Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Убийство журналиста отрицательно скажется на свободе слова в Центральной Азии

Убийство Алишера Саипова может ослабить дух журналистов, пишущих на проблемную социально-политическую тематику, поскольку именно из-за этого был убит журналист, считают некоторые из его коллег.
By IWPR Central Asia
Убийство Алишера Саипова, известного кыргызстанского журналиста, - серьезный регресс в праве на свободное освещение событий в Центральной Азии, в особенности на освещение сложной политической ситуации в Узбекистане.

26-летний Саипов был убит тремя выстрелами вечером 24 октября в центре Оша, самого крупного города на юге Кыргызстана.

Кыргызстан, политический климат которого отличается от соседних государств большей либеральностью, был шокирован умышленным убийством известного журналиста. Несмотря на то, что задержанных по подозрению в убийстве еще нет, многие обозреватели полагают, что Саипова устранили из-за критики в его публикациях политического режима в Узбекистане.

Саипов сотрудничал с агентством Фергана.ру, одним из главных русскоязычных вебсайтов, освещающих события в Центральной Азии, Радио «Свобода» и радио «Голос Америки». В начале этого года он основал газету «Сиесат» («Политика») на узбекском языке, которая освещала события как в Узбекистане, так и в его родном Кыргызстане.

По словам правозащитницы Азизы Абдрасуловой из Кыргызстана, газета «Сиесат» пользовалась очень большим спросом в узбекистанской части Ферганской долины, находящейся вблизи от города Ош.

Смерть журналиста вызвала жесткое осуждение со стороны международной и местной кыргызстанской общественности.

«Я шокирован и опечален жестоким убийством Алишера Саипова – одного из наиболее перспективных молодых журналистов Кыргызстана, известного в своей стране и за ее пределами», - сказал Миклош Харасти, представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации.

Хулькар Исамова, журналистка из Оша, автор передачи «Резонанс» на местном канале «Мезон ТВ», сказала в интервью IWPR, что смерть Саипова заставила многих местных журналистов задуматься об их собственной безопасности.

«Как человек я боюсь, вздрагиваю от любого телефонного звонка, но как журналиста меня таким образом не запугать. Наоборот, это разозлило нас, мы сплотились», - заявила она.

Как и многие другие, Исамова считает, что Саипова заставили замолчать в преддверии проведения президентских выборов в Узбекистане, назначенных на 23 декабря, чтобы предотвратить высказывание альтернативных точек зрения.

Многие аналитики и журналисты подозревают, что к убийству причастны узбекские спецслужбы. Саипов говорил, что ему неоднократно угрожали, а государственные узбекские СМИ начали кампанию, похожую на целенаправленное разрушение его репутации.

«Саипова давно хотели убрать, он очень сильно мешал режиму в Узбекистане. Но это убийство, совершенное спецслужбами Узбекистана, было еще и устрашением для других журналистов», - сказала Исамова.

Узбекские власти не дали комментариев по поводу убийства Саипова.

Эдиль Байсалов, видный политический деятель Кыргызстана, сказал: «Убийство Саипова привело к тому, что еще одним источником правдивой информации из Центральной Азии стало меньше. Это убийство - не просто месть за журналистскую деятельность Алишера Саипова, но и предупреждение всем остальным, кровавый диктаторский режим говорит: “У нас длинные руки”».

Байсалов считает, что это послание, в первую очередь, предназначено для журналистов в Оше, где проживает большое количество этических узбеков.

«Кроме того, это сигнал и международным журналистам, в том числе и иностранцам, которые здесь находятся. Накануне президентских выборов те журналисты и правозащитники, которые пользовались либеральным режимом Кыргызстана и Ошом, как узловым корреспондентским пунктом, поняли, насколько опасно здесь работать», - сказал он.

Улукбек Бабакулов, главный редактор газеты «Голос свободы», лично знавший Алишера Саипова, уверен, что «убийство похоже на акцию устрашения».

«Если бы его хотели просто убрать, они бы сделали это незаметно. Но его расстреляли в центре города, в светлое время суток, громко, без всякого глушителя, - сказал он. - Это было сделано, чтобы запугать журналистов, да и всех тех, кто пытается бороться с режимом в Узбекистане».

Бабакулов опасается, что в результате многие местные журналисты перестанут работать, однако он считает, что информация все равно будет поступать: «Найдутся люди, которые продолжат рассказывать о том, что там творится. В основном это будут делать западные журналисты или те, кому удалось уехать на Запад и там свободно работать».

