Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНИСТАН: ОДНА ЖЕНА ЛУЧШЕ ИЛИ ДВЕ?

Многоженство возвращается, но мнения о его легализации разошлись.
By IWPR staff
.



Она уже 12 лет замужем, а родственники мужа все еще сторонятся ее и отказываются признавать двоих ее детей. Не чувствует она поддержки и от мужа.



«Муж считает себя обязанным нести основные обязательства перед своей первой семьей. Только потом я и мои дети», говорит Гульшат Овезова, жительница поселка Багир к югу от столицы Ашхабада.



Пять лет назад президент Туркмении Сапармурат Ниязов отверг предложение о принятии закона о легализации многоженства, а это означает, что для государства только первая жена мужчины является его супругой.



Однако, случаи многоженства от этого не уменьшились. Они стали лишь более скрытыми. Кризисные центры для женщин сообщают, что около 40 процентов всех звонков поступают к ним от вторых и третьих жен наподобие Овезовой, которым приходится жить без элементарных прав вместе со своими детьми.



Работник одного из таких центров считает, что единственный выход в такой ситуации - узаконить многоженство.



«Так как подпольное многоженство довольно распространено, целесообразнее будет принять соответствующий закон, и тем самым защитить личные и имущественные права женщин в полигамном браке на правовом уровне», считает сотрудник кризисного центра по работе с жертвами домашнего насилия.



С этим мнением согласна и Овезова: «Если будет принят закон, разрешающий иметь много жен, и мой муж официально на мне женится, то и я, и мои дети будем защищены законом. Я буду иметь такие же права, как и его официальная жена, и дети станут полноценными членами его семьи».



Другим полигамные отношения видятся как выход из экономических трудностей, переживаемых многими туркменскими женщинами. Энебай, девушка, приехавшая с периферии и зарабатывающая в Ашхабаде на жизнь проституцией, говорит, что ее жизнь сложилась бы по-другому, если б ей удалось выйти замуж, став хотя бы второй женой.



«Если бы у меня был муж, который мог содержать меня и моих детей, я бы не вышла на панель», говорит она.



«После окончания школы или университета у нас многие девушки не могут найти работу. А при отсутствии мужа и работы, у молодой женщины только одна дорога – идти торговать своим телом и зарабатывать себе на жизнь. Если бы у нас официально приняли закон о разрешении многоженства, то таких как я стало бы гораздо меньше».



Другие сторонники многоженства указывают, что оно разрешено Исламом и приемлемо, если мужчины будут соблюдать исламские законы, предписывающие равное отношение ко всем женам, в том числе и в имущественном плане.



«Если мужчина может жениться и если первая жена согласна, почему бы нет?», вопрошает один из сотрудников кризисного центра. «Существуют различные жизненные ситуации, когда либо женщина заболела, либо возраст накладывает какие-то ограничения, либо имеются физиологические причины и потребности. Есть очень много факторов, когда, не унижая предыдущей, мужчина может взять вторую жену».



На протяжении многих столетий полигамия считалась решающим фактором для выживания и роста численности туркменского населения, на которое пагубное воздействие оказывали войны и эпидемии.



Этот обычай не соблюдался в советское время, но после обретения Туркменистаном независимости стал снова распространяться, особенно среди состоятельных мужчин, для которых иметь много жен, значит иметь высокий статус в обществе.



Это касается и правящей элиты страны. Многие из них также поддерживают полигамные связи.



Однако, один из депутатов парламента Туркменистана, обещал бороться за искоренение этого обычая, назвав его аморальным и следствием «нездоровых желаний богатых людей, которым недостаточно дома и автомобиля в одном экземпляре».



Мать пятерых детей Мерджен-апа также отрицательно относится к многоженству и с ностальгией вспоминает советское время.



«Жизнь стала другой», говорит она. «С согласия родителей девушки выходят замуж за богатых мужчин. Это неправильно. Семья должна быть одна, в ней должны царить любовь и взаимопонимание супругов, и дети должны видеть, как отец любит и уважает их мать».



Женщина, юрист по образованию, работающая в министерстве связи, считает многоженство «унизительным по отношению к женщине» и «ущемлением ее прав». «Ни одна женщина в глубине души не желает делить своего мужчину ни с одной другой женщиной на планете», сказала она.



Правозащитник Ислам Таганов убежден, что не следует узаконивать многоженство в Туркменистане, если страна хочет превратиться в современное государство.



«Может быть, система многоженства и приемлема для мусульманских стран, но она никогда не будет поддерживаться демократическими или капиталистическими странами», сказал он. «Может, именно поэтому наш президент не подписал такой закон. Ведь страна все-таки желает развиваться по модели демократического общества».



Другие, как, например, мужчина из второго по величине города Туркменистана Мары, приводят более эгоистичные доводы против легализации многоженства.



«То, что у мужчины есть вторая семья, вовсе не означает, что он готов официально жениться на всех своих женщинах», говорит он. «Официальный брак накладывает определенные обязательства и не каждый мужчина готов к такой ответственности. Я хочу верить, что наш президент никогда не подпишет указ о принятии такого закона».