ТАДЖИКСКИЙ ДИССИДЕНТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ, НО НЕНАДОЛГО

Таджикский журналист, известный своими оппозиционными взглядами, после

ТАДЖИКСКИЙ ДИССИДЕНТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ, НО НЕНАДОЛГО

Таджикский журналист, известный своими оппозиционными взглядами, после

Галима Бухарбаева, Душанбе


На этой неделе известный таджикский журналист и диссидент Дододжон


Атовуллоев после более чем десяти лет изгнания возвратился на родину, чтобы


четыре дня спустя вновь ее покинуть из-за угроз.


Атовуллоев покинул Таджикистан в 1992 г. - в разгар гражданской войны. С тех


пор живет в России, издает оппозиционную газету "Чароги руз" и публикуется


на своем сайте в интернете.


Все эти годы он являлся для администрации Эмомали Рахмонова персоной "нон


грата", а его критические статьи о коррупции и злоупотреблениях


таджикистанской верхушки доставляли немало неприятностей руководству


Таджикистана.


Казалось бы, приезд журналиста в Душанбе 26 июня знаменует попытку взаимного


примирения по инициативе власти. Ведь он никогда бы не приехал без


официального приглашения или хотя бы молчаливого согласия со стороны


администрации Рахмонова.


В день возвращения Атовуллоева главный редактор печатного органа правящей


партии - газеты "Минбари халк" - Мансур Сайфитдинов заявил в интервью


германскому телеканалу "АРД": "Дододжон Атовуллоев - один из лучших


журналистов в стране, и мы хотим, чтобы он вернулся".


По словам самого Атовуллоева, он принял решение вернуться в ответ на


неоднократные заявления таджикских официальных лиц о том, что он может


спокойно возвращаться и даже возобновить свою журналистскую деятельность в


Таджикистане.


"Поверьте мне, жизнь в изгнании - далеко не сахар. Уехать из страны с


маленькими детьми. Каждый год переезжать с квартиры на квартиру и то и дело


слышать, что кто-то где-то тебя уже "заказал", - сказал Атовуллоев на


пресс-конференции в Душанбе по случаю своего возвращения.


"Все эти годы я мечтал лишь об одном - вернуться на родину. Я приехал


договориться о беспрепятственном издании здесь моей газеты, о снятии блокады


с моего сайта и о том, чтобы заниматься профессиональной деятельностью у


себя в стране".


Но эти надежды очень скоро растаяли как дым. Уже в Москве в беседе с IWPR


Атовуллоев признался, что в Душанбе за ним и его соратниками постоянно


следили сотрудники милиции, а организаторы его поездки подвергались


давлению. Например, директор частной гостиницы, в которой остановился


Атовуллоев, был вызван для "беседы" в Министерство госбезопасности


Таджикистана.


По словам журналиста, люди из ближайшего окружения Рахмонова заявили ему,


что его присутствие в стране "нежелательно".


Атовуллоев утверждает, что во время посещении типографии, в здании которой


расположены редакции многих государственных изданий, некий анонимный


"доброжелатель" сообщил ему, что его жизни угрожает опасность.


Почувствовав, что тучи сгущаются, Атовуллоев взял билет на самолет и 30 июня


вылетел обратно в Россию.


"Правительство и люди президентского круга пытались всех обмануть, когда


говорили, что я могу беспрепятственно вернуться. Я попытался - и вот что


вышло", - сказал он по прибытии в Москву.


Атовуллоев уверен, что президент Рахмонов, которого журналист часто и


беспощадно критикует в своей газете, вовсе не желал его возвращения и тем


более не допустил бы издания "Чароги руз" в Таджикистане.


Пресс-секретарь Рахмонова Абдуфаттах Шарипов сожалеет, что Атовуллоев принял


сомнительную угрозу столь близко к сердцу.


"Утверждения о том, что за Атовуллоевым следили и ему угрожали - полный


абсурд. Гражданская война давно закончилась, обстановка в стране стабильная.


Пусть приезжает, когда хочет, - сказал Шарипов в интервью IWPR. -


Таджикистан - его родина".


Шарипов также добавил, что Рахмонов не питает личной неприязни к


Атовуллоеву. "Президенту Рахмонову вообще чужды враждебность и


мстительность", - сказал он.


Атовуллоев является главным редактором газеты "Чароги руз" с 1991 г. После


его отъезда в Россию газета продолжала издаваться на чужбине, а экземпляры


ее тайно переправлялись в Таджикистан и ходили по рукам, как в свое время


"Самиздат".


В июне 2001 г. Атовуллоев был задержан российскими спецслужбами в одном из


московских аэропортов и провел пять напряженных дней в изоляторе, ожидая


экстрадиции в Таджикистан, где ему грозил суд за "оскорбление чести и


достоинства" таджикского президента, разжигание радикальных настроений и


призывы к свержению действующей власти. Лишь под давлением международной


общественности Россия отказалась выдать Атовуллоева таджикским властям.


После этого Атовуллоев попросил политического убежища в Германии, а в Россию


вернулся лишь через год - после того, как обвинения против него были сняты.


Многие друзья и коллеги Атовуллоева скептически восприняли его решение


вернуться в Таджикистан и заняться там журналистской деятельностью. Один из


них - Раджаб Мирзо - редактор газеты "Рузи нав", принадлежащей к новому


поколению независимых, критически настроенных изданий, появившихся в


последние годы в Таджикистане.


"Дододжон - наш учитель. Мы всему научились у него. Но мы не имеем


возможности печатать даже небольшую толику той массы критических материалов,


которые появляются в "Чароги руз, - говорит Мирзо. - И при этом у нас все


равно постоянно возникают проблемы с властями. Они все время чинят нам


препятствия - не дают печататься, насылают налоговых инспекторов. Даже лифт


отключают в те дни, когда выходит газета".


Еще до приезда Атовуллоева Мирзо предрекал: "Вероятность того, что Дододжону


позволят работать в Таджикистане, равна нулю".


Другие наблюдатели считают, что с тех пор, как Атовуллоев покинул


Таджикистан, обстановка слишком сильно изменилась, и его больше нельзя


считать единственным представителем критически настроенной прессы.


"Он отстал от современных реалий. Многие местные издания достигли


значительно большего, - говорит политолог Рашид Абдулло. - Люди в


Таджикистане уже привыкли, что существуют критически настроенные издания,


позиция которых противоречит официальной. Это и "Рузи нав", и "Неруи сохан",


а также "Таджикистан" и "Азия плюс". Роль его газеты теперь взяли на себя


другие".


Но Атовуллоев все еще надеется когда-нибудь вернуться в Таджикистан


навсегда.


"Это все равно была очень важная для меня поездка. Я увиделся с коллегами по


цеху, почувствовал новый прилив энергии. Поездка в Таджикистан убедила меня


в необходимости продолжать работу, - сказал он IWPR. - И сейчас, как в


далеком 1992-м, я твержу себе, что к следующему Наврузу (мусульманский Новый


год, отмечается в марте) обязательно буду дома".


Галима Бухарбаева - штатный сотрудник IWPR


Support our journalists