Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНСКИЕ ДЕТИ УЧАТСЯ ПО-ТУРЕЦКИ

Система образования в Туркменистане не оставляет гражданам никакой альтернативы, кроме как обучать своих детей во вновь открывающихся турецких школах и лицеях, где, впрочем, уровень образования оставляет желать лучшего.
By IWPR staff

У родителей, стремящихся дать своим чадам качественное образование в Туркменистане, не остается иного выбора, кроме как отдать их в турецкую школу, но многих начинают беспокоить националистическая и религиозная составляющие такого образования.


В Центральной Азии турецкие школы и лицеи появились после развала СССР, став альтернативой унаследованной республиками распадающейся системе образования.


В Туркменистане качество школьного образования упало особенно резко, ибо к хроническому недофинансированию прибавились проблемы, характерные только для этой страны. Например, президент Туркменистана Сапармурат Ниязов распорядился не признавать в его стране дипломы, выданные зарубежными вузами, а тем временем учеба в туркменских школах и вузах все больше сводится к штудированию "Рухнамы" - фундаментального труда главы государства, подменяющего собой другие предметы.


Одна за другой закрываются школы с преподаванием на двух языках - туркменском и узбекском, русском или казахском. В настоящее время преподавание ведется практически исключительно на туркменском языке. Закрытие русских школ явилось ударом не только для славянского населения Туркменистана, но и для других национальностей, традиционно пользующихся в обиходе русским языком. Для их детей учеба в русской школе открывала дорогу последующему высшему образованию и трудоустройству в России.


По мере сокращения вариантов получения качественного среднего образования турецкие школы остались практически единственной возможностью для честолюбивых родителей, желающих своим детям успеха и процветания в жизни.


При изоляционистской внешней политике руководства Туркменистана в стране благополучно действуют турецкие школы. У Туркменбаши с Турцией существуют особые отношения. Турецкие фирмы участвуют в многочисленных строительных и промышленных проектах в Туркменистане. Для Турции создание своих школ является способом усиления своего влияния в регионе Центральной Азии, с которым ее связывают общие исторические и культурные корни.


В каждом более-менее значительном по величине городе имеется турецкая школа - либо частная, либо финансируемая турецким правительством. В стране действует Туркмено-Турецкий университет, где выпускники турецких школ могут продолжить образование. Отделения ТТУ имеются в областных центрах.


Дипломы турецких учебных заведений не только признаются в Туркменистане, но и дают выпускникам дополнительные преимущества при приеме на работу, а также возможность продолжить образование в Турции. Преподавание в турецких школах ведется как на турецком, так и на английском языках.


"Для моих детей это - единственная возможность получить хоть какое-то образование, - говорит отец двоих сыновей Батыр. - Здесь хотя бы есть надежда, что мои дети выучат иностранные языки, тогда как в наших государственных школах кошмар творится - кроме "Рухнамы", ничего не преподают. А поскольку у нас нет российского гражданства, я не могу отправить детей учиться в Россию, как делают многие. Выходит, что учиться в турецком лицее - единственная альтернатива для нас".


Один выпускник Туркмено-Турецкого университета не жалеет, что закончил ТТУ: "Я считаю, что мое турецкое образование по качеству на порядок выше нынешнего государственного туркменского образования. Закончив ТТУ, я смог устроиться на работу в турецкую фирму. Думаю, с туркменским дипломом мне бы ничего не "светило"".


Некоторых родителей не устраивает агрессивная националистическая направленность турецкой школьной программы, в которой много времени отводится изучению идеологии "пантюркизма". К примеру, утверждается, что туркмены и другие центрально-азиатские нации - это те же тюрки, а их языки представляют собой лишь диалекты турецкого.


В некоторых частных школах сильный акцент делается на исламской религии, что также беспокоит многих родителей в мусульманском, но в основном секуляризированном Туркменистане.


Один родитель на условиях анонимности рассказал, что его старший сын одно время ходил в турецкую школу-интернат, где их "заставляли читать молитвы, чтить турецкие устои и законы".


"Меня это настораживало, но я думал, что знание языков и иной культуры важнее, - говорит он. - Но когда в его разговорах стали прослеживаться религиозные настроения, я решил его перевести в обычную школу. В податливое детское сознание легче всего внедрить ростки экстремизма; меня это напугало.


Младшего сына я не отдам в руки турецких преподавателей! Тем более что до конца не понятно, кто финансирует эти учебные заведения:".


Бывший студент турецкого лицея в Ашгабате подтвердил, что "религия действительно являлась одним из главных компонентов образования, но преподавалась в завуалированном виде. С наиболее успешными учениками проводили дополнительные религиозные занятия, а по выходным приглашали "на квартиру" для чтения религиозной литературы".


"Часто источники в правоохранительных органах предупреждали руководство школы о готовящейся проверке, - рассказал студент. - Тогда учители быстро прятали религиозную литературу, а после проверки вновь ее доставали".


Один профессор истории, обеспокоенный исламской направленностью учебной программы турецких школ, выразился следующим образом: "Кто посеет ветер - пожнет бурю, говорят на Востоке. Экспансия агрессивного ислама в Туркмении опровергает эту народную мудрость. Кто бы ни "сеял ветер" - "благотворительные фонды" или экстремистские секты, - пожинать плоды придется только нам. А уж как впоследствии будут использованы проверенные, подготовленные и благодарные своим учителям кадры, - одному Аллаху известно".


Наблюдатели также говорят о том, что преобладание турецкого образования ведет к возникновению протурецкой политической и экономической элиты. Ведь нынешние ученики в будущем должны занять ключевые посты в экономике, науке и государственных структурах Туркменистана. Пока этого не произошло, но лишь потому, что эти люди еще слишком молоды.


Ученикам, переведенным в турецкие школы из обычных, бывает трудно преодолеть культурные различия. В турецких школах более строгая дисциплина и мальчики учатся отдельно от девочек.


"Раньше я учился на русском отделении в обычной школе, и там мне нравилось больше, - рассказывает ученик 8 класса Кямал. - У меня в классе раньше были девочки, и мы дружим до сих пор; а те мальчики, которые учатся здесь с первого класса, не знают, как общаться с девочками. Они все здесь какие-то агрессивные.


Отношения с учителями были доверительные, у меня было много друзей, у нас были общие интересы. А здесь все мои одноклассники какие-то замкнутые. Такое ощущение, что они постоянно чего-то боятся, да и учителя очень строгие, иногда не в меру.


Если возникает конфликт, то его не разбирают всем классом, как в моей предыдущей школе, а сначала наказывают за провинность, а потом заставляют молиться и просить прощения у Бога".