Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Увеличение числа бедных в Таджикистане

Более половины населения страны уже классифицируется как бедное, а со снижением доходов и уменьшением количества рабочих мест положение, похоже, еще ухудшится.
By IWPR Central Asia
В то время как правительственные данные подтверждают, что глобальный экономический спад имеет серьезные последствия для Таджикистана, эксперты предупреждают, что все больше и больше семей в этой самой бедной центрально-азиатской стране могут оказаться за чертой бедности.
</p>
<p>
Помимо краха производства и экспорта товаров в стране уменьшение объема денег, пересылаемых домой трудовыми мигрантами, лишит семьи основного источника доходов.
</p>
<p>
Статистическое агентство Таджикистана сообщает, что за первое полугодие 2009 года экономика страны выросла на 2,8% в годовом исчислении, что составляет половину показателя за тот же период 2008 года. Индустриальные показатели снизились на 13%, а экспортные доходы упали на 48% в ответ на низкие мировые цены и отсутствие спроса на алюминий и хлопок - основные экспортные товары страны.
</p>
<p>
Нуриддин Каюмов, директор Института экономических исследований при Министерстве экономического развития и торговли, сказал, что треть индустриальных заводов и фабрик страны в июне простаивала.
</p>
<p>
«Многие директоры жалуются, что не могут реализовать свою продукцию, и вынуждены отпустить своих рабочих», - добавил он.
</p>
<p>
Резкий экономический спад сократил доходы от налогов, так что даже скромный уровень затрат, намеченный правительством после сокращения, которому бюджет подвергся в начале этого года, может оказаться недостижимым. (Читайте <a href="http://www.iwpr.net/?apc_state=henfrca352216&l=ru&s=f&o=352216"> <strong>Таджикистан: не очень бурная поддержка антикризисного плана</strong></a>, RCA № 575, 1 мая 2009 года.)
</p>
<p>
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон предупредил о том же во время своего визита в прошлом месяце в южный Хатлонский регион, когда он раскритиковал местное правительство за низкие налоговые сборы, а также выразил озабоченность тем, что зарплаты государственного сектора и пенсии не выплачиваются вовремя.
</p>
<p>
Уже поступают сообщения о задержках по зарплатам и пенсиям. В сельской местности ситуация еще хуже.
</p>
<p>
«Государство задолжало за два месяца пенсионерам в нашем селе, а когда приходишь за пенсией, дают только за месяц», - сказала 75-летняя Зайнаб из южного Бохтарского района.
</p>
<p>
Зайнаб говорит, что даже когда она получала свою пенсию – около 13 долларов в месяц, – этого было недостаточно для покупки мешка муки, можно было купить только «немного муки и масла».
</p>
<p>
Помимо обычной экономической деятельности, такой как сельское хозяйство и промышленность, одним из важных источников дохода для Таджикистана в последние месяцы являются денежные переводы от около 1,5 миллиона мигрантов, работающих за границей, в основном в России и Казахстане.
</p>
<p>
Эти средства позволяют семьям оставаться на плаву и делать свой вклад в экономический рост, оплачивая товары и услуги на внутреннем рынке. По разным оценкам, денежные переводы составляют от 30 до 50 процентов от ВВП Таджикистана.
</p>
<p>
Со ссылкой на данные Всемирного банка Министерство экономики Таджикистана сообщает, что зарегистрированные переводы, то есть деньги, переведенные через банки, а не ввезенные в страну в виде наличности, составили 525 миллионов долларов в период с января по май, что на 34% меньше, чем за тот же период 2008 года.
</p>
<p>
Сангчагуль Джононова, жительница Бохтарского района, рассказала о том, как снизился доход ее семьи, состоящей из 15 человек, после того, как двое из троих ее сыновей вернулись из России, потеряв работу. Когда-то она получала от них 300 долларов, но теперь они оба дома, и зарабатывают гораздо меньше – один получает 45 долларов в месяц, работая на строительном участке, а второй – на ферме – и того меньше. «Не можем заработать даже на пищу, не говоря об одежде и обуви, - сказала она IWPR. – Скоро начнется школа, и не знаем, как отправим детей в школу. Наше питание сейчас – только лепешка и чай, иногда с сахаром».
</p>
<p>
Летом Джанонова может рассчитывать на фрукты и овощи со своего сада и огорода, но зимой этого не будет.
