Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНСКИЙ ДИПЛОМАТ НЕ УШЕЛ ОТ ОТВЕТА

Есть подозрения, что угроза возмездия в отношении родственников со стороны туркменских спецслужб заставила дипломата, самовольно оставившего пост, вернуться на родину.
By IWPR Central Asia

За внезапным дезертирством туркменского посла в Брюсселе последовала еще более таинственная неожиданность – посол вдруг объявился в Ашгабате и немедленно попал под арест.


О странной репатриации посла Ниязклыча Нурклычева стало известно из указа президента Туркменистана Сапармурата Ниязова от 29 ноября, где в жестких выражениях объявлялось об отставке посла и лишении его всех дипломатических регалий и наград.


Как стало известно IWPR из источника в силовом ведомстве Туркменистана, Нурклычев в настоящее время находится в Ашгабате под домашним арестом. По его делу ведется следствие.


Неизвестно, когда и как Нурклычев оказался в туркменской столице. По информации оппозиционного Интернет-сайта «Гундогар» (www.gundogar.org), примерно за десять дней до выхода президентского указа он попросил политического убежища в Брюсселе у неустановленного государства.


Сообщается также, что Нурклычев принял решение отказаться от туркменского подданства после того, как его срочно вызвали в Ашгабат «для консультаций». Вместо этого он обратился к одной из европейских стран с просьбой предоставить ему политическое убежище.


По одной из версий, выдвигаемых журналистом «Гундогара», Нурклычев почувствовал, что его хотят сделать «козлом отпущения» из-за резолюции Генеральной ассамблеи ООН, осуждающей правительство Туркменистана за вопиющее попрание прав человека и требующей освободить всех политических заключенных.


Вышедшая 18 ноября резолюция была принята по инициативе стран Евросоюза, и Нурклычев, как посол в Брюсселе, должен был ее заблокировать.


По утверждению «Гундогара», министр иностранных дел Рашид Мередов и постоянный представитель Туркменистана при ООН Аксолтан Атаева якобы «нажаловались» на Нурклычева Туркменбаши, возложив на того всю ответственность за этот дипломатический конфуз.


«Вина Нурклычева заключается в том, что он оказался не в состоянии остановить инициативу ЕС, - заявил в интервью российской «Независимой газете» известный туркменский диссидент Худайберды Оразов. – То есть, виновато не катастрофическое положение с правами человека в стране, а посол, который не сумел убедить европейцев, что людям прекрасно живется под сенью Туркменбаши».


Вероятно, второй «фатальной» ошибкой Нурклычева стала попытка «к бегству», предпринятая им в то время, когда он еще находился в пределах досягаемости для туркменских спецслужб.


Супруга и дети посла проживали вместе с ним в Бельгии, однако на родине у него осталось немало родственников, часть которых занимает важные государственные посты.


По предположению источника в правоохранительных органах Ашгабата, именно угроза возмездия в отношении родственников могла заставить Нурклычева «сдаться» туркменским властям.


«Со стороны Нурклычева было опрометчивым шагом искать политического убежища в Европе в то время, когда у него оставались в Туркменистане близкие родственники, - сказал этот источник на условиях анонимности. – Против родственников попавших в опалу политиков принимаются самые жесткие меры. Видимо, угроза таких мер со стороны туркменских спецслужб и заставила Нурклычева вернуться в Ашгабат».


«Хотя жена и дети Нурклычева были вместе с ним, у него в Туркменистане оставались братья, сестры, их дети и его собственные родители. Знаете, у офицеров КНБ есть присказка: «В случае чего, у каждого есть мать», - добавил он.


Попытка Нурклычева размежеваться со страной, которую он представлял, – не первый подобный случай в Туркменистане. За последние три года «невозвращенцами» стали уже четверо туркменских дипломатов.


Наибольший резонанс имел первый случай. В ноябре 2001 г. дезертировал бывший министр иностранных дел, в то время – посол Туркменистана в КНР Борис Шихмурадов. Впоследствии он был арестован на территории Туркменистана и приговорен к пожизненному заключению по обвинению в соучастии в так называемом покушении на жизнь президента в ноябре 2002 г.


Через месяц после Шихмурадова аналогичным образом оставил свой пост посол Туркменистана в Турции Нурмухаммед Ханамов. Весной 2003 г. политического убежища в Великобритании попросил сотрудник дипломатической миссии Туркменистана в Лондоне Чары Бабаев, а летом того же года вместе с семьей дезертировал сотрудник туркменского посольства в Армении Тойли Курбанов.


После этого Туркменбаши издал указ, воспрещающий семьям дипломатов выезжать вместе с ними за границу. Указ датирован мартом 2004 г., то есть, очевидно, не распространялся на Нурклычева, к тому времени уже вывезшего жену и детей в Брюссель.


Родственники, знакомые и даже соседи лиц, оказавшихся в немилости у Туркменбаши, подвергаются преследованиям спецслужб.


Молодой житель Ашгабата рассказал IWPR, как целый месяц провел в застенках КНБ только за то, что в свое время жил по соседству с Шихмурадовым. «После этой «попытки покушения» меня с тремя друзьями забрали агенты Комитета национальной безопасности (КНБ) и держали целый месяц только потому, что мы когда-то жили на одной улице с главным подозреваемым – Борисом Шихмурадовым – и дружили с его племянником.


Не хочу рассказывать о том, как с нами обращались. Лишь спустя месяц, поняв, что мы на самом деле ничего не знаем и не представляем интереса для каэнбэшников, нас отпустили и даже не извинились, и еще пригрозили, чтобы не вздумали никому жаловаться о своих злоключениях, иначе получим по полной. Вот такое гуманное у нас государство».


Мурад Новрузов – псевдоним журналиста из Ашгабата