Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТРАГИЧЕСКАЯ ОДИССЕЯ ТУРКОВ-МЕСХЕТИНЦЕВ

Тысячи мехетинцев-изгнанников предпочитают найти прибежище в Соединенных Штатах, нежели на своей родине в Грузии.
By

В засушливые долины Азербайджана на свадьбу в селе Адыген прибыли множество турков-месхетинцев.


Гости приехали со всех концов бывшего Советского Союза, что не удивительно: история этого народа, в особенности последних семидесяти лет, - это, может быть, самая трагическая на этом пространстве история людей, ставших жертвами депортаций и ссылок. Чтобы поздравить молодых, дяде жениха, например, пришлось проехать 11 тысяч километров – он живет на российском восточном полуострове Камчатка.


Прямо на стене за спиной гостей – огромная картина, где изображено их настоящее родное село Адыген в Южной Грузии. Нериман, автор картины, рассказал IWPR, что на самом деле он никогда не видел Адыген, но с детства слышал так много рассказов о нем, что мог ясно его себе представить.


Подобно Нериману, большинство гостей на этой свадьбе тоже никогда не бывали в Месхети – грузинском регионе, где жили их предки и откуда их общину депортировали в 1944 году.


"Мы устали быть гостями", - сказал 18-летний брат невесты Ариф. – "А именно такова жизнь в ссылке. Но ведь каждому нужен дом – место, которое, ты знаешь, твое. Я, может, и не захочу жить в Месхети, но я хочу знать, что у меня есть право жить там".


Однако право на возвращение по-прежнему кажется далеким, хотя формально Грузия и обещала дать разрешение на репатриацию турков-месхетинцев. Сегодня более вероятным кажется то, что большинство этих людей, домом для которых стал юг России, найдут свою землю обетованную в Соединенных Штатах, а не там, откуда они родом.


Начало этой трагической истории приходится на 1994 год, когда Сталин депортировал из Южной Грузии в Центральную Азию 120 тысяч человек – подавляющее большинство живших там турков-месхетинцев. Около 15 тысяч из них погибли от голода и холода во время кошмарного 21-дневного путешествия на машинах для перевозки скота.


Эту судьбу разделили и многие другие этнические меньшинства бывшего Союза, как, например, волжские немцы и чеченцы. Все они обвинялись – без каких-либо оснований – в планах сотрудничать с немецкими оккупантами. Однако в отличие от других "наказанных народов", туркам-месхетинцам не было предоставлено право вернуться.


В июне 1989 года около 90 тысяч турков-месхетинцев были во второй раз изгнаны - после погромов в Ферганской долине Узбекистана. Большинство бежали тогда в Азербайджан и Россию.


Сегодня 17 тысяч месхетинцев-изгнанников, осевших в Краснодарском крае на юге России, ожидают новых переселений.


Прошло более десяти лет с тех пор, как этот народ впервые появился в России, и все это время они говорят о том, что подвергаются бесконечным преследованиям со стороны местных казаков. Месхетинцы-изгнанники утверждают, что им отказывают в праве на постоянное проживание, из-за чего возникают проблемы с получением пенсий, пособий на детей и лечение. При этом им приходится ежемесячно платить за «обновление регистрации".


В ноябре прошлого года Краснодарский край посетила делегация Госдепартамента США. В ходе визита было объявлено о рассматривающей возможности переселения краснодарских месхетинцев в Штаты. Однако этот вопрос пока остается нерешенным.


Лучшим кажется положение примерно 100 тысяч турков-месхетинцев, обосновавшихся в Азербайджане. Сходство их языка и культуры с местными облегчило процесс их интеграции в азербайджанскую жизнь. Большинство имеют гражданство этой страны, а многие, в частности опытные фермеры, даже зарабатывают больше, чем их соседи из числа коренных жителей.


Но больше всего их волнует вопрос возвращения в Грузию.


75-летний Фейаз Ормаров, который сегодня живет в Евлахском районе Азербайджана, был в числе тех, кого депортировали из Грузии, а позднее и из Узбекистана. "Я хочу сказать спасибо Азербайджану за то, что он принял нас", - сказал он. – "С нами обращались хорошо – как с братьями, но пришло время возвращаться домой".


"Мы голодали, умирали с холоду в вагонах во время сталинской депортации. Нас выгнали из Узбекистана. Мы ни в чем не повинны, и мы терпеливо принимали эти страдания. Но сколько еще нам ждать?"


Это зависит от того, сдержит ли Грузия обещание, данное ею при вступлении в Совет Европы в 1999 году – обеспечить всем желающим месхетинцам-изгнанникам в течение 12 лет возможность вернуться. Однако то, что можно наблюдать сегодня, не позволяет лелеять большие надежды в этом отношении (об этом в следующей статье).


По словам Бекира Мамоева, руководителя неправительственной организации "Ватан", представляющей ахисских турок (так предпочитает называть себя сама община) в России и Азербайджане, грузинская сторона намеренно тормозит осуществление репатриационной программы.


"Некоторые люди сеют в народе мнение, что, если мы вернемся, будут кровопролития, этакое нашествие размахивающих саблями турок", - говорит Мамоев.


"Люди старшего поколения в Месхети знают, что это неправда. Может быть, в Грузии ждут, когда этих стариков не станет? Из двенадцати депортированных Сталиным этнических групп только ахисские турки не были реабилитированы. И никто не извинился за совершенные в отношении нас несправедливости".


Мамоев также винит международное сообщество за то, что его народу не предоставляется достаточной политической помощи.


Положение месхетинцев-изгнанников не выигрывает и от существующих внутренних противоречий. Так, не налажена связь между их грузинской и азербайджанской общинами, никак не может решиться вопрос о том, как им следует себя называть – "турками" или "грузинами-мусульманами".


По мнению главы азербайджанского Центра по правам человека Эльдара Зейналова, сами месхетинцы-изгнанники должны действовать более конструктивно. "Я считаю, что один из препятствующих факторов следует искать внутри самой общины. Вопрос этнической принадлежности и терминологии разделил людей и успешно используется теми, кто хочет помешать их возвращению в Грузию", - сказал Зейналов.


Зейналов, однако, критикует Грузию и Совет Европы за то, что он называет отсутствием политической воли.


"Не оказывая в этом вопросе никакого давления на Грузию, Совет Европы обращается с ней как с избалованным ребенком", - сказал Зейналов. "Позволяя Тбилиси оттягивать начало процесса репатриации, Совет лишает возможности старейших турков-месхетинцев увидеть свою родину до того, как они умрут".


Даже самые молодые месхетинцы остро чувствуют боль от несправедливостей, через которые прошел их народ. Они верят, что пришло время предпринять новые усилия для того, чтобы исправить совершенные ошибки.


"Все время с 1944 года наш народ оставался на обочине", - говорит Али Беликберов, который возглавляет молодежную организацию в селе Адыген. "Даже сейчас, когда обсуждается наш вопрос, мы не принимаем в этом никакого участия. Пришла пора прислушаться к нам".


Дан Бреннан, независимый журналист, работавший также в неправительственном секторе в Азербайджане.


Бреннан провел два месяца в Грузии и Азербайджане, изучая вопрос депортированных месхетинцев, что стало возможно благодаря гранту Winston Churchill Memorial Trust.


Правильное наименование общины людей, упоминающихся в этой статье – предмет наибольшего спора. Автор использует термин «турки-месхетинцы», чтобы упростить вопрос, и этот выбор никак не связан с какими-либо его политическими воззрениями.