Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УГОЛЬНЫЕ ШАХТЫ КЫРГЫЗСТАНА – ПОДЗЕМНАЯ ОПАСНОСТЬ

Согласно результатам, полученным правительственной комиссией, один из руководителей горнорудной компании должен предстать перед судом в связи с недавним несчастным случаем, повлекшим за собой смерть пострадавшего.
By IWPR Central Asia
Рабочие спускаются в шахты с неисправной системой вентиляции без специального оборудования, и зачастую - совершенно не подготовленные к подобной работе.

По данным правозащитников в Кыргызстане, условия для рабочих в шахтах оставляют желать лучшего, и несчастные случаи там – обычное дело. Владельцы шахт ставят личную выгоду выше безопасности рабочих.

В конце прошлого года на одной их шахт в Баткенской области в результате обрушения свода на глубине 220 м погибли пятеро шахтеров. Государственная комиссия, созданная для расследования этого случая, пришла к выводам, что горнодобывающая компания не соблюдала правила техники безопасности. Комиссия порекомендовала рабочим подать в суд на директора и главного инженера компании.

Позднее была создана еще одна комиссия, включающая в себя членов местных администраций и советов городов, где находятся шахты, а также представителей Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС КР). Эта комиссия проводит инспекцию всех шахт страны на предмет соблюдения ими правил безопасности.

«Фирмы привлекают на добычу угля безработных, которые, не имея при себе светильника и даже, элементарно, не имея каски, рискуя жизнью, могут спускаться на глубину и копать уголь, - говорит Турар Саркулов, начальник государственной инспекции по надзору за промышленной безопасностью и горному надзору при МЧС КР. – Подобные фирмы обычно не вкладывают средства в техническое оснащение месторождения, поскольку введение в эксплуатацию новой шахты требует огромных затрат».

По словам Саркулова, в последние годы в Кыргызстане уменьшается объем добычи угля. Сейчас добывается 250 000 тонн ежегодно, а в советское время одна небольшая шахта производила 500 000 тонн угля.

Из страны уехали квалифицированные шахтеры, государственные предприятия, занимавшиеся разработкой карьеров, развалились, и на их место пришли частные компании.

«В настоящее время в Кыргызстане официально зарегистрированы 92 частные фирмы, которые занимаются добычей угля. Но, по некоторым сведениям, десятки частных фирм занимаются угольным бизнесом без прохождения регистрации и без получения лицензии», - говорит Саркулов.

Шахтеры на доведенном до нищеты юге говорят, что у них не остается выбора, кроме как рисковать жизнью.

Несмотря на низкую заработную плату здесь – от 400 до 2000 сомов (10-50 долларов), – безработица и бедность в регионе приводят к тому, что недостатка в желающих идти на риск нет.
«В настоящее время на нашей шахте работает около 500 человек, - говорит Аман Таштанов, который работает на шахте “Сулюкта Комур” сутки через двое. – Но есть и еще желающие работать здесь».

«Я вижу, как им трудно работать, причем за такую мизерную зарплату, - говорит Райхан Байназарова. – Шахтеры сами покупают одежду, необходимое оборудование для работы в шахте. Но те, у кого не хватает денег на это, рискуют и работают без необходимых условий и технического оборудования для защиты от газов».

Те, кто не работают на частные фирмы, подвергают свою жизнь еще большей опасности, незаконно спускаясь под землю и копая уголь на продажу.

«Если им нечего есть, дети голодают и сидят без одежды, и, кроме как пойти на угольную шахту и хоть на хлеб заработать, другого выхода нет, – то, хотя это и может стоить ему жизни, он пойдет. Нас нужно работой обеспечить, чтобы нам не нужно было ходить на шахты», - говорит житель города Кок-Джангак Бакыт Карабаев.

Цена этого очень высока.

За последние три года погибли более 30 шахтеров, большая часть из них – под обвалами и от отравления угарным газом. Последний несчастный случай произошел 1 декабря в незарегистрированной шахте города Кок-Джангак.

По словам Кубанычбека Кийизбаева, члена городского совета Кок-Джангак, реальная цифра трагедий гораздо выше, так как фирмы, работающие без лицензии, не объявляют о несчастных случаях. Родственники тоже молчат, потому что шахтеры часто подписывают соглашение, в котором написано, что они не будут иметь никаких претензий к работодателю, если произойдет несчастный случай.

«Фирмы, работающие без лицензии, обычно скрывают факт гибели человека в шахте», - говорит чиновник.

И хотя на фирмы, работающие без лицензий, это не окажет значительного влияния, Абдыкахар Ибрагимов, руководитель администрации г. Сулюкта, убеждает правительство ужесточить условия получения лицензий на добычу ископаемых, которые, по его словам, слишком просты.

«Фирмы очень легко получают лицензию для ведения работ на угольных шахтах. Требования для получения таких лицензий вполне преодолимы», - говорит он.

Государство, однако, не спешит менять систему.

По словам представителей Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам, получить лицензию непросто и сейчас, их выдают только компаниям, руководители которых имеют инженерное, горное образование.

Фирма, заинтересованная в получении лицензии, должна составить проект, где есть раздел об обеспечении безопасности работников шахт. Этот проект проверяется различными государственными агентствами на предмет того, адекватны ли предлагаемые меры. Затем фирма должна получить разрешение местных властей на работу на шахте, расположенной на их территории. И только после этого Агентство по геологии и минеральным ресурсам дает лицензию.

«Как правило, здесь работодатель считается богом и царем, и рабочий даже не может заикнуться о своих элементарных правах. Жителям отдаленных районов нужно начать преодолевать правовой нигилизм, - говорит руководитель правозащитной организации Азиза Абдрасулова. - У кыргызов так заведено, что во многих случаях, если, например, кто-то умирает по вине другого человека, то родственникам дают деньги, и стороны договариваются не судиться. На этом все заканчивается без каких-либо судебных разбирательств. Но ведь речь идет о жизни человека…»

Азиза Турдуева, сотрудник IWPR в Бишкеке.