Туркменистан: религиозные меньшинства не чувствуют особой свободы

Туркменистан: религиозные меньшинства не чувствуют особой свободы

Monday, 9 November, 2009
NBCA говорят, что представители религиозных меньшинств в Туркменистане, несмотря на существующую толерантность со стороны общества, истинной свободы вероисповедания не ощущают.



Недавний миссионерский визит в Туркменистан Артура Штеле, президента Евро-Азиатского Дивизиона Церкви адвентистов седьмого дня, совершенный представителем зарубежной религиозной общины впервые за много лет, натолкнул на мысль о возможных позитивных изменениях государственной политики в отношении верующих.



Как сообщил в начале октября оппозиционный интернет-ресурс Gundogar, во время визита миссионер вместе с супругой выступал с проповедями, встречался с туркменскими чиновниками, а также присутствовал на обряде крещения восьми новых членов церкви.



Джон Грац, директор Департамента по связям с общественностью и религиозным свободам Церкви адвентистов седьмого дня, оценивая итоги визита, отметил, что ситуация со свободой вероисповедания в Туркменистане заметно улучшилась. «Надеемся, что последуют очередные шаги – мы будем строить там церкви и осваивать землю»,- сказал Грац.



Хотя туркменские органы статистки не афишируют данные о количестве зарегистрированных религиозных общин, по сведениям источников NBCA известно, что кроме крупных конфессий – мусульманской и Русской православной церкви – в стране официально действуют церкви баптистов, адвентистов, пятидесятников, международная церковь Христа, Новая апостольская церковь, община Бахаи и общество Сознания Кришны.



Опрошенные члены религиозных общин указывают на существующую в местном обществе терпимость по отношению к ним, однако не разделяют оптимизма по поводу какого-либо возможного улучшения религиозной политики властей.



Они говорят, что наличие документа об официальной регистрации не всегда означает, что свои обряды можно осуществлять свободно.



«Нам нужен был зал для танцев, так как у нас это связано с обрядом, но власти не разрешили иметь свой зал», - пожаловался один из последователей религии Кришны в Ашгабате.



Представитель общины Бахаи рассказал, что несмотря на наличие своего дома для постоянных встреч приходится постоянно вести переговоры с чиновниками и предупреждать их о намечающихся мероприятиях.



«Мы не чувствуем себя уверенно и постоянно оглядываемся: одобрят – не одобрят, разрешат – не разрешат» - сказал он.



Комментаторы говорят, что из-за страха преследования религиозные общины в Туркменистане действуют очень осторожно, особенно те, кто не имеет официальной регистрации, поскольку незарегистрированные религиозные группы преследуются уголовным законодательством.



Правила регистрации были ужесточены в 2006 году, и теперь кроме разрешения Министерства юстиции требуется еще и заключение местных властей (Генгешей), которое получить практически невозможно.



В соответствии с Законом «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» от 2003 года, религиозная группа может быть создана лишь по инициативе не менее пятисот совершеннолетних граждан Туркменистана, постоянно проживающих на территории страны.



Однако, по оценке обозревателей NBCA, многие религиозные меньшинства имеют мало последователей, иногда до ста человек. Некоторые из них пытаются писать официальные прошения правительству о предоставлении им легального существовании, но безрезультатно.



Ашгабатский обозреватель привел в пример недавнее обращение к туркменским властям небольшой украинской конфессии, члены которой хотели бы построить церковь.



«[Они] обращались даже за поддержкой в международные организации, но и это не помогло»,- рассказывает обозреватель.



Представители другой незарегистрированной религиозной общины рассказали, что теперь опасаются собираться дома группой и обсуждать свои проблемы.



«Несколько раз полиция врывалась в наши дома, - говорят они, - всех арестовывала».



Член группы последователей религиозного учения Кришны из Мары, областного центра на юге страны, рассказал, что их община в этом городе насчитывает всего пятьдесят человек и поэтому не подлежит регистрации. Однако один из чиновников Совета по делам религий посоветовал им обратиться к местному имаму [мусульманскому духовному правителю] за разрешением о религиозной деятельности и рекомендациями.



«С какой стати мусульмане должны давать или не давать кому-то разрешение на регистрацию?» - недоумевает кришнаит.



В Туркменистане также существует небольшая римско-католическая община, главой церкви которой является иностранный гражданин, и поэтому по туркменским законам община не может быть зарегистрирована. Молиться католики приходят в часовню, расположенную при посольстве Ватикана в Ашгабате.



«Конечно, это служебное помещение, построенное для сотрудников посольства, - рассуждает священнослужитель. - Но мы пускаем всех, потому что понимаем, что этим людям необходимо место для общения с Богом. Последний католический храм на туркменской земле был разрушен более ста лет назад».



Второй причиной, которая вынуждает туркменские религиозные меньшинства быть особо бдительными, являются заключения в тюрьмы представителей разных конфессий за свою веру.



В 2007 году власти приговорили к тюремному заключению четверых молодых Свидетелей Иеговы, которые из-за религиозных убеждений отказывались от воинской повинности. Один из них – Сулейман Удаев – правозащитной организацией Amnesty International был признан узником совести.



В том же году был подвергнут тюремному заключению, а позже депортирован из страны Вячеслав Калатаевский – баптистский пастор, гражданин Украины, но проповедующий в Туркменистане. Власти запрещали ему встречаться со своей паствой и жестко преследовали тех, кто проявлял какой-либо интерес к этому религиозному течению.



Один из верующих на условиях анонимности сказал, что до сих пор после этих случаев многие боятся ходить на собрания, так как в любой момент туда может «нагрянуть» полиция.



«Верующие стараются не высовываться, чтобы не нарваться на неприятности»,- сказал он.



Другой представитель религиозных меньшинств сказал, что из-за существующего страха общение между верующими происходят «очень и очень редко».



«Мы собираемся в здании одного кинотеатра, но там всегда присутствуют представители спецслужб. Мы находимся под постоянным надзором»,- заключил он.



(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С новым финансированием, служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)

Turkmenistan
Support our journalists