</p>
<p>
Как и многие вернувшиеся мигранты и их семьи, Джанонова надеется, что кризис в России скоро закончится, и ее сыновья вернутся в Россию. (Больше об этом вопросе читайте по ссылке: <a href="http://www.iwpr.net/?apc_state=henfrca354313&l=ru&s=f&o=354313"> <strong>Таджикистан: нет работы для вернувшихся мигрантов</strong></a>, RCA № 583, 12 июля 2009 года.)
</p>
<p>
Аналитики предупреждают, что многочисленные последствия кризиса – снижение объема денежных переводов, отсутствие рабочих мест на производстве и закрытие малого бизнеса по причине того, что покупатели стали тратить меньше – неизбежно приведут к увеличению числа бедных, в то время как правительство стремится выплачивать зарплаты и пособия.
</p>
<p>
Еще до начала кризиса Всемирный банк подсчитал, что 54% населения Таджикистана живут менее чем на два доллара в день. Два доллара – это критерий Всемирного банка для оценки бедности.
</p>
<p>
Ходжимахмад Умаров, профессор из Института экономических исследований, говорит, что сегодня эта цифра достигла 60%. Между тем, говорит он, 15% населения Таджикистана живет менее чем на доллар в день.
</p>
<p>
«Это семьи, которые не могут рассчитывать на членов семьи, работающих за границей как трудовые мигранты. Большинство из них живут в Хатлоне и Бадахшане», - сказал он.
</p>
<p>
Наджиба Ширинбекова, глава неправительственной организации «Право и благоденствие», отмечает, что пострадал и север страны, который традиционно был более благополучным, чем другие части страны.
</p>
<p>
«Недавняя информация показала особенно высокий уровень бедности в более благополучном и индустриально развитом Согдийском регионе. Это произошло из-за того, что из-за финансового кризиса и зимнего энергетического кризиса простаивают фабрики», - сказала она.
</p>
<p>
Лариса, 59-летняя жительница города Душанбе, из той группы граждан, у которых еще есть работа, но нет других источников, позволяющих не скатиться в бедность.
</p>
<p>
Живя одна, она зарабатывает 30 долларов в месяц, и таким образом входит в 15%, о которых говорил Умаров. Ее зарплата должна покрывать расходы на еду, коммунальные услуги и дорогу с работы и на работу.
</p>
<p>
«Я не покупала себе одежду уже, кажется, три года. Я забыла вкус мяса, колбасы, сыра и сметаны. По праздникам я покупаю понемногу, и иногда соседи приглашают меня на обед», - сказала она.
</p>
<p>
Хотя в этом году уровень инфляции ниже, чем в прошлом, цены в магазинах выше, чем покупательная способность Ларисы. В ее возрасте, при соответствующем здоровье, она не может работать на двух работах, чтобы повысить доход.
</p>
<p>
«Если станет совсем тяжело, мне придется обратиться за помощью к детям, надеюсь, они не оставят меня», - сказала Лариса, чьи дети уехали в Россию.
</p>
<p>
Люди с более высокими доходами, например, владельцы магазинов или торговцы на рынке, так же заметили, что их заработки уменьшаются.
</p>
<p>
Поскольку большая часть денег их покупателей присылалась их родственниками из-за границы, снижение объема переводов привело к закрытию магазинов и снижению темпов работы традиционных открытых базаров.
</p>
<p>
«Люди стараются покупать только самое необходимое», - сказал бизнесмен из Душанбе, представившийся Акназаром.
</p>
<p>
Продавая продукты питания оптом в разные части страны, Акназар вычислил, что его оборот составляет сейчас меньше трети того, сколько он зарабатывал до кризиса.
</p>
<p>
«Раньше я отправлял на Памир пиво, куриные окорочка, а сейчас некоторые постоянные клиенты раз в три месяца приходят. Цены на многие товары повысились, в том числе сахар-песок, масло, поднимается цена и на муку», - говорит бизнесмен.
</p>
<p>
Мавзуна работает продавцом женской одежды в душанбинском торговом центре «Садбарг». «Торговли практически нет, мы не знаем, как арендную плату платить, а тут еще хозяева ее повысили», - говорит она. Такие продавцы, как Мавзуна, вынуждены зарабатывать деньги.
</p>
<p>
«С нас требуют каждый день продавать товара на 22 доллара, откуда мы можем столько продать? Даже за неделю сейчас не можем эту сумму собрать иногда», - говорит она.
</p>
<p>
Сайрахмон Назриев и Аслибегим Манзаршоева – журналисты в Таджикистане, прошедшие тренинги IWPR.