Таджикским кафе отрубили электричество

Свечи возвращаются в Таджикистан, где власти прекратили подачу электроэнергии ресторанам, кафе и магазинам в стремлении экономно ее распределить.

Таджикским кафе отрубили электричество

Свечи возвращаются в Таджикистан, где власти прекратили подачу электроэнергии ресторанам, кафе и магазинам в стремлении экономно ее распределить.

Тускло горящие свечи в немногих работающих кафе и ресторанах - вовсе не атрибуты  романтического ужина, а новое явление в столице Таджикистана – Душанбе.


Это последствие принятого властями 26 января решения о прекращении подачи электричества увеселительным заведениям в условиях жесткого энергетического кризиса нынешней зимы.


С тех пор часть таких заведений закрылась совсем, а часть продолжает работать при свете свечей. Считается, что тем, у кого имеются газовые плиты или свои электрические генераторы, крупно повезло.


Энергетический кризис стал настоящим кошмаром для владельцев кафе и ресторанов. Этой зимой нехватка электричества усугубилась из-за аномально холодных температур, установившихся в Центральной Азии. (Читайте репортаж IWPR на эту тему: Крайне суровая зима внесла хаос в энергосектор региона, RCA № 529, 31 января 2008 года, и Таджикский энергокризис способствует росту социального напряжения, RCA № 528, 25 января 2008 года.)


Абдусаттор, хозяин одного полупустого кафе, рассказал IWPR, что вынужден был распустить часть персонала из-за того, что доходы кафе за несколько дней снизились наполовину.


Основной поток посетителей приходился на вечер, а сейчас из-за отключения света клиентов в вечернее время очень мало, да и список блюд ограничен, в меню всего несколько горячих блюд и салатов.


«Хоть это и временная мера, но она бьёт по карману персонала, - говорит он. – У каждого из них по пять шесть детей, есть женщины, которые являются единственными кормильцами в семье».


Абдусаттор говорит, что постарается не закрывать совсем свое заведение. А многие другие кафе и рестораны вовсе приостановили свою деятельность до весны.


Зарина, 34-летняя жительница Душанбе, работает официанткой в его кафе. Она надеется, что ей не придется уйти в вынужденный отпуск.


Она воспитывает двоих детей одна, потому что муж находится на заработках в России и деньги высылает нерегулярно.


Небольшой ежедневный заработок в этом заведении, а также еда и продукты, которые работникам позволяют уносить домой, помогают Зарине содержать себя и детей.


В результате решения правительства пострадали не только кафе, рестораны и ночные клубы, оно также затронуло и магазины, аптеки, рынки и бани.


Отключено даже уличное освещение, из-за чего страна с наступлением ночи погружается в полную темноту.


Среди редких освещенных объектов - промышленные предприятия и дома тех, у кого есть генераторы, или тех, кто смог обойти запреты взятками или иными способами.


Жизнь в темноте привела к новым опасениям среди жителей. Жительница столицы Шарифамо беспокоится за детей, которые возвращаются по вечерам из школы по неосвещенным улицам.


Каждый вечер она идет на автобусную остановку около их дома, чтобы встретить детей из школы. Дети учатся во вторую смену, и уроки начинаются после обеда. Школа находится далеко от дома и, простояв в очереди на маршрутку, ее дети возвращаются домой поздно.


«Вечером стало опасно выходить на улицу, - говорит Шарифамо. – Вчера машина задавила женщину, поэтому я боюсь за жизнь своих детей».


«Можно же оставить хотя бы небольшое освещение до 9 часов вечера, а потом отключать», - добавляет женщина.


От антикризисных мер по энергосбережению, предпринятых правительством, страдают и мелкие предприниматели.


Акрам, торгующий лепешками на маленьком рынке рядом со своим домом, так же стал получать меньший доход.


Свой товар он доставляет из ближайшей лепешечной, где закупает его оптом и привозит на рынок еще горячим. Однако теперь из-за отсутствия электроэнергии лепешечная сократила производство, и Акраму приходится говорить покупателям, что хлеба нет.


Многие пекарни полностью закрылись. Душанбинские городские власти не раз призывали их перейти на уголь, однако их призывы не были услышаны.


Акрам жалуется, что недавно он не смог купить своей дочери лекарства, потому что работавшие при свечах еще два дня назад близлежащие аптеки сейчас закрыты.


Только соседи, у которых нашлись необходимые лекарства, смогли помочь Акраму.


«Хоть бы аптеки и медучреждения не отключали от света, ведь от этих холодов и отключений болеют и взрослые и дети», - сказал он.


Между тем некоторые жители микрорайонов, страдающих от отключения электроэнергии в холода, поддерживают такую инициативу властей. Некоторые семьи неделями находились без света, но теперь, после отключения от питания развлекательных заведений, электроэнергия в их доме отключается реже.


Аввалмо Давлатшоева, которая живет в одном из микрорайонов Душанбе, говорит, что в их доме около трех недель не было света. Но вот уже неделю электроэнергия в их доме есть.


«Правильно сделали, что закрыли эти рестораны. Когда у нас не было света, у них ярко горела вся иллюминация и звучала громкая музыка», - говорит она.


Между тем, население волнует один вопрос: как скоро страна выйдет из этого кризиса?


Большую часть электричества страна получает от гидроэлектростанций, которые, в свою очередь, рассчитаны на полностью заполненные водохранилища. Однако всплеск потребления электроэнергии из-за экстремально низких температур истощил резервуары. По словам представителей энергетического сектора, до критического уровня воды в Нурекском водохранилище, обеспечивающем основную Нурекскую ГЭС, осталось всего 6 метров.


Ситуацию должна улучшиться, когда горные реки Таджикистана начнут питать ледниковые и талые воды, но это случится только с весенним потеплением в марте-апреле.


Пока же предлагается продлить нынешний режим потребления электроэнергии и после 10 февраля, когда будет «сработан» имеющийся объем воды.


Но такие мелкие бизнесмены, как Акрам, так долго могут не выдержать. «Власти всегда что-нибудь делают не так. Делают такие просчеты, а в основном страдают простые люди», – сетует Акрам.


Нафиса Писареджева, контрибьютор IWPR в Душанбе.

Support our journalists