Туркменистан: Сможет ли Бердымухаммедов диктовать свои цены на газ?

Туркменистан: Сможет ли Бердымухаммедов диктовать свои цены на газ?

Thursday, 25 June, 2009
Туркменские власти хотят строить независимые отношения с потребителями углеводородов и будут продвигать альтернативную идею формирования цены на энергоносители, отмечают эксперты NBCA.

8 мая правительственная делегация Туркменистана примет участие в саммите «Восточного партнерства», который пройдет в Праге, столице Чехии.

Саммит «Восточного партнерства» проводится Европейским Союзом с целью «повышения политического взаимодействия и глубокой интеграции» экономик восточных соседей ЕС - постсоветских республик Армении, Азербайджана, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины и реализации совместных усилий в области энергобезопасности.

Дискуссия будет посвящена энергетической политике Европы в Каспийском регионе, реализации газопроводных проектов «Набукко» и «Южный поток».

Источники, близкие к правительственным кругам Туркменистана, сообщают, что туркменская делегация намерена лоббировать на саммите новую идею, инициированную президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым, о самостоятельном формировании цены на энергоносители.

В конце апреля на конференции «Надежный и стабильный транзит энергоносителей и его роль в обеспечении устойчивого развития и международного сотрудничества», прошедшей в Ашгабате, туркменский лидер предложил дать право странам-производителям самостоятельно определять цену на газ, «основываясь на себестоимости добычи».

Бердымухаммедов имел в виду, что экспортная стоимость природного газа должна включать ряд затрат, отражающих, например, климатические факторы, глубину залегания и условия, в которых ведется добыча углеводородов.

Точная формула формирования цены большинства контрактов на поставку природного газа является коммерческой тайной, но известно, что в настоящее время стоимость голубого топлива рассчитывается, исходя из цены нефти, и составляет примерно ее десятую часть.

В богатом нефтью и газом Туркменистане ежегодно добывается около 80 миллиардов кубометров природного газа, из которых 20 миллиардов используется внутри страны, а остальное экспортируется в Россию и Иран.

Доходы от экспорта являются основной прибыльной статьей туркменской казны.

Однако ограниченность трубами российского Газпрома, по которым с советских времен экспортируются туркменские углеводороды, лишает официальный Ашгабат самостоятельно формировать ценовую политику на продаваемые углеводороды.

«Так или иначе, мы вынуждены учитывать условия Москвы и предоставлять ей льготные цены», - сказал на условиях анонимности один из туркменских чиновников.

Этот факт давно вызывает раздражение Бердымухаммедова, который все активнее пытается демонстрировать свою самостоятельность.

Такие настроения усилились после того, когда 9 апреля из-за падения цен на энергоносители российский Газпром сократил отбор туркменского газа, что, по версии властей, стало причиной аварии на магистральном трубопроводе, в чем туркменский МИД прямо обвинил Кремль.

Осенью прошлого года Бердымухаммедов так же заставил понервничать Кремль, заявив, что с 2009 года весь газ будет продавать по мировым ценам.

Хотя официально об экспортной цене газа для России до сих пор не сообщается, известно, что она была значительно увеличена.

По данным источников в Государственной компании «Туркменгаз», в этом году российский Газпром закупает туркменские углеводороды в среднем по 320 долларов США за одну тысячу кубометров, а затем продает европейским потребителям значительно дороже.

Согласно официальной информации российского Газпромэкспорта, в 2009 году цена на экспорт топлива в Европу определена в 250-300 долларов, но среднемировая стоимость одной тысячи кубометров голубого топлива с учетом транспортных расходов значительно выше и переваливает за 400 долларов.

Однако весной российские чиновники несколько раз вели переговоры с туркменскими властями о снижении цены.

Эти факторы вызывают беспокойство Бердымухаммедова, но они оправданы в условиях ужесточения мировой конкуренции, отмечают комментаторы NBCA.

«Цену [на газ] определяют посредники, - констатирует Ровшан Ибрагимов, зав. кафедрой международных отношений азербайджанского университета Гафгаз из Баку. - Что некоторым образом ущемляет суверенные права обладателей углеводородов».

Аналитики NBCA указывают, что альтернативное предложение Бердымухаммедова о самостоятельном формировании цены страной-производителем имеет право на жизнь и может быть поддержано, поскольку в настоящее время природный газ не имеет собственного рынка и его цена определяется в соответствии с заключенными договорами между заинтересованными сторонами.

«Туркменистан хочет получить возможность на проведение независимой политики в энергетической области», - подчеркивает один из туркменских экспертов в области энергетики.

Однако Аннадурды Хаджиев, туркменский экономический аналитик, базирующийся в Болгарии, называет идею Бердымухаммедова нежизнеспособной, поскольку уверен, что «самовольная» энергетическая политика подорвет цены на мировом рынке, где кроме Туркмении участвуют и другие поставщики.

«Бердымухаммедов решил торговать газом как на базаре, - предполагает Хаджиев, - но никто не будет покупать газ у Туркменистана, если цена будет определяться страной-производителем и, похоже, окажется выше мировой».

Да нет, возражает Ибрагимов, который считает логичным стремление Ашгабата освободиться от российской зависимости.

«Бердымухаммедов хочет самостоятельно формировать стратегию реализации своих национальных богатств и концентрирует внимание на том, что страны-производители не способны самостоятельно определять цену, по которой бы они желали продавать свои ресурсы», - заключает эксперт.

(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществляется с августа 2006 года по сентябрь 2007 года во всех пяти странах региона. С новым финансированием служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)

Turkmenistan
Support our journalists