Туркменистан: Вложение инвестиций должно быть целесообразным

Туркменистан: Вложение инвестиций должно быть целесообразным

Tuesday, 2 March, 2010
.

Обозреватели NBCA считают, что рациональнее направлять деньги на развитие образования, культуры, здравоохранения и перспективных отраслей экономики,



4 февраля президент Гурбангулы Бердымухаммедов облетел на вертолете Ашгабат и ознакомился с ходом строительства крупных объектов, которые, по сообщениям местных средств массовой информации, должны стать «символом эпохи нового Возрождения и великих преобразований».



В центре туркменской столицы будут построены новые площади, четырехсотметровая телевизионная башня, отели, парки, стадионы, фонтаны, а главной достопримечательностью станет Монумент нейтралитета высотой девяносто пять метров, строительство которого обойдется казне в $218 миллионов.



Этот памятник будет построен на месте Арки нейтралитета – громадного постамента из бетона и стекла, увенчанного двенадцатиметровой золоченой фигурой Сапармурата Ниязова – первого туркменского президента, которая вращается в зависимости от положения солнца.



О решении демонтировать гигантский памятник Туркменбаши, являющийся символом авторитарного правления, власти заявили еще в середине января.



Тогда же, выступая на расширенном заседании кабинета министров, президент Бердымухаммедов заявил, что в течение 2010-2011 годов в стране будут построены сотни новых объектов на общую сумму более чем в двадцать три с половиной миллиарда американских долларов.



Это сумма эквивалентна полуторагодовому бюджету Туркменистана.



Начало гигантскому крупнобюджетному строительству было положено еще во времена прежнего туркменского лидера, при жизни которого строились помпезные дворцы, обновлялись административные здания министерств и ведомств, учебных заведений.



Несмотря на то, что некоторые дорогостоящие объекты, заявленные Бердымухаммедовым, такие как стадионы или ледовый дворец для проведения зимних состязаний, востребованы, большинство из них - непродуманная трата государственных средств, говорят комментаторы.



«За такие деньги можно построить два автомобильных моста через [реку] Амударью или же заводы и фабрики, где нашли бы себе работу три тысячи человек», - полагает житель восточного Лебапского велаята, который наслышан о строительстве нового Монумента нейтралитета в столице.



Или, к примеру, можно увеличить ассигнования на туркменскую культуру, на развитие которой в бюджете этого года предусмотрено $130 миллионов, хотя реальные потребности намного выше.



«Получается, что на строительство нового монумента нейтралитета будет потрачено на 88 миллионов долларов больше, чем на всю культуру?» - возмущается другой обозреватель в Дашогузе, на севере страны.



На взгляд ашгабатского аналитика, инвестиции лучше направлять на программы поддержки сельского населения, поскольку больше половины туркменистанцев проживает в сельской местности, а для улучшения их социально-бытовых условий из бюджета страны выделяется лишь $50 млн. в год.



«Нужны ли стадионы, ипподромы, театры и фонтаны человеку, постоянно думающему над тем, как прокормить семью?» - вопрошает аналитик.



Аннадурды Хаджиев, туркменский экономический аналитик из Болгарии, опасается, что финансовые ресурсы, вложенные в такие крупномасштабные строительные идеи, будут безвозвратно потеряны.



«Многие инвестиционные проекты не выдерживают критики и никогда не окупятся, - говорит Хаджиев. – [Строительство] многочисленных пустующих отелей, фонтанов, высотных башен и других объектов непроизводственной сферы никакой отдачи экономике не сулят».



Экономист считает, что власти должны вкладывать средства в создание лечебных и образовательных центров, в новые технологии для топливно-энергетического комплекса, а также в транспортную отрасль.



Эта сфера остро нуждается в цистернах для перевозки нефти и нефтепродуктов, сжиженного газа, вагонов, и при необходимых капиталовложениях организовать такое производство в стране возможно, необходимо лишь рассчитать инвестиционные потребности экономики.



(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С 2008 года, служба анализирует события в Узбекистане и Туркменистане).



©

Новый район в Ашгабате. Фото © IWPR.



