Туркменистан и Узбекистан сближаются, обсуждая общие вопросы

Для налаживания натянутых отношений между двумя наиболее авторитарными государствами Центральной Азии понадобится время.

Туркменистан и Узбекистан сближаются, обсуждая общие вопросы

Для налаживания натянутых отношений между двумя наиболее авторитарными государствами Центральной Азии понадобится время.

Целью переговоров, прошедших на прошлой неделе в Узбекистане с участием президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова, стал поиск взаимопонимания по таким вопросам как вода, энергетика и региональная безопасность. И хотя за последние пару лет в сложных взаимоотношениях двух государств наблюдалась оттепель, аналитики говорят, что нужно еще много времени для того, чтобы страны открылись навстречу друг другу.

Официальный визит туркменского лидера в Ташкент, состоявшийся 24-25 февраля, был вторым за те два года, что он находится у власти. Президент Узбекистана Ислам Каримов так же посещал Туркменистан с визитами.

Политика предшественника Бердымухаммедова Сапармурата Ниязова способствовала замораживанию отношений между странами. Ниязов обвинил узбекскую сторону в причастности к попытке его убийства в ноябре 2002 года. В знак улучшения отношений, которое было достигнуто за прошедший год, Бердымухаммедов посетил церемонию открытия нового здания туркменского посольства в Ташкенте.

Официальным итогом переговоров стало подписание нескольких соглашений по оптимизации сотрудничества двух стран в вопросах приграничной безопасности, борьбы с преступностью и в решении вопросов экстрадиции.

Оба лидера изо всех сил старались продемонстрировать общее видение по таким важным вопросам как распределение водных ресурсов региона и содействие стабильности в соседнем Афганистанее.

На пресс-конференции по итогам визита Бердымухаммедова узбекский лидер заявил, что его туркменский коллега высказал схожую точку зрения на то, как должны использоваться водные ресурсы Центральной Азии. Он предупредил, что реализация планов Таджикистана и Кыргызстана о строительстве гидроэлектростанций на реках Амударье и Сырдарье, соответственно, может привести к нехватке воды в странах, расположенных ниже по течению этих рек – Узбекистане, Туркменистане и Казахстане.

По словам Каримова, стороны разделяют общий подход о необходимости учета мнений всех государств, расположенных в трансграничных водотоках, с соблюдением норм международного права при реализации гидроэнергетических проектов на водных артериях Амударьи и Сырдарьи.
Президент Узбекистана отметил, что надо учитывать интересы Узбекистана, Туркменистана и Казахстана, которые расположены в низовьях трансграничных рек и всегда испытывают огромный дефицит воды.
Продолжая эту же тему, Бердымухаммедов сказал, что Туркменистан выступает против всего, что может уменьшить поток транснациональных рек, и отметил, что для начала необходимо провести надлежащую оценку.

Узбекистан давно обеспокоен планами Таджикистана и Кыргызстана по строительству большего количества дамб на этих двух реках, опасаясь, что это лишит его страну необходимой поливной воды. Узбекская экономика находится в зависимости от экспорта хлопка, так как страна занимает второе место в мире по его экспорту.

Туркменистан – большую часть территории которого занимает пустыня – тоже зависит от воды из Амударьи и получает значительный доход от экспорта хлопка.

В последнее время были отмечены признаки того, что Узбекистан рассматривает возможность изменения своего подхода к этим проектам. Ранее Ташкент был категорически против энергетических планов Таджикистана и Кыргызстана.

На заседании кабинета министров в феврале Каримов сказал, что его страна готова инвестировать средства в эти проекты, если будет доказано, что они осуществимы в коммерческом плане и допустимы с экологической точки зрения.

Что же касается афганского вопроса, то Каримов и Бердымухаммедов публично объявили, что готовы предоставить транзитные коридоры для грузов НАТО в Афганистан.

