Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНСКО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ СТАБИЛЬНО ПЛОХИЕ

Давнишний спор по поводу нефтяных запасов Каспия создает напряженность, от которой скорее пострадает Ашхабад, нежели Баку.
By

Спорный вопрос деления огромных запасов нефти и природного газа Каспия, все больше осложняет отношения между Туркменистаном и Азербайджаном.


Дипломатические источники в Баку сообщают, что 29 июня посол Азербайджана в Ашхабаде Эльхан Гусейнов прибыл на родину для «консультаций по поводу ситуации в Туркменистане». Хотя официальные лица скупы на комментарии, возникают предположения, что причиной отзыва посла стала озабоченность Азербайджана намерениями соседа по Каспийскому морю наращивать военную мощь.


Через две недели Гусейнов вернулся в Туркменистан, предотвратив тем самым дальнейшее ухудшение отношений между двумя странами. Однако, дипломаты и обозреватели, говорившие с IWPR, считают, что проблемы, существующие между Азербайджаном и Туркменистаном, так и остались нерешенными.


Основная причина разногласий - залежи нефти и газа на дне Каспийского моря. Туркменистан строит планы по разработке спорного месторождения нефти, уже разрабатываемого Азербайджаном. Обе страны заявляют о своих правах на данное месторождение.


Баку обеспокоен также сделкой, согласно которой Туркменистан получит от Украины вооружение и военное оборудование на сумму 500 миллионов долларов, а расплачиваться будет природным газом. Несмотря на то, что это военное оборудование не представляет особой угрозы для Азербайджана, очевидное бряцание оружием еще более осложнил спор вокруг нефтяного месторождения.


«Отношения между нашими странами довольно прохладные», заявил азербайджанский дипломат, не пожелавший назвать своего имени, бакинской газете «Эхо».


До 1991 года, Каспийское море делили между собой Советский Союз и Иран, но государства, появившиеся после распада СССР не смогли договориться о границах. Обнаружение же новых залежей нефти и газа в центральной части Каспия вывели споры по этому вопросу за академические рамки.


В 2003 году Азербайджан договорился с Россией и Казахстаном о распределении соразмерного участка моря каждой из стран. Однако, с таким подходом не согласились две каспийские страны - Туркменистан и Иран. Соответственно, не существует общего мнения о том, какая часть южного Каспия принадлежит этим двум странам, а какая Азербайджану.


Несмотря на неразрешенность вопроса, Азербайджан еще с 1994 года приступил к разработке основных залежей, в том числе месторождений Азери, Чираг и Гюнешли. Туркменистан претендует по крайней мере на часть этих месторождений в зависимости от того, где будет проходить окончательная граница.


Особенно ожесточенные споры вызывает месторождение Капаз, называемое туркменской стороной Сердаром. Принадлежность этого месторождения обсуждается с 1997 года, когда Азербайджан вовлек российские компании «Лукойл» и «Роснефть» в его разработку. Однако, выяснилось, что эти компании поддержали последующие протесты Ашхабада.


Далее последовало несколько безуспешных попыток обеих стран заключить договоры о разработке месторождения Капаз/Сердар и только в январе 2005 года канадская компания Buried Hill Energy объявила, что достигла договоренности с Туркменистаном о начале работ на этом участке.


Министерство иностранных дел Азербайджана немедленно уведомило канадскую фирму о своем отношении к данному вопросу, предупредив ее, что на Капаз/Сердар не могут быть начаты работы, пока окончательно не определено, какой из стран принадлежит месторождение.


Представитель министерства иностранных дел Азербайджана Таир Тагизаде выражался в более мягкой форме в интервью, данном IWPR. Тагизаде уверен, что этот продолжительный спор со временем будет решен.


«Между Азербайджаном и Туркменией есть несколько вопросов, по которым они еще не достигли полного взаимопонимания. Один из них - разделение Каспия на секторы и морские границы», – заявил Тагизаде. «Но это - рабочий вопрос, и его можно решить. Поэтому, я бы не стал драматизировать отношения между двумя странами». Нефть не единственная проблема, существующая между этими двумя странами. Отношения крайне осложнили некоторые вопросы, в частности, вопрос о миллионах долларов, которые, по утверждению туркменской стороны, Азербайджан должен ей за поставки газа около 10 лет назад.


Туркменистан не имеет посольства в Баку с 2001 года. Дипломатические отношения стали еще хуже в следующем году, когда президент Туркмении Сапармурат Ниязов, называемый на родине Туркменбаши, заявил, что некоторые из участников в покушении на его жизнь, прибыли в Туркменистан через Азербайджан. Он также намекнул, что руководство Азербайджана даже финансировало их.


Особое раздражение Баку вызвал недавний визит в Ашхабад президента Украины Виктора Ющенко. Во время визита был подписан договор, согласно которому, Украина поставит Туркменистану военные корабли, поможет в подготовке экипажей, обслуживании и ремонте кораблей.


Азербайджанский политолог Расим Мусабеков утверждает, однако, что Туркменистан не сможет решить свои проблемы в отношениях с каспийскими странами путем наращивания военной мощи.


«Как бы Туркменистан ни усиливал свой флот, он вряд ли сможет извлечь из этого какую-нибудь выгоду, так как одних технических средств недостаточно», – говорит он.


«Невозможно обзавестись материальной базой в Каспийском море с помощью постоянного присутствия там вооруженных сил. Ни один инвестор не вложит деньги в такую зону и не пошлет туда своих сотрудников».


Охлаждение отношений с Азербайджаном, имеющим более развитую нефтяную промышленность и нефтепровод, связывающий его со средиземноморским турецким портом Джейхан, не в интересах Туркменистана, у которого нет выхода к другим морям. Он уже и без того полностью зависит от доброй воли России в вопросе экспорта газа, а экспорт нефти и газа через Иран незначителен по объему из-за политической изоляции последнего.


Мусабеков утверждает, что «если даже Туркменистан найдет инвестора, окажется, что этот проект [Сердар] недостаточно доходный без использования инфраструктуры Азербайджана для дальнейшей транспортировки нефти».


Представитель Министерства нефти и газа Туркменистана, пожелавший остаться неназванным, согласен с положением, что его страна только выиграет от более дружественных отношений с Азербайджаном: «Туркменистан не может привлечь иностранных инвесторов для проведения работ в каспийском секторе, который он считает своим, так как любой инвестор, желающий работать в Туркменистане... в первую очередь заинтересован в использовании инфраструктуры Азербайджана».


Рауф Оруджев, сотрудник IWPR в Азербайджане.