Золотая статуя Туркменбаши. Фото © IWPR.



Президент-отель в Ашгабате Фото ©IWPR.





Туркменская прокуратура должна быть надзорным органом



Для повышения эффективности работы органам прокуратуры надо избавиться он неофициальных карательных функций, считают эксперты NBCA.



В январе 2010 года в Туркменистане вступил в силу новый Закон «О прокуратуре», в котором закреплены основные положения Конституции, принятой в 2008 году.



К примеру, санкционирование действий, ограничивающих права граждан, теперь возможно лишь на основаниях, «предусмотренных законами Туркменистана», а право вынесения протестов и кассационных представлений принадлежит прокурору, «принимавшему участие в рассмотрении дела», чего в старом законодательном акте от 1996 года прописано не было. Кроме того, закреплен пятилетний срок полномочий генерального прокурора, который не может занимать свою должность более двух сроков подряд.



По мнению Парахата Дурдыева, представителя Института государства и права при президенте Туркменистана, очень важной является статья, предусматривающая сотрудничество Генпрокуратуры с соответствующими органами иностранных государств и международными организациями.



«Осуществление этих полномочий имеет важное значение для повышения эффективности деятельности прокуратуры по укреплению законности и правопорядка»,- пишет Дурдыев на правительственном Интернет-портале Turkmenistan.gov.tm[http://www.turkmenistan.gov.tm/?idr=2&id=100119a]



Юристы, опрошенные NBCA внутри Туркменистана, согласны с тем, что модернизированный закон является позитивным сигналом, демонстрирующим попытку властей привести в соответствие важные нормативные акты, однако укрепить законность в стране без кардинальных изменений стиля работы органов прокуратуры будет трудно.



Негласное наделение прокуратуры карательными функциями произошло еще при прежнем авторитарном лидере Сапармурате Ниязове, скончавшемся в 2006 году.



С его одобрения генеральная прокуратура под руководством Гурбанбиби Атаджановой, возглавлявшей этот орган с 1996 по 2003 годы, применяла внесудебные методы преследования неугодных, вынуждая их отказываться от собственности в пользу государства, а после заключая их в тюрьмы.



«Следователи генеральной прокуратуры не церемонились с подозреваемыми и не пытались классифицировать степень вины конкретных людей, - вспоминает один из судей в Ашгабате.- Все подозреваемые считались сообщниками и объявлялись преступной группой».



При Атаджановой прошли громкие судебные процессы над теми, кого власти сочли причастными к попытке государственного переворота в 2002 году. Позже, в апреле 2003 года, Гурбанбиби Атаджанова была осуждена за вымогательство и другие должностные преступления и заключена в Дашогузскую тюрьму, где находится и в настоящее время.



«У туркменской прокуратуры до сих пор широкие полномочия,- считает адвокат из юридической консультации в Ашгабате.- И методы не изменились. Даже такая всесильная организация, как МНБ, находится под ее надзором и работает в тесной координации [с ней]».



Некоторые последние случаи наталкивают на мысль, что прокуратура старается не замечать фактов нарушения закона.



К примеру, обращения родственников Османа Халлыева - внештатного корреспондента туркменской службы RFE/RL, которые жаловались в прокуратуру на неправомерные действия правоохранительных органов, или заявления адвоката Андрея Затоки - эколога, который был лишен гражданства и покинул страну, результатов не дали.



«Органы прокуратуры осуществляют надзор с оглядкой на властные структуры и Министерство нацбезопасности и поэтому не обеспечивают верховенство закона»,- сказал один из жителей Дашогуза, центра северной провинции страны.



Комментаторы считают, что власти должны позволить прокуратуре реализовывать ее истинные конституционные полномочия – надзор за точным и единообразным исполнением законов.



Однако для этого им потребуется проявить политическую волю.



«Пока прокуратура не избавится от карательных функций, принятие любых нормативных актов бессмысленно»,- говорит Таджигуль Бегмедова, лидер Туркменского Хельсинского фонда из Болгарии.



(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С 2008 года, служба анализирует события в Узбекистане и Туркменистане.)

Turkmenistan
Support our journalists