Туркменистан: Туркменское искусство по-прежнему в застое

Туркменистан: Туркменское искусство по-прежнему в застое

Thursday, 15 January, 2009
Несмотря на решимость развивать культуру и искусство, на деле туркменские артисты по-прежнему лишены свободы, их репертуар тщательно цензурируется, власти вводят нелепые правила, которые ограничивают их творчество, отмечают обозреватели NBCA.

6 января информационный портал Turkmeninform сообщил, что в Ашгабате, на специальном собрании, посвященном вопросам культуры и искусства, власти запретили туркменским певцам петь под фонограммы и инструментальное сопровождение, записанное на дисках.

Кроме того, артисткам было рекомендовано приходить на репетиции только в национальных платьях, однако мужчинам было разрешено носить европейскую одежду.

Последние семь лет культура, эстрадное, песенное и театральное искусство в Туркменистане не развивались, поскольку прежний авторитарный лидер страны Сапармурат Ниязов еще в 2001 году запретил оперу, балет, эстраду и цирк, упразднил филармонии, театры, закрыл ансамбль народного танца и Центр эстрады и циркового искусства.

Диктатор считал, что опера, эстрада и цирк «туркменскому менталитету» не совсем понятны.

Эти жесткие ограничительные меры привели к упадку профессионализма среди певцов, музыкантов и актеров, вследствие чего одна часть профессионалов ушла со сцены, сменив специальность, а другие эмигрировали из страны.

В январе 2008 года президент Гурбангулы Бердымухаммедов, сменивший годом ранее на посту покойного Ниязова, ликвидировал диктаторский закон, возобновил цирковые представления и открыл театр оперы и балета, что было встречено творческой общественностью с вдохновением и надеждами.

Сейчас на сцене оперного театра возрождается туркменская национальная опера «Шасенем и Гариб». В этом году планируется начать репетиции другого известного спектакля - «Тахир и Зухра».
Однако артисты и певцы, опрошенные NBCA в Туркменистане, говорят, что при отсутствии истинно свободного творчества мечтать о развитии искусства наивно, поскольку власти, упразднив существующий при прежнем режиме жесткий подход к культуре, применяют другие ограничения.

Один из режиссеров оперного театра напомнил, что осенью прошлого года Бердымухаммедов образовал «надзорный орган», наделенный правом оценивать художественный уровень литературных произведений, театральных пьес и киносценариев и выдавать разрешение на их сценическую постановку.

«Разрешенные темы для постановок можно по пальцам пересчитать, в условиях тотальной цензуры истинное творчество невозможно, и не надо рассчитывать, что туркменское искусство поднимется», - пессимистично говорит он.

Режиссер указывает, что к постановке допускаются произведения только проверенных на благонадежность местных авторов. Не стоит даже мечтать о том, чтобы в театре были поставлены такие известные оперы Чайковского как «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», «Борис Годунов» Мусоргского, на которых учились все оперные певцы.

Схожая ситуация и на туркменской эстраде.

Наблюдатели NBCA отмечают, что концерты и гастроли артистов являются крайне редким явлением в Туркменистане.

Малочисленные концертные программы в основном проходят в Ашгабате, столице страны, и приурочены они чаще всего к государственным праздникам или международным конференциям, однако репертуар их скучен и однообразен.

Один из ашгабатских певцов рассказал, что Министерством культуры поощряется «исключительно фольклор или песни о родине» на туркменском языке, поэтому многие артисты даже не стремятся разучивать новые песни, запишут один раз фонограмму и «прокатывают» ее при необходимости.

«Я не могу спеть ту песню, которую захочу, ее не пропустят», - сказал певец.

Обозреватель NBCA в Ашгабате вспоминает, как летом 2008 года на международном конкурсе «Пять звезд» в российском городе Сочи впервые принимала участие известная туркменская певица Лачин Мамедова, которая за исполнение популярных песен на русском и арабском языках была удостоена третьего места.

Однако такое значимое событие в самом Туркменистане осталось незамеченным.

«Телевидение и местные газеты проигнорировали этот факт, потому что он не вписывается в контекст туркменской идеологии [восхвалять все туркменское, петь только на туркменском языке, надевать только национальную одежду]», - подчеркивает журналист.
Естественно, вступает в разговор обозреватель из Дашогузского велаята (области) на севере страны, который подмечает, что на концертах подобное «непозволительно».

«Ведь певцы соревнуются не столько в исполнении, сколько в содержании исполняемых песен, которые посвящены либо действующему лидеру, либо проводимой им политике», - заключает эксперт.

Комментаторы NBCA указывают, что для развития культуры и искусства, которое много лет находилось в подавленном состоянии, необходимо позволить исполнителям самим выбирать жанры своих песен, формировать репертуар, костюмы, предоставлять на платной основе эфир теле- и радиоканалов, позволять арендовать помещения для концертов.

«Надо срочно выводить туркменскую эстраду и песенное искусство из ниязовского заточения», - добавляет один из экспертов.

(NBCA — проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года во всех пяти странах региона. С новым финансированием служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)
Turkmenistan
Support our journalists