Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКСКИМ МУСУЛЬМАНКАМ ЗАПРЕТИЛИ ПОСЕЩАТЬ МЕЧЕТЬ

Несмотря на запрет, который уже охарактеризовали как политически мотивированный, женщины продолжают ходить в мечеть на пятничную молитву.
By IWPR Central Asia

Каждую пятницу около трех тысяч женщин из столицы и близлежащих районов направляются в мечеть кишлака Туркобод Вахдатского района (27 км восточнее Душанбе), и всякий раз их встречает милиция и отправляет обратно.


17 августа члены верховного религиозного органа Таджикистана - Совета улемов - приняли решение, запрещающее таджикским женщинам участвовать в пятничных богослужениях, обязательных для каждого мусульманина. Свое решение члены Совета аргументируют тем, что в мечетях Таджикистана якобы не созданы условия для совместной молитвы мужчин и женщин.


Жительница Вахдатского района Зумригуль Назарзода - одна из тех, кого сотрудники милиции "завернули" домой 1 октября. "Почему нам запрещают посещать эту мечеть? Здесь же есть помещения, чтобы мы молились отдельно от мужчин", - возмущается она.


"Мы приходим сюда помолиться Аллаху, побыть с ним наедине. Каждая из нас приходит со своей болью. Кто-то в войну потерял мужа, кто-то сына. Мы просим Всевышнего за усопших. Разве мы кому-нибудь мешаем?".


По мнению многих наблюдателей, решение отстранить женщин от пятничного богослужения является политически мотивированным и нарушает права прихожанок и как мусульманок, и как представительниц женского пола.


По мнению религиозных деятелей, оно также нарушает Коран.


"Решение Совета улемов абсурдно. Посещение мечети в святой для мусульман день -пятницу - является богоугодным делом, - говорит известный богослов, бывший член Совета улемов Ишан Алома, - Коран не запрещает женщинам ходить в мечеть. Даже муж не вправе это запретить".


Оскорбленные в своих религиозных чувствах таджикские мусульманки уже пытались жаловаться в различные инстанции, в том числе - в тот же Совет улемов и правительственный Комитет по делам религий, но безрезультатно.


Власти Таджикистана не желают комментировать решение религиозного органа. Так, председатель Комитета по делам религий Голиб Гоибов считает, что "решение Совета - внутреннее дело руководства этого органа, и комментарии властей в данном случае неуместны".


Отчаявшись добиться справедливости, мусульманки решили по-своему проигнорировать запрет. Вот почему каждую пятницу в Туркобод отправляются от двух до трех тысяч прихожанок - в местной мечети имеются дополнительные помещения, где женщины могут молиться отдельно от мужчин. Так что, по идее, у властей не должно быть никаких претензий.


Но не тут то было. Власти проявляют редкостное рвение, проводя в жизнь решение высшего религиозного органа страны.


"Нас остановили милиционеры, а стоявшая рядом с ними зам. главы администрации Вахдатского района схватила одну из женщин за ворот и велела идти домой", - рассказала IWPR одна из прихожанок Махбуба Раджабова.


"Нам велели молиться дома и не пропускать работу на полях, так как необходимо выполнять районный план по сбору хлопка", - сказала другая прихожанка.


Глава Вахдатской районной администрации Исмоил Гулов считает, что, хотя по Конституции каждый гражданин имеет право на свободное вероисповедание, однако первоочередной заботой властей является безопасность.


"Мы лишь стараемся предотвратить экстремистские вылазки и не хотим допустить в республике второго Беслана", - говорит Гулов.


"В мечеть села Туркобод съезжается много людей из других районов, и это нас настораживает", - продолжает он. По мнению Гулова, настоятель мечети пытается использовать женщин-мусульманок для пропаганды идей радикального ислама.


"Тем более, всем известно, что жители кишлака Туркобод - односельчане одного из лидеров ОТО Ходжиакбара Тураджонзода - практически все были на стороне оппозиции в годы гражданской войны в Таджикистане", - поясняет Гулов.


Но простые прихожане исключительно положительно отзываются об имаме туркободской мечети. Как сказала IWPR жительница Душанбе Рисолат Холикова, в проповедях имам-хатиба Ишана Нуриддина содержатся призывы исполнять заповеди ислама.


"Он наставляет нас в семейных делах по Корану, говорит нам о греховной природе проституции и наркомании. Разве это плохо"?


В некоторых своих проповедях имам-хатиб наставляет правоверных молиться за президента Таджикистана Эмомали Рахмонова, давшего мусульманам страны свободу и право свободного вероисповедания. Запись проповеди с такими призывами удалось прослушать IWPR.


Вопросы религии имеют особое значение в Таджикистане. В годы гражданской войны - 1992-1997 - костяк Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) составляли исламисты. После подписания мирного договора бывшие боевики были интегрированы в государственные структуры.


Таджикистан - единственное государство Центральной Азии, где легально действует исламская партия, а ее ведущие представители занимают посты в правительстве.


Туркободская мечеть - одна из самых крупных в Таджикистане - была построена на деньги одного из бывших лидеров ОТО Ходжиакбара Тураджонзода - брата нынешнего имама. В связи с этим власти опасаются, что Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) может воспользоваться этим для пропаганды своих идей среди прихожанок накануне февральских парламентских выборов.


В последние годы роль женщин в таджикском обществе значительно возросла. Женщины пришли на смену десяткам тысяч своих отцов, мужей, братьев и сыновей, погибших в годы гражданской войны. Они вынуждены заменять и тех мужчин, которые отправились на заработки в Россию, а таких в Таджикистане - примерно миллион.


Решение улемов вызвало категорический протест у руководства ПИВТ. Руководитель аппарата партии Хикматулло Сайфуллозода охарактеризовал его как "грубое нарушение прав человека".


"Оно негативно отразится на имидже ислама, который и без того многими в республике воспринимается, как нечто агрессивное и враждебное", - сказал он.


Зам. руководителя ПИВТ по Согдийской области (север страны) Дододжон Якубов, считает, что Совет улемов принял неверное решение, противоречащее канонам ислама. "Мечеть - дом Аллаха. Туда может зайти любой, и Совет улемов не вправе принимать решения за Всевышнего", - подчеркнул он.


Тем не менее, запрет нашел поддержку у НПО "Гендер и развитие". Как считает ее исполнительный директор Майя Хошакова, женщинам не обязательно молиться в мечети. "Это - насаждение чуждой нам исламской культуры стран Ближнего Востока", - говорит она.


"Если Совет улемов принял такое решение, значит здесь что-то не так, - продолжает Хошакова, - Верующий человек всегда найдет себе уголок, чтобы помолиться. Бог должен быть в сердцах мусульман, а не на виду у всех".


Салим Шокирзода - муж одной из женщин, ранее посещавших мечеть - более категоричен в высказываниях. "Женщина может молиться дома; ей не обязательно ходить в мечеть, тратить на это время и деньги. Дома ее ждут дети и домашняя работа".


Акбар Шарифи - псевдоним журналиста из Душанбе.