Толекан Исмаилова: Невозможно добиться реализации прав человека без политических свобод

Защита прав человека в Кыргызстане, как и в любой другой стране региона – не простая задача. Об этом и многом другом рассказывает руководитель общественной организации «Граждане против коррупции», известная кыргызстанская правозащитница Толекан Исмаилова.

Толекан Исмаилова: Невозможно добиться реализации прав человека без политических свобод

Защита прав человека в Кыргызстане, как и в любой другой стране региона – не простая задача. Об этом и многом другом рассказывает руководитель общественной организации «Граждане против коррупции», известная кыргызстанская правозащитница Толекан Исмаилова.

Wednesday, 10 March, 2010
IWPR: Многие говорят о политических правах наших граждан: митингах, выборах, партиях. К сожалению, мало упоминается о естественных правах человека: на жилье, питание, образование, труд. Вы поднимали этот вопрос на самом высоком уровне. Расскажите, как обстоят дела с этими правами в Кыргызстане?



Толекан Исмаилова: Реализация естественных прав человека не будет возможна без реализации политических прав граждан, которые должна гарантировать людям государственная система. Без права на доступ к информации, права на самовыражение, права на мирные собрания и, конечно же, права избирать и быть избранным, мы не можем говорить о базовых правах.



Как простому гражданину можно добиться улучшений на местах, если у него даже нет реальной информации о местном бюджете? Как добиться хорошего управления на местах, если чиновники не обращают внимания на требования той или иной группы активных граждан, которые хотят выразить свое мнение и обратить внимание на социально значимую проблему? Вместо этого чиновники опираются на антиконституционные подзаконные акты местных властей, которые не позволяют проводить мирные митинги.



Базовые конституционные права граждан, такие как право на жилье, достойное питание и право на труд, гарантированы основным законом страны - Конституцией Кыргызской Республики. К сожалению, все они в настоящее время носят декларативный характер и далеко не всегда исполняются на практике. В результате растет коррупция, усугубляется социально-экономическое положение людей.



Как известно, в Кыргызстане высокий уровень безработицы. Остро стоят на повестке дня вопросы внутренней и внешней миграции. Недавно мы были в Баткене и увидели, что там почти не встретишь молодых людей, одни старики, да дети…



Вызывает обеспокоенность ситуация с правами детей. В Кыргызстане проживают более 2,4 миллиона детей, 47 процентов из них живут в неполноценных семьях, в том числе и в связи с внутренней и внешней миграцией. В республике 21,3 тысячи детей с ограниченными возможностями. По официальным данным «наблюдается рост числа таких детей». Из этой печальной статистики особо выделяется прогрессирующая умственная отсталость. Один из ее факторов – безнадзорность детей.



Невнимание официальных структур к подобным проблемам приводит к росту уязвимых групп населения. А ведь через какое-то время члены этих уязвимых групп будут представлять угрозу общественной безопасности и будущего развития страны.



IWPR: Как вы считаете, повлиял ли недавний рост тарифов на общую ситуацию с естественными правами человека в Кыргызстане?



Исмаилова: Я думаю, что повлиял. Это повышение особенно отразится на пенсионерах, безработных, инвалидах и одиноких матерях. На мой взгляд, исполнительные власти не продумали до конца политику в этом отношении.



Очень жаль, что до сегодняшнего дня кыргызстанцы не увидели предложений правительства, которые бы действительно смягчили те трудности, с которыми сталкиваются рядовые граждане в связи с повышением тарифов на электроэнергию…



Ведь если тарифы были повышены, уязвимые группы населения, такие как дети-сироты, пенсионеры, инвалиды, в соответствии Конституцией КР должны получать от государства ощутимую поддержку. Но, не проведя государственного аудита энергосистемы, не посчитав ресурсы, как материальные, так и технические, этими нововведениями нынешняя власть только усугубляет ситуацию с правами человека, на деле не борясь с коррупцией и бюрократией.



Для того чтобы права человека, как естественные, так и политические работали в жизни, необходима прозрачная, сбалансированная государственная система с независимой судебной системой. Реформы должны работать на простого человека. Тогда будет меньше конфликтов.



IWPR: Как вы оцениваете ситуацию в сфере СМИ? Насколько обоснованы заявления отдельных журналистов и правозащитных организаций об имеющем место давлении на журналистов?



