Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНИСТАН ЗАХЛЕСТНУЛА ВОЛНА ПРЕСТУПНОСТИ

Криминогенная обстановка в стране резко ухудшилась после очередной ежегодной амнистии.
By IWPR Central Asia
, когда на свободу вышли более восьми тысяч заключенных, а некоторые – общее экономическое неблагополучие в стране.



Сотрудник правоохранительных органов на условиях анонимности сообщил IWPR, что число грабежей и разбойных нападений в последние несколько недель резко возросло, и почти 80% задержанных - это бывшие заключенные, выпущенные в октябре 2005 года по ежегодной президентской амнистии.



«Только за последние 35 дней количество совершенных преступлений в процентном соотношении равно количеству правонарушений за шесть месяцев прошлого года. Это - высокий показатель», - сообщил этот источник.



Амнистия в Туркмении была законодательно закреплена в 1999 году, и с тех пор ежегодно к празднику «Ночь благодарения», которой заканчивается священный для мусульман месяц Рамадан, на свободу отпускают большую часть заключенных. Всего в туркменских тюрьмах находилось чуть более 12 тыс. заключенных. В этом году были амнистированы 8,145 из них. Оставшиеся 4 тысячи - это политические заключенные и осужденные за экономические преступления и хищения государственного имущества в особо крупных размерах. Эти статьи под амнистию не подпадают.



На свободу выходят осужденные за наркоторговлю, воровство, разбои и т.п., и почти 90% из них возвращаются к своему прежнему ремеслу, ведь на воле им никто не сочувствует, и никто не станет помогать.



Выступая на заседании правительства накануне амнистии, президент Сапармурат Ниязов распорядился «трудоустроить всех амнистированных и раскаявшихся в своих деяниях, помочь им адаптироваться к нормальной жизни, чтобы они не чувствовали себя изгоями и у них не возникало желания вернуться к прежней жизни». Но зачастую, и в данном случае - в частности, слова и распоряжения Туркменбаши расходятся с делом.



«Мы с такой радостью ждали сына домой, он вернулся с искренним желанием начать новую жизнь, найти работу, завести семью, - рассказывает Майя Ашировна. - Но прошел месяц, а мы до сих пор не можем его трудоустроить. Везде, когда узнают, что была судимость, под любым предлогом отказывают. Его не берут даже на самую низкооплачиваемую работу, хотя у него - высшее образование».



По словам бывших заключенных, вышеописанный случай - не исключение, а скорее норма. При устройстве на государственную работу нужно заполнять различные формуляры, и в одном из них есть пункт с вопросом о наличии судимости. В случае положительного ответа шансов на трудоустройство практически нет.



«Если даже “нормальные” люди не могут найти работу, кто будет связываться с бывшими ворами и наркоторговцами?» - в отчаянии говорит 30-летний Мердан, амнистированный в 2004 году и так и не сумевший найти работу.



«Нас фактически вынуждают возвращаться в свою прежнюю среду. А что остается делать? Ведь надо кормить себя, семью… Вот и продолжаем делать то, что умеем - воровать, торговать наркотиками», - заключил он.



Надо отметить, что большинство амнистированных попало в места лишения свободы за преступления, так или иначе связанные с употреблением или распространением наркотиков. За тюремными стенами они не избавляются от пагубной привычки и, выходя на свободу, как правило, продолжают вести прежний образ жизни.



«В стране отсутствуют центры по реабилитации освобожденных из мест заключения, - говорит сотрудник общественной организации. - Совершенно не ведется работа по адаптации амнистированных к условиям жизни вне стен тюрьмы».



«В нашем доме наркоманы украли счетчик электроэнергии, и весь многоквартирный дом оставался без электричества почти пять дней, пока не поставили новый. Через неделю украли телефонный кабель, и две недели у нас в доме не работали телефоны. Воруют все, что можно унести и продать», - жалуется житель одного из жилых массивов Ашгабада.



Участились нападения на пенсионеров в день получения пенсий. Под видом соседей, которым нужно позвонить, мошенники проникают в квартиры к одиноким, престарелым людям, оглушают их и совершают грабежи.



«Одна моя знакомая пенсионерка с целью дополнительного приработка к пенсии пустила на квартиру амнистированного, который приехал искать работу, - рассказывает работник органов социального обеспечения. - Мужчина прожил у нее две недели, и в день, когда она получила пенсию, он ее убил, закрыл квартиру и уехал».



Участковые ходят по квартирам и предупреждают жителей, чтобы те не открывали двери незнакомым людям. Одиноких стариков берут под патронаж и наведываются к ним каждый день.



Один ашгабатский участковый рассказал, что каждый раз, когда в микрорайоне совершается преступление, всех местных амнистированных вызывают на допрос.



«Год от года криминогенная обстановка после амнистии ухудшается, у освобожденных нет возможности устроиться на работу, катастрофически растет число наркозависимых. В такой ситуации даже не знаю, что лучше – амнистия или полный срок», - рассуждает участковый.



Ни по телевидению, ни в газетах ничего не сообщается о росте преступности. А президент на встрече с иностранными дипломатами в конце октября уверенно заявил, что все амнистированные благополучно трудоустроены, а преступность не возросла.



Тем временем, всем отделениям милиции дано указание не разглашать данные о реальных масштабах преступности. «По сводкам в вышестоящие инстанции данные о преступности занижаются в десятки раз», - признался на условиях анонимности один полицейский.



«Мы не имеем права говорить правду – то есть что Туркменистан захлестнула волна преступности, - говорит Ашир, сотрудник правоохранительных органов. - Нам дано указание “свыше” аккуратно предупреждать граждан, чтобы были осторожны, не открывали двери незнакомым людям, но не говорить, что обстановка близка к чрезвычайной, и все отделения милиции работают в усиленном режиме».