Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Туркменистан: строительство нескольких газопроводов по-прежнему возможно

Россия сорвала куш, подписав соглашение о постройке газопровода, в котором она была заинтересована, однако, по словам аналитиков, строительство других маршрутов в Европу и Китай все еще возможно.
By IWPR Central Asia
Соглашение, достигнутое президентами России, Туркменистана и Казахстана о строительстве газового трубопровода от Каспийского побережья до территории Российской Федерации, международные СМИ называют победой России над Западом.

Трехстороннее соглашение, подписанное Владимиром Путиным, Нурсултаном Назарбаевым и Гурбаргулы Бердымухаммедовым 12 мая на саммите в прикаспийском городе-порте Туркменбаши, вызвало вполне понятную реакцию в мире, так как оно окончательно ставит крест на разработанном альтернативном маршруте – Транскаспийском газовом трубопроводе, ТКГТ.

Европейский Союз лоббировал ТКГТ, который планировалось проложить по дну Каспийского моря до Азербайджана в обход территории России.

«Россия празднует победу в энергетической игре Каспийского бассейна», - заявила EurasiaNet, тогда как Washington Times пишет о договоренности, достигнутой в городе Туркменбаши, как о «победе Москвы над планами США и Европы, которые имеются у них в отношении данного региона».

Озвучивая 14 мая реакцию США на подписание соглашения, министр энергетики США заявил, что это было «не хорошо» для Европы, которой необходимо разнообразить источники энергии.

Однако аналитики, опрошенные IWPR, не хотят преувеличивать важность подписания данного соглашения. По их словам, оно не обязательно исключает возможность строительства ТКТГ или любого другого трубопровода в обход России.

В настоящее время весь центральноазиатский газ, отправляемый в Европу, идет через Россию. Компания «Газпром», газовый гигант страны, владеет и управляет газопроводом Центральная Азия – Центр (ЦАЦ), построенным еще в советские времена. У «Газпрома» есть договор с правительством Туркменистана об увеличении экспорта газа до 90 миллиардов кубометров газа к 2028 году. На сегодняшний день Россия приобретает 50 миллиардов кубометров газа от ежегодного объема добычи Туркменистана, который составляет 65 миллиардов кубометров.

Соглашение, подписанное 12 мая, даст больше возможностей для получения газа. Первым делом соглашение предписывает проведение реконструкции существующего западного ответвления ЦАЦ, которое проходит по берегу Каспийского моря, доставляя туркменский газ в Россию через территорию Казахстана. По словам президента России Владимира Путина, мощность этого газопровода будет составлять 10 миллиардов кубометров газа в год, а новый параллельный трубопровод будет проложен рядом с существующим в целях повышения пропускной способности. Путин отметил, что в более широком формате соглашение будет подписано к июлю нынешнего года.

Для Европы важность создания альтернативного России источника энергии стала очевидной в январе 2006 года, когда поставки российского газа на большие территории Западной Европы были нарушены из-за ценового конфликта, вспыхнувшего между Москвой и Украиной, – события, вызвавшего некоторые опасения в Европе относительно надежности России.

Планирование строительства ТКГТ, который шел бы на запад, а не на север, началось в 1998 году, когда США профинансировали анализ экономической целесообразности проекта, однако обеспокоенность из-за прошлогоднего нарушения поставок заставила снова говорить о развитии этого проекта. Если газопровод будет построен, он будет доставлять туркменский и, возможно, казахский газ через Каспий к существующим транзитным маршрутам в Турцию.

Кроме ТКГТ, однако, в стадии разработки находятся несколько других проектов строительства трубопроводов, с помощью которых туркменский газ может поступать на рынок, минуя Россию.

Одной из причин, по которым покойный туркменский президент Сапармурат Ниязов и его преемник Гурбангулы Бердымухаммедов могли интересоваться альтернативными путями, является ценовая политика. В прошлом году Ашгабаду удалось получить согласие «Газпрома» на повышение цены до 100 долларов за 1000 кубометров газа, однако сам «Газпром» продает газ с надбавкой около 100 процентов, и Туркменистан не может на это повлиять.

В апреле 2006 года Ниязов подписал соглашение о строительстве газопровода в Китай, в соответствии с которым обязался продавать 30 миллиардов кубометров в год с момента окончания строительства и пуска в эксплуатацию.

Существуют и другие варианты строительства газопроводов. Один из них – газопровод, проходящий через Афганистан, Пакистан и далее в Индию; другой – газопровод в обход афганской территории через Иран и Пакистан. Первый вариант маловероятен, так как Афганистан остается нестабильным, в то время как напряженные отношения США и Ирана в среднесрочной перспективе воспрепятствуют развитию иранского варианта.

Оксана Антоненко из лондонского Международного института стратегических исследований полагает, что для Европы достижение независимости от российских нефти и газа остается приоритетной задачей.

«Европа опасается, что Россия может использовать свои энергетические ресурсы в политических целях [против Европы]», - сказала она.