В ближайшее время Узбекистан позволит транспортировку невоенных грузов через свою территорию по двум маршрутам – железнодорожным транспортом по железной дороге, проходящей через Таджикистан к афганской границе, и по наземному коридору через южный узбекский город Термез. Туркменистан разрешит грузовым самолетам НАТО транспортировку невоенных грузов в своем воздушном пространстве.

Эти договоренности, похоже, были достигнуты во время визита генерала Дэвида Петреуса, командующего Центральным командованием Вооруженных сил США, в начале этого года.

А тот факт, что два президента использовали совместную пресс-конференцию для подтверждения некоторых деталей, позволяет предположить, что они хотели продемонстрировать координацию совместной поддержки усилиям западных стран в Афганистане. (Репортаж об этом читайте по ссылке Туркменистан и Узбекистан открывают пути для грузов НАТО в Афганистан)

Вашингтон был вынужден рассмотреть альтернативные центрально-азиатские пути для оказания материально-технической помощи для операций в Афганистане после того, как правительство Кыргызстана приняло решение о закрытии американской военной базы, в то время как американцы планировали увеличить свое военное присутствие в Афганистане.

Несмотря на то, что ни Бердымухаммедов, ни Каримов не сделали заявлений по поводу энергетических вопросов, аналитики говорят, что президенты добились поддержки взаимных интересов и в этой сфере.

В настоящее время большая часть туркменского природного газа, экспортируемого в Россию, транспортируется по газопроводу Центральная Азия-Центр, который проходит через Узбекистан.
Российская сторона желает увеличить объем транспортируемых углеводородов в ожидании предстоящего открытия новых богатых газом месторождений, в то же время другой трубопровод, несущий туркменский газ в Китай, так же в перспективе пройдет по территории Узбекистана.

Ташкентский экономист сказал IWPR, что Ташкенту и Ашгабату нужно плотно поработать над выработкой их экспортной стратегии.

«Есть острая необходимость в координации ценовой политики как за транзит, так и сбыт газа. Поэтому встречи на высшем уровне необходимы», - сказал он.

Общий подход усилил бы собственные позиции Узбекистана и Туркменистана в их отношениях с другими центрально-азиатскими государствами и с Россией.

Однако в то время как узбекский и туркменский лидеры выражают желание вести переговоры о вопросах, представляющих для них общий интерес, комментаторы подмечают, что в их отношениях по-прежнему много скрытых проблем.

Одна практическая область, где остается много нерешенных вопросов, касается жителей, проживающих по обе стороны туркмено-узбекской границы, которые хотят приезжать друг к другу и вести приграничную торговлю. Некоторые из них являются членами туркменской или узбекской диаспоры, которые обнаружили, что живут «не на той» стороне границы.

«Требование предъявления визы [для граждан обеих стран] является препятствием для развития отношений», - сказал обозреватель на северо-востоке Туркменистана.

Попытки упростить процедуру прохождения границы для тех, кто хочет навестить своих родственников в другой стране, вскоре потерпели неудачу, добавил он.

Ибадулла Наримов, 60-летний узбек, рассказал, что был вынужден платить шесть долларов за право съездить в Туркменистан на три дня.

«Для нас это большие деньги», - сказал он.

Комментаторы говорят, что, несмотря на дипломатическую оттепель, пограничной торговле понадобится определенное время на возрождение.

«Сейчас нет приграничной торговли как таковой, так как граница между двумя странами находится “на замке”, - говорит обозреватель на северо-востоке Туркменистана. - Соглашения о налаживании приграничной торговли и создании свободных экономических зон были подписаны еще во время встречи Каримова и Ниязова [бывшего президента], однако ничего не получилось».

«Каждая сторона пытается защитить свои экономические интересы, вводя глупые запреты. Например, Узбекистан запрещает [ввоз] туркменских продуктов. Все продовольственные продукты, такие как хлеб, макароны, мясо, мука и растительное масло конфискуются таможенниками», - пояснил он.

Со своей стороны туркменские власти запрещают экспорт горюче-смазочных материалов в Узбекистан, где их могут продавать с наценкой.
Support our journalists