Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАЛИБЫ ОСТАВЛЯЮТ КАБУЛ

Кабул пал. Войска Северного альянса входят в город под приветственные возгласы жителей. Ликующий народ празднует избавление от талибского ига.
By IWPR Central Asia

Тела последних талибских защитников Кабула – двоих пакистанцев и троих арабов – нашли при въезде в город.


Неподалеку, на горе Хайр-Хара-Котал, застыли сотни солдат Альянса в ожидании приказа занимать город. У обочины стоят танки и бронетранспортеры.


«Дальше нельзя», - говорит командир, а Кабул совсем рядом, буквально за поворотом.


Вдруг появляется желтое такси, потом еще одно. Вверх по склону поднимаются какие-то люди. Это - жители Кабула. Они пришли из города, чтобы поприветствовать своих друзей и освободителей.


Мы спускаемся. Люди, идущие нам навстречу, приветливо улыбаются. «Добро пожаловать в Кабул!» - кричит один из них. Афганская столица лежит в лучах утреннего солнца. Талибы покинули ее в понедельник ночью.


На улицах стоят толпы людей, оживленно обсуждая события. То там, то здесь попадаются тела талибов, которым не посчастливилось уйти живыми. Вокруг них собираются толпы зевак.


Люди рассказали, что в парке в канаве лежат тела пятерых пакистанцев. У одного из них изо рта торчит фотография из его же паспорта, у другого в носу - скрученная банкнота, а еще у одного расколот череп и банкнота вставлена в трещину. Примерно в километре от этого места по асфальту разбросаны обгоревшие трупы арабских наемников. Любопытные прохожие их внимательно рассматривают и тыкают в них палками. Других трупов мне не попадалось.


Началось мародерство. Народ ринулся было растаскивать из разбомбленных домов мебель, но тут в городе появилась власть и беспредел был пресечен.


Солдаты и спецназовцы северян в серой униформе быстро заняли полицейские участки и взяли город под контроль. Всего через несколько часов на всех перекрестках появились патрули. Солдаты начали прочесывать город.


Ликующие солдаты антиталибской коалиции заняли правительственные здания и с удовольствием принимают посетителей.


Здание Министерства добра и зла закрыто для публики, но открыто для журналистов. Министр этого самого страшного и наиболее презираемого учреждения талибов держал страну в ежовых рукавицах, отдавая распоряжения из штаб-квартиры «Талибана» в Кандагаре. Его заместитель Салим Хакани заседал в офисе со скромной, прямо-таки спартанской обстановкой. Никаких украшений, кроме исламского календаря. На столе – точилка и рулон прозрачной пленки.


Некоторые здания не охраняются, или охранники не пытаются сдержать разъяренную толпу.


Пакистанское посольство и резиденция посла были разграблены под утро. По всему зданию валяются книги и бумаги. Народ считает, что именно Пакистан вскормил талибов и привел их к власти.


В город продолжают прибывать солдаты Северного альянса на грузовиках. По городу разъезжают машины, полные каких-то вооруженных людей в штатском. С утра еще слышались звуки стрельбы, но к полудню они полностью прекратились.


Министр внутренних дел северян Юнус Кануни разместился в здании бывшего талибского Министерства обороны. В последние несколько дней он клялся и божился, что войска Альянса не войдут в Кабул. На вопрос, почему же они здесь, Кануни отвечает: «А это не солдаты. Это - сотрудники безопасности. Как видите, на них и формы не хватило».


В то же время солдаты с удовольствием называют имена своих командиров, из чего становится ясно, что это – регулярные войска.


Жители города встретили северян с радостью, но и с некоторым опасением. Режим талибов пал, но что будет дальше?


«У меня никогда еще не было столько работы», - жалуется парикмахер Паравана. Как на конвейере, он одну за другой стрижет и подравнивает бороды, носить которые при талибах вменялось в обязанность всем мужчинам. 12-летний Азиб вышел попускать воздушного змея. «Сам сделал только что», - говорит он хвастливо. Змеев талибы тоже на всякий случай запретили. 9-летняя Рухина говорит, что соскучилась по школе. Талибы ведь не давали девочкам учиться.


22-летний компьютерщик Феридун подвел итог общим настроениям в городе: «Пока будет все спокойно, но если мы не договоримся насчет нового правительства, опять начнется война».


Жители Кабула хорошо помнят беспредел, воцарившийся в городе после падения в 1992 году тогдашнего просоветского правительства и захвата города моджахедами. Видимо, неуверенность в завтрашнем дне причиной тому, что все магазины и лавки пока на замке.


Люди собираются толпами вокруг иностранцев и говорят, что после 22 лет войны им уже ничего не нужно, кроме мира и всеобщего примирения.


Кабул теперь под контролем Северного альянса, а разгром талибов, по видимому, продолжается. Таким образом, возможностей для формирования «по-настоящему представительного» переходного правительства остается все меньше. Все козыри – в руках северян.


Тим Джуда, автор книги «Косово – война и месть» (Издание Йельского университета), постоянный корреспондент ИОВМ.


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >