Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКСКИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ХОТЯТ ОБРАТНО В ГОРЫ

Программа переселения зашла в тупик. Мигранты требуют вернуть их в родные горные кишлаки.
By IWPR Central Asia

Три года назад таджикские власти переселили несколько сот горцев в засушливую местность на юге страны, и теперь многие из них требуют вернуть их обратно на родину, считая, что эксперимент провалился.


"Я мечтаю вернуться в свой кишлак на Памире, - заявила корреспонденту IWPR медсестра местной больницы Зубайда Гуширова - одна из переселенцев из Горного Бадахшана, который иногда называют "Крышей мира". - Нас всех тянет на Родину. Здесь очень жарко и сильный ветер".


В январе 2001 г. президент Таджикистана Эмомали Рахмонов своим указом положил начало программе переселения, преследовавшей двоякую цель - обеспечить рабочей силой малонаселенные районы с хорошими перспективами выращивания хлопка - важной экспортной культуры, и улучшить условия жизни жителей обнищавших горных кишлаков, где проживание из-за постоянных природных катаклизмов стало опасным.


Всего в Бешкентскую долину на юго-западе страны было переселено 343 семьи, или около 2000 человек, в том числе 170 семей из Бадахшанской области, а остальные - из Шуроабадского района южной Хатлонской области, и Исфаринского района Согдийской области на севере страны.


Правительство пообещало переселенцам на новом месте жилье, льготные кредиты, а также землю для обработки, но, по их словам, они были обмануты властями, и новое место оказалось абсолютно не приспособленным для жизни.


"Мы с семьей переехали сюда в августе 2002 года, - рассказывает одна из переселенных жителей Рошткалы Норбиби Пиршоева. - Нам обещали рай земной, а здесь нет вообще никаких условий: очень жарко, нет воды, все земли пропитаны солью, а в недостроенных домах - высокая влажность".


По ее словам, из-за влажного, жаркого климата - летом температура здесь достигает 60 градусов в тени - большинство переселенцев страдают различными заболеваниями. "У меня самой очень болят ноги, а мой трехлетний внук из-за болей в спине не может встать с постели", - жалуется женщина.


Жители Рошткалы поддались на обещания властей, покинув свои дома в ущелье Шохдара, которое по природным показателям мало чем отличается от альпийских курортов Швейцарии. В Шохдаре было много чистого воздуха и родниковой воды, зеленые леса и горы. Правда, не было плодородной почвы, и если бы не частые сели, которые несли местному населению разрушения и смерть, они ни за что бы не приехали в это полупустыню. Многих из них заставила покинуть родные края разрушительная лавина, сошедшая в начале 2002 г.


Бадахшанцам обещали по 30 соток земли и заем на строительство жилья в размере полутора тысяч сомони (около 515 долларов) на семью. И деньги, и землю выделили только в прошлом году, то есть два года спустя.


Переселенцы отмечают, что местные земли засолены и не приспособлены для земледелия. Некоторые даже разорились из-за того, что использовали выданные им кредиты не на строительство жилья, а на приобретение семян, удобрений и оборудования. После гибели урожая они остались ни с чем, только залезли в долги.


По словам переселенцев, средняя зарплата на новом месте - ниже 10 долларов в месяц, а этого недостаточно даже на покупку муки.


Два-три раза в год гуманитарную помощь им оказывают Фонд Ага-Хана и структуры ООН, которые бесплатно раздают по 25 кг муки, 5 литров растительного масла и горох. Однако эта помощь не покрывает всех потребностей в продуктах питания, которые стоят здесь очень дорого. Поэтому по-прежнему основной пищей в домах местных бадахшанцев остается традиционный для этого народа "ширчой" - молочная похлебка. Однообразное и скудное питание стало причиной распространения среди них анемии, которая особенно выражена у детей.


Однако главной проблемой переселенцев было и остается отсутствие доступа к чистой питьевой воде. "Вода из местного арыка такая соленая, что ее можно использовать только для технических целей и умывания, - жалуется местный электрик Мамадёр Бутаёров. - Если бы ни сотрудники международной организации FOCUS, мы бы не знали, что делать". По его словам, представители организации регулярно привозят из соседнего Шаартузского района каждой семье совхоза "Бешкент-1" по три канистры (общим объемом 60 литров) питьевой воды.


Однако не всем так повезло. Жителям соседнего совхоза ¦2 приходится самостоятельно таскать воду из поселка, ежедневно отправляясь за ней за 4-5 км под раскаленным солнцем. Некоторые платят местному водителю, чтобы он привозил канистры с водой из соседнего района.


По словам переселенцев, в ходе своего последнего визита в Бешкент премьер-министр Таджикистана Акил Акилов пообещал, что в ближайшее время в их совхозы будет проведен водопровод, однако переселенцы не верят правительству. "Они всегда только обещают, - говорит Пиршоева. - Но реальной помощи от них не дождешься".


Начальник аппарата Бешкентского районного хукумата Мухаббатшо Шарипов сообщил IWPR, что строительство водопровода идет полным ходом. "В настоящее время из водохранилища Шаартузского района в Бешкент проводится линия водопровода, но когда жители получат воду - это зависит от рабочих", - сказал он.


Помимо социальных проблем, бадахшанских переселенцев волнует вопрос взаимоотношений с местным - преимущественно узбекским - населением. "Местные старожилы - локайцы - часто издеваются над нами, провоцируют нас на драки, пристают к нашим девушкам, - говорит один из поселенцев, который просил не называть его имени. - Недавно одна из наших девушек была изнасилована, что вызвало бурю негодования среди памирцев".


По причине безнадежности многие переселенцы вынуждены попросту бежать из Бешкента. Многие молодые мужчины уезжают на заработки в Россию. Благодаря тем небольшим средствам, которые они пересылают на родину, их семьи сводят концы с концами.


Переселенцы устали ждать, когда правительство, наконец, выполнит свои обещания и обеспечит им нормальные условия жизни.


"Я хочу попросить правительство, чтобы нас вывезли отсюда в другие места, желательно - на Памир, - говорит 67-летний Абдурахмон Шотуманноев, бывший житель Рошткалинского района. - И помогли бы нам с жильем".


В беседе с IWPR некоторые переселенцы признались, что готовы вернуться на родину за свой счет, однако местные власти не позволяют им это сделать. Возможно, они боятся, что вслед потянутся и другие, и, таким образом, провал правительственной программы по переселению будет оформлен официально. В этом случае многие чиновники могут лишиться своих кресел, так как президент Рахмонов им этого не простит.


После многочисленных и безрезультатных визитов в администрацию, звонков в Министерство труда и социальной защиты населения IWPR удалось побеседовать с начальником Государственной миграционной службы Анваром Бобоевым. По его словам, в настоящее время, несмотря на экономические проблемы страны, власти делают все необходимое для скорейшего решения проблем переселенцев.


Бобоев сообщил, что в конце апреля президент распорядился выделить дополнительно 300 тыс. сомони (110 тыс. долларов) на решение проблем переселенцев Бешкентского района и поручил министрам в скорейшие сроки решить проблемы с питьевой водой, транспортом и нехваткой школьных учителей. Кроме того, Министерству здравоохранения поручено проводить работу по профилактике различных заболеваний у переселенцев.


Бобоев не стал обсуждать конкретные проблемы переселенцев, но положительно оценил правительственную программу в целом. "Программа переселения из горных районов в долины республики дает горцам возможность трудоустроиться и заниматься сельскохозяйственным трудом", - сказал он.


Но остановит ли это людей, уставших от бесперспективности и рвущихся в родные места?


"Скоро я уеду на родину, в Горный Бадахшан, - мечтательно говорит учитель районной школы Далер Чоршанбиев. - Лично я здесь жить не могу".


Борис Хайруддинов - независимый журналист из Душанбе


Зафар Абдуллаев - директор информационного агентства "Авеста"