Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Талибы бегут под натиском Северного альянса

Молниеносный разгром талибов войсками Северного альянса вносит свои коррективы в планы США и их союзников.
By IWPR Central Asia

Еще пару дней назад западные стратеги сокрушались, что войска афганской оппозиции не реализовали возможность сокрушить талибов пользуясь американскими ударами с воздуха.


Наступление Альянса началось вчера вечером, и пошло настолько стремительно, что из-за этого теперь могут возникнуть новые проблемы. Эксперты называют это не иначе, как разгром. Войска антиталибской коалиции выдвинулись из своего северного анклава и в считанные часы взяли под контроль почти половину территории страны, дойдя на западе до стратегически важного города Герат, и приблизившись к Кабулу на расстояние примерно 15-ти км.


Захват Герата имеет особое значение, несоизмеримо большее, чем взятие под контроль северного Мазари-Шарифа. Герат – город-оазис в 150-ти км. от афгано-иранской границы – один из крупнейших городов страны и важнейший центр транзита грузов.


Взятие Герата открывает коалиции путь на Кандагар – южный оплот талибов, где находится ставка самого Мохаммеда Умара.


В то же время, хотя США и их союзники с нескрываемой радостью восприняли известие о начавшемся наступлении северян, перспектива возможного захвата ими столицы чревата новыми неприятностями.


Вплоть до минувшей субботы Вашингтон настаивал на том, что войска Альянса, состоящие преимущественно из нацменьшинств - таджиков и узбеков – должны ограничиться возвращением себе соответствующих этнических областей на севере и западе страны и ни в коем случае не должны входить в Кабул.


Такого же мнения придерживается и Исламабад – бывший союзник талибов. Пакистанское руководство ни при каких обстоятельствах не допускает возможности формирования новой афганской администрации исключительно из представителей Альянса.


Однако разгром талибов произошел столь стремительно, что США пришлось на ходу перекраивать свои планы в соответствии с быстро меняющейся обстановкой на поле брани.


Первой ласточкой стало выступление Министра обороны США Дональда Рамсфельда в минувший понедельник. Рамсфельд признал, что если войска Альянса пожелают овладеть Кабулом, остановить их теперь будет затруднительно. «Мы не располагаем достаточными наземными силами, которые могли бы встать у них на пути», - сказал он.


Со своей стороны, Министр внутренних дел Альянса Юнус Кануни также пошел на попятную, заявив в понедельник, что регулярные войска северян в Кабул не войдут, но войдут «специально подготовленные части полиции». Неясно однако, в чем заключается разница между этими двумя военными формированиями.


Обеспокоенность Вашингтона по поводу возможного захвата Альянсом власти в Кабуле выразилась в решении созвать в Нью-Йорке срочное совещание с участием Госсекретаря Колина Пауэлла, его российского коллеги и министров шести граничащих с Афганистаном стран.


После этого специальный уполномоченный администрации США при Северном альянсе Джеймс Доббинс посетит столицы стран-партнеров США по антитеррористической коалиции – Лондон, Рим, Анкару и Ташкент, где проведет переговоры и формировании нового афганского правительства. Его визит в Ташкент является свидетельством важнейшей стратегической роли, отводящейся Узбекистану в нынешнем афганском конфликте.


Главное опасение США заключается в том, что Северный альянс может опозорить и скомпрометировать всю антитеррористическую операцию, если устроит в афганской столице такое же побоище, как в начале 90-х, когда моджахеды овладели Кабулом после вывода советских войск.


Кроме возможных массовых нарушений прав человека, при таком развитии событий США могут предстать в глазах мирового сообщества в негативном свете. США также необходимо привести цели своей антитеррористической операции в соответствии с региональными целями своих союзников, придерживающихся разных точек зрения относительно того, кто должен править в Кабуле после ухода талибов.


С одной стороны, США вынуждены прислушиваться к мнению Исламабада. Поддержав антитеррористическую кампанию США, пакистанской военное правительство навлекло на себя гнев внутренней исламской оппозиции, и ситуация в стране в настоящее время накалена до предела. Пакистан выступает резко против прихода Северного альянса к власти в Кабуле, требуя участия в новом афганском правительстве так называемых «умеренных» талибов.


При этом Москва – давнишний союзник Северного альянса – требует полного отстранения талибов от участия в будущем афганском правительстве, памятуя о той угрозе, которую представлял собой «Талибан» для бывших советских республик Центральной Азии. Москва также обвиняла талибов в пособничестве чеченским боевикам.


Мнение России разделяет Индия, имеющая свою собственную «Чечню» в Кашмире.


Даже в самой американской администрации мнения разделились. Госсекретарь Пауэлл больше склоняется к пакистанской позиции, стремясь не допустить раскола в рядах антитеррористической коалиции, а Министр обороны Рамсфельд придерживается мнения, сходного с позицией Москвы.


Пока руководство Северного альянса вполне обоснованно заявляет, что его войска пользуются поддержкой населения. Например, наступлением Альянса на Герат руководил бывший губернатор этого города Исмаил-Хан, который недавно заявил, что гератцы ненавидели талибов «за их жестокость».


«Они извратили исламское учение, чтобы издеваться над своим собственным народом. Могу сказать, что примерно 80% населения города не поддерживало «Талибан», - сказал он.


Наверняка такая же ситуация имела место и в Мазари-Шарифе, но Кабул и афганский юг – это совсем другое дело. Пуштуны с ужасом вспоминают годы правления северян в Кабуле в начале 90-х.


США и их союзники рассчитывали на постепенное продвижение войск Альянса. Предполагалось, что за то время, пока идет наступление, за пределами страны будет сформировано новое представительное правительство Афганистана, в котором северяне станут лишь одной из фракций.


Стремительный разгром талибов с последующим захватом власти Северным альянсом или образованием вакуума власти в Кабуле может поставить планы США и их союзников под угрозу срыва.


Маркус Тэннер – историк и постоянный корреспондент ИОВМ.