численность реинтегрированных оппозиционеров составляет более четырех тысяч человек – все они должны быть уволены из силовых структур.


Процесс увольнения из вооруженных сил контрактников проходит на основании указа президента Таджикистана Эмомали Рахмонова от 15 мая этого года, в котором эта мера объясняется недостаточным финансированием воинских структур.


«Указ принят в связи с экономическими трудностями и дефицитом бюджета», – говорится в документе. Согласно указу, контрактная служба должна быть полностью упразднена с 1 августа этого года. Несмотря на то, что в указе главной причиной такого решения называются финансовые трудности, эксперты сходятся во мнении, что здесь имеется политическая подоплека.


Реинтегрированные бойцы оппозиции представляют немалую заботу для правительства страны. Прежде всего, их действительно необходимо обеспечивать продовольствием и необходимым обмундированием, а на все это требуются финансовые средства.


С другой стороны бывшие оппозиционеры, хоть и находятся формально под командованием правительственных командиров, все же продолжают быть сторонниками ОТО, а это значит, что в любой момент они вновь станут воевать с правительством, чего оно и опасается.


Для большинства поступивших на контрактную службу бывших оппозиционеров получаемый ими заработок, а этого всего около $20, не является основной причиной, по которой они решили продолжить службу. Самое главное здесь – возможность всегда иметь при себе оружие и так называемую «крышу».


По данным министерства внутренних дел Таджикистана, именно под прикрытием силовых ведомств, и используя полученное оружие, многие оппозиционеры занимаются разбоями, дестабилизирую обстановку в стране. По вине реинтегрированных бойцов ОТО в Таджикистане только с начала этого года произошло несколько вооруженных инцидентов, в результате которых есть погибшие и раненые.


Один из таких инцидентов на восточной окраине Душанбе 10 апреля этого года, когда бывшие оппозиционеры отказались подчиниться постовым милиционерам и завязали перестрелку, закончился тем, что одна женщина из числа мирных жителей была убита.


Несколько милиционеров также получили ранения различной степени тяжести, а группа сотрудников правоохранительных органов захвачена в заложники оппозиционерами и только после переговоров отпущена.


Также в этом контексте можно выделить еще два главных момента. Во-первых, реинтегрированные в силовые структуры таджикские оппозиционеры были замечены в связи с узбекскими боевиками формирования Джумы Намангони – это на неофициальном уровне подтверждали таджикские власти и об этом очень много говорили официальные лица соседнего Кыргызстана, на который в прошлом году узбекские оппозиционеры совершили нападение.


А, во-вторых, те оппозиционеры, которые реинтегрировались в пограничные войска Таджикистана и сейчас охраняют таджико-афганскую границу, способствуют незаконному транзиту наркотиков из Афганистана в Таджикистан, о чем свидетельствуют российские пограничники, которые также охраняют этот рубеж.


Таким образом, приняв указ об упразднении контрактной службы, правительство сразу «убьет несколько зайцев» – сократит расходы на армию и избавиться от ненадежных оппозиционеров. После наступления мира Объединенная таджикская оппозиция, формально вроде бы и не существует, но все же продолжает функционировать, хотя и без организованной военной поддержки.


Однако, как считают эксперты, и это косвенно подтверждают официальные структуры, увольнение контрактников – оппозиционеров может сыграть «злую шутку» с правительством.


Эксперты полагают, что люди, которые в течение многих лет воевали, привыкли решать все свои проблемы без длительных рассуждений с помощью автомата Калашникова, вряд ли согласятся заняться мирной жизнью и, как сказал один эксперт, «выращивать картошку у себя на огородах».


Эксперты полагают, что уволенные оппозиционеры просто организуют новые бандитские или террористические формирования и своей преступной деятельностью приведут к ухудшению общественной ситуации в стране.


Этого опасается и министерство обороны Таджикистана. «Мы попытаемся сделать так, чтобы бывшие оппозиционеры не присоединились к бандитским формированиям», – говорит Сироджев.


По его словам, все оппозиционеры, которые будут уволены, могут, если пожелают, получить рекомендации и начать учебу с тем, чтобы получить хоть какую-то профессию.


Проблема возвращения в нормальную мирную жизнь бывших бойцов оппозиции вставала еще раньше, когда после завершения войны в ходе мирного процесса более двух тысяч оппозиционеров отказались реинтегрироваться в силовые структуры.


Решением проблемы медицинской, психологической и социальной реабилитации не только бывших оппозиционеров, но и других участников вооруженного конфликта в Таджикистане занимается благотворительная ассоциация «Авесто» при поддержке международной организации Counterpart Consortium.


По словам председателя этой ассоциации Фирузы Абдуллаевой, после проведения реабилитационных мер бывшие военнослужащие, большую часть которых составляют сторонники ОТО, прошли курсы английского языка и работы на компьютере, обучение по таким профессиям как специалист по ремонту бытовой техники (кондиционеры, холодильники), мастер по пошиву мужской одежды, бухгалтер.


Всего по данному проекту обучение прошло 70 человек. «Около 70 процентов от общего числа получивших у нас профессию в настоящее время нашли себя в мирной жизни и работают по данным специальностям», – утверждает Фируза Абдуллаева.


Однако, на фоне общего числа ранее перешедших на «мирные рельсы» бойцов оппозиции и тех, кому только еще предстоит быть уволенными из силовых структур, количество получивших новую специальность не выглядит убедительным, да и сами бывшие боевики не горят желанием получить мирную профессию.


«Я могу пройти курсы, получить обычную специальность, но она вряд ли сможет принести мне достаточно денег, чтобы я смог обеспечить свою семью», – сказал ранее в разговоре с IWPR один из бывших бойцов оппозиции.


Владимир Давлатов – псевдоним журналиста в Таджикистане.