Однако, по словам Аннет Бор, эксперта по Туркменистану лондонского Королевского института международных отношений, проект постройки ТКГТ сталкивается с определенными препятствиями. Это, например, сильное сопротивление со стороны России, неуверенность насчет размера запасов газа, производственная мощность, необходимая для того, чтобы строительство трубопровода было рентабельным, а также опасения относительно того, какой ущерб может нанести строительство трубопровода на дне моря.

Бор отмечает, что новое соглашение еще не подкреплено контрактом, оговаривающим все детали, так что до его реализации может пройти еще много времени.

Джон Робертс, эксперт по вопросам энергетической безопасности Энергетической группы «Platts», согласен с этой точкой зрения. Он считает, что хотя российско-казахско-туркменское соглашение и является важным достижением, его подписание не станет препятствием для разработки других проектов постройки трубопроводов.

Он объясняет, что газ, который будет транспортироваться через этот трубопровод, вряд ли будет идти из основных туркменских резервов, за которые борются все крупные игроки. По его словам, газ не будет поступать из главных месторождений на юго-востоке Туркменистана и тем более из других частей страны. Наоборот, газ для транспортировки по этому трубопроводу будет идти из месторождений, которые разрабатывают иностранные компании Dragon Oil, Petronas Carigali и Burren Energy. По словам Робертса, эти компании имеют предварительно соглашение с туркменским правительством на поставку их газа в Россию.

Начальная производительность линии после реконструкции будет составлять всего 10 миллиардов кубометров газа в год - не так много по сравнению с 50 миллиардами кубометров, которые Туркменистан сегодня транспортирует в Россию, и с 30 миллиардами кубометров, которые были обещаны Китаю.

Джонатан Стерн, аналитик оксфордского исследовательского института по энергетическим проблемам, согласен с мнением, что на перспективы строительства ТКГТ подписание данного соглашения никак не влияет, однако он утверждает, что на пути строительства ТКГТ есть и другие препятствия.

«Строительство ТКГТ сейчас не более и не менее реалистично, чем было до подписания данного соглашения, - сказал он. – Что сейчас нужно, так это поставки газа, покупатели газа и финансирование; не ясно, имеется ли что-нибудь из этого в настоящее время».

В то время как подписание данного соглашения означает только то, что у Туркменистана будет больше возможностей выполнить свои обязательства перед Москвой, аналитики признают, что оно имеет существенное символическое значение, как демонстрация того, что Россия до сих пор является ближайшим соратником богатых энергетическими ресурсами центральноазиатских государств.

Однако туркменские власти (которые, по-видимому, хотели бы ослабить российскую хватку в области экспорта газа и ценовой политики) дали понять, что строительство альтернативных магистралей все еще остается возможным.

За неделю до того, как было подписано трехстороннее соглашение, глава государственной туркменской компании «Туркменгаз» Ягшыгельды Какаев заявил, что страна заинтересована в диверсифицировании своих экспортных маршрутов, и назвал ТКГТ как один из вариантов такой диверсификации.

На пресс-конференции, проведенной после трехстороннего саммита в городе Туркменбаши, президент Бердымухаммедов так же отметил, что ТКГТ все еще остается на повестке дня. «Диверсификация газораспределения имеет место во всем мире, поэтому этот вопрос еще предстоит рассмотреть», - заявил он.

По словам Стерна, строительство трубопровода для поставки газа в Китай, в частности, является «в высшей степени реальным», принимая во внимание то, что Китай собирается покрыть расходы по строительству трубопровода. «Они, похоже, склонны сделать это», - сказал он.

Стерн также добавил, что, несмотря на то, что данный проект не будет дешевым, растущая экономика Китая поглощает энергию в таком объеме, что он заинтересован в поставках туркменского газа, сколько бы это ни стоило.

«С точки зрения международных критериев экономической жизнеспособности, этот проект нереалистичен, однако Китай не оценивает проекты на таких условиях», - сказал он.

Для осуществления всех этих проектов Туркменистан должен повысить добычу газа, что он, по его заявлению, и собирается сделать.

Глава «Туркменгаза» Какаев заявил, что Туркменистан повысит годовую добычу до 79 миллиардов кубометров в этом году, а затем будет пытаться достичь 120 миллиардов кубометров к 2010 году, и 250 миллиардов кубометров – к 2030. Эти амбиции подхлестнуло недавнее открытие обширных запасов на месторождении Южный Йолотан, которое, по информации, полученной от правительства, содержит семь триллионов кубометров газа.

Если обещанное повышение производительности состоится и Туркменистану удастся диверсифицировать экспортные маршруты и достичь новых рынков, страна, похоже, добьется устойчивого подъема экспортных доходов. Однако, как отметила Эрика Дейли, директор проекта "Туркменистан" Института открытого общества, вряд ли вырученные средства попадут в карманы обычных граждан.

«Коррумпированное правительство заставляет граждан молчать, чтобы природные богатства страны можно было незаконно перекачать на внебюджетные счета элиты, вместо того, чтобы пустить на развитие социальных программ», - сказала она.

Абдужалил Абдурасулов, сотрудник IWPR в Алматы.