Исмаилова: В первую очередь, здесь нужно обратить внимание на законодательную базу. После 24 марта 2005 года был принят ряд законов и подзаконных актов, которые можно трактовать как ограничивающие свободу слова. Например, вспомним Закон КР «О телевидении и радиовещании», принятый парламентом 24 апреля 2008 года и подписанный президентом 3 июня 2008 года. Одна из его норм требует 50-процентного вещания на государственном языке, но мы к этому пока не готовы. В стране до сих пор нет продуманной государственной политики развития государственного языка. Получается, что эта норма дискриминирует тех кыргызстанцев, которые не владеют госязыком.



Далее, особо подчеркну, что пока в Уголовном Кодексе КР будут сохраняться статьи о клевете и оскорблении, тревожная ситуация с журналистами будет продолжаться. Практически во всех правовых государствах в законодательстве есть понятие «диффамация», и в случае допущения этого нарушения журналистами, вопросы решаются в гражданско-правовом порядке. У нас же за клевету и оскорбление журналисты несут уголовную ответственность, после чего у них появляется судимость. То есть в Кыргызстане этот подвид преступления характеризуется особой тяжестью и считается общественно-опасным.



Понятно, откуда берутся самоцензура журналистов и нежелание писать на «острые» темы – журналисты боятся быть наказанными.



Очевидно, что независимых журналистов в Кыргызстане также становится все меньше и меньше: у всех на слуху ряд нападений на сотрудников СМИ, произошедших за последнее время.



Кыргызстанские журналисты чувствуют себя незащищенными. Некоторых журналистов система «приручает», деятельность остальных контролируется. Поэтому все больше работников пера уходят статистами в новостные агентства или решают писать на «безболезненные» социальные темы.



Недавно я беседовала с одним журналистом, который вынужден был покинуть нашу страну, спасая свою жизнь. По его словам, государственные СМИ вообще имеют на руках списки НПО и правозащитников, о которых нельзя писать и которых нельзя «пускать» в эфир. Если это так, то это объясняет, почему нам так трудно работать с государственными СМИ. Жаль, что эта политика поддерживается официальными властями.



IWPR: Какую роль журналисты играют в правозащитном деле? Приведите примеры позитивного взаимодействия правозащитников и журналистов.



Исмаилова: Наши сотрудники и партнеры особо отмечают роль СМИ и журналистов в правозащитном деле. Более того, одну из перспектив для улучшения ситуации с правами человека в республике я вижу именно в сотрудничестве правозащитников и журналистов.



В течение многих лет мы совместно снимали документальные фильмы, рассказывающие о реальной ситуации с правами человека. Это фильм «Люди, в которых стреляли» о произошедшем в Андижане, который обошел почти весь мир…



Фильм «Клеймо пыток» рассказал о системных пытках и унижениях в отношении незаконно задержанных граждан. Он привлек внимание людей, принимающих решения, к проблеме пыток и унижений в Кыргызстане.



Во всех регионах КР был показан фильм «Право на жизнь». После бурных обсуждений фильма простые люди писали письма президенту и требовали отмены смертной казни в Кыргызстане. И, наконец, ее отменили.



Во все наши успехи особый вклад вложили журналисты и ведущие радио «Азаттык», BBC и многих других СМИ Мы можем назвать сотни имен наших любимых и замечательных журналистов, которые помогали и помогают нам. Мы гордимся, что сотрудничаем с ними.



IWPR: Меняют ли кыргызстанские правозащитники в последнее время сферу деятельности? Может, возникла необходимость больше работать над какими-то определенными правами в связи с тем, что они стали чаще нарушаться?



Исмаилова: Не надо выдумывать велосипед в правозащитном деле. Мы и дальше планируем заниматься проектами в области защиты жертв несправедливости, используя инструменты, как на национальном, так и на международном уровне.



Конечно, можно поменять сферу своей деятельности, это право каждого. Если есть угрозы и трудности, можно прекратить эту деятельность на время. Быть или не быть правозащитником – это решение в конечном итоге каждый принимает сам. Это зависит от внутренней силы и мужества. Но, конечно же, во всем, что ты делаешь, необходимо быть стратегом, особенно в наше время.



Support our journalists