«В Узбекистане, - продолжает он, - свободных журналистов давно нет, так что там не будет свободного освещения ни выборов, ни того, что там на самом деле творится».

Байсалов согласен с утверждением, что «запугивание делается специально в преддверии выборов в Узбекистане».

Мало кто сомневается в том, что действующий президент страны Ислам Каримов победит на выборах. Несмотря на то, что в выборах будут участвовать и небольшое количество других кандидатов, все они - незначительные политические фигуры, поскольку их кандидатуры были санкционированы властью для создания видимости политической борьбы.

Чиновники в Ташкенте, проявляя необычайную таинственность во всем, что касается выборов этого года, объявили точную дату голосования почти в самый последний момент. Одним из объяснений подобных действий может быть сложность в поиске конституционного обоснования права Каримова выставлять свою кандидатуру на третий срок.

Находящийся у руля со времен Советского Союза, президент начал свой первый пятилетий срок правления в 1991 году. Он оставался на посту президента в результате принятия нескольких конституционных поправок, продлевающих его полномочия. В прошлом узбекские власти были откровенны по поводу нововведений и прилагали максимум усилий для разъяснения их легитимности.

Теперь, по-видимому, весь спектр правовых механизмов исчерпан, и вместе с этим нет ответов на сложные опросы, задаваемые такими критиками, как Саипов.

Абдрасулова убеждена, что власти Узбекистана попытаются блокировать любые источники информации и дискуссии предстоящих выборов.

«В Узбекистане, на мой взгляд, будет самое минимальное освещение президентских выборов, - сказала она. – У него [Саипова] была возможность из Кыргызстана хоть что-то писать о том, что там творилось, но теперь, после его смерти власти Узбекистана скорее не позволят, чтобы была хоть какая-то критика. В этом плане там гайки закручены до предела».

Корреспондент ВВС в странах Центральной Азии Наталия Антелава тоже считает, что в результате убийства Саипова в процессе освещения предстоящих выборов в Узбекистане образуется большая брешь.

«Я думаю, что его отсутствие очень сильно отразится на освещении выборов в Узбекистане, потому что его газета была чуть ли ни единственным [печатным] СМИ, которое давало альтернативную точку зрения, - сказала Антелава в интервью IWPR. - Для Алишера, который освещал Узбекистан, естественно, выборы были бы самой большой темой, и, конечно же, он стал бы тем альтернативным голосом, которого у людей в Узбекистане уже нет».

Убийство ведущего журналиста имеет далеко идущие последствия, которые отразятся на всем центрально-азиатском регионе.

«Убийство Саипова показало, что цена свободы слова в Центральной Азии - это жизнь журналиста, - сказала Абдрасулова. – Его смерть - это угроза основе демократии. Безусловно, теперь журналисты … стран Центральной Азии, скорее всего, будут напуганы и станут меньше критиковать уже сложившиеся и зарождающиеся авторитарные режимы».

Досым Сатпаев, директор Группы оценки политических рисков в Казахстане, отметил: несмотря на то, что степень свободы СМИ во всех странах Центральной Азии разная, ни одна страна не является по-настоящему свободной.

«Это объединяет страны Центральной Азии, - говорит он, - потому что в этих странах власть концентрируется в руках одного человека, либо небольшой группы. И для сохранения власти эти группы готовы пойти на многие вещи, в первую очередь - на контроль информационного пространства».

По словам Сатпаева, такие действия, как убийство и закрытие вебсайтов, преследуют одну и ту же цель – ликвидация «альтернативной информации, которая была бы неприятна для властей».

Антелава добавляет: «Алишер был одним из немногих, кто продолжал заниматься настоящей журналистикой в регионе, где настоящая журналистика вымирает. Поэтому, я думаю, это [убийство] … невероятно сильный удар по тому немногому, что есть, по той малой свободе слова, которую еще удавалось сохранить».

Толекан Исмаилова, руководитель общественной организации «Граждане против коррупции», надеется, что смерть коллеги придаст журналистам Кыргызстана сил, а не запугает их.

«Это убийство посеет еще больший страх в обществе. Но, по-моему, наоборот, его смерть должна поднять дух журналистов, мобилизовать активистов, потому что за ним - свобода слова, - сказала Исмаилова. - Жестокое убийство - это вызов всему журналистскому сообществу, всем, кто стремится к свободе слова, всему правозащитному движению центрально-азиатского региона».

Таалай Аманов, контрибьютор IWPR в Бишкеке.