Таджикская оппозиция перед началом предвыборной гонки

Успех оппозиционных партий в лучшем случае сведется к небольшому количеству мест в парламенте.

Таджикская оппозиция перед началом предвыборной гонки

Успех оппозиционных партий в лучшем случае сведется к небольшому количеству мест в парламенте.

Успех оппозиционных партий в лучшем случае сведется к небольшому количеству мест в парламенте.
Нафиса Писареджева и Лола Олимова, Душанбе (RCA № 601, 27 января 2010 года)

Политики в Таджикистане готовятся к парламентским выборам, назначенным на следующий месяц, хотя никто не прогнозирует поражения президентской партии и ее значительного большинства.
Неизвестным остается только то, смогут ли две оппозиционных партии, представленные в парламенте, сохранить или немного увеличить то небольшое количество мест, которыми они располагают на сегодняшний день.

Выборы назначены на 28 февраля, и официальная кампания начинается 8 февраля, после прекращения процесса регистрации кандидатов. По словам руководителя аппарата Центральной избирательной комиссии Мухибулло Дододжонова, на 18 января по всей стране зарегистрировались 246 кандидатов.

Из 63 мест в Нижней палате парламента 22 будут избираться по партийным спискам по пропорциональной системе. Остальные места будут отданы кандидатам, набравшим наибольшее число голосов избирателей; большинство зарегистрированных на эти места кандидатов имеют членство в какой-либо партии, и лишь небольшое количество кандидатов – независимые. Это дает партиям возможность ввести больше своих кандидатов в парламент.

Народная демократическая партия Таджикистана (НДПТ) занимает самое привилегированное положение на политической сцене – она занимает 52 из 63 мест в Нижней палате парламента, ее председателем является президент страны Эмомали Рахмон, а среди ее членов большое число чиновников и госслужащих. По словам критиков, привилегированное положение дает партии уникальный доступ к такому государственному ресурсу, как государственная телерадиокомпания.

Кроме НДПТ, в парламенте присутствуют коммунисты, занимая четыре места, а также Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая получила два места по результатам выборов 2005 года, но потеряла одно из них в апреле прошлого года, когда один из депутатов покинул парламент по причине слабого здоровья.

Другие партии - Демократическая партия, социалисты и Социал-демократическая партия Таджикистана (СДПТ) - не смогли преодолеть пятипроцентный порог, установленный во время выборов 2005 года. Их шансы попасть в парламент остаются слабыми и сейчас.

Перед выборами НДПТ разработала стратегию, нацеленную на привлечение избирателей, а также произвела перестановки в центральном комитете партии.

Партия обещает привести Таджикистан к энергетической независимости при помощи строительства новых гидроэлектростанций и добиться продовольственной безопасности. Кроме того, партия дала обещание, которого логичнее было бы ожидать от оппозиции: пересмотреть закон о СМИ, который, по мнению журналистов, является слишком ограничительным. По мнению аналитиков, НДПТ надеется таким образом получить поддержку со стороны СМИ и интеллигенции.

На съезде партии в декабре в состав заместителей председателя партии вошли сторонники президента Рахмона.

Руководитель администрации президента Амиршо Миралиев возглавляет список кандидатов от НДПТ.

Другой близкий сторонник Рахмона, заместитель председателя парламента Сафар Сафаров был избран первым заместителем председателя партии.

Мэр Душанбе Махмадсаид Убайдуллоев и Абдумаджид Достиев были освобождены от должностей заместителей председателя партии.

Один из детей президента, Рустами Эмомали, был выбран в центральный комитет НДПТ. Считают, что это было сделано для повышения его статуса, хотя он пока не может баллотироваться в парламент, так как ему меньше 25 лет.

По мнению аналитиков, целью проведенной перестановки было укрепление позиции президента при помощи продвижения лояльных к власти чиновников и выведения из игры инициативных политиков, которые однажды могут бросить президенту вызов.

Политолог Раджаби Мирзо считает, что и Достиева, и Убайдуллаева расценивают как потенциально опасных политических тяжеловесов.

«Они очень амбициозные и сильные конкуренты власти», - сказал он. Достиев был назначен послом Таджикистана в России, что, по мнению Мирзо, означает, что его хотели убрать из страны.

Другой известный политический обозреватель - Парвиз Муллоджанов считает, что, несмотря на недавние перемены, НДПТ не совершит никаких радикальных изменений в политике.

«Одна из причин предвыборных рокировок в НДПТ – это то, что они [власти] перед выборами всегда стараются опираться на более близких людей, - сказал он. – Особой перемены ни в политике, ни в стратегии, ни в тактике партии не предвидится. Всегда это партия одного лидера, партия президента».

Исламская партия возрождения надеется получить больше мест в парламенте, и приводит свои предвыборные обещания в соответствие со своим основным электоратом, который составляют жители сельской местности Таджикистана и рабочие мигранты, выезжающие за границу на заработки.

Лидер партии Мухиддин Кабири сказал IWPR, что сейчас партия фокусируется на социальных и экономических вопросах, правах человека и борьбе с коррупцией, а также придерживается своей программы по продвижению исламских ценностей. (Подробнее о попытках партии остаться на позиции важной силы читайте в статье Таджикскую исламскую партию постепенно выводят из игры, RCA № 579, 5 июня 2009 года.)

Помимо НДПТ только ПИВТ смогла собрать максимально допустимое число кандидатов – 22 – для мест парламента, избираемых по партийным спискам. Однако партия решила не выдвигать кандидатов по всем избирательным одномандатным округам.

«Мы выбрали только наиболее подходящие округи, где наша позиция особенно сильна, где есть более сильные кандидаты», - сказал Кабири.

Другие партии столкнулись со сложностью в виде выплаты избирательного залога в размере 1700 долларов США за одного кандидата. Это – значительная сумма для страны, средняя заработная плата в которой составляет около 60 долларов. Когда он был введен в 2004 году, его размер составлял 400 долларов – четверть от нынешней суммы.

Оппозиционные партии разработали законопроект по уменьшению размера залога, чтобы они могли выставить больше кандидатов. Однако им не удалось довести это дело конца. (Подробнее об этом читайте в статье Застойная политика Таджикистана, RCA № 586, 15 августа 2009 года.)

Хотя Коммунистическая партия стала второй по результатам прошлых выборов, в этот раз она смогла выставить только десять кандидатов. Поддержка партии сокращается, так как ее основными избирателями являются представители пожилого поколения, сохранившего теплые воспоминания о советском времени.

Социал-демократы так же ограничивают свою активность, сконцентрировав усилия на Согдийской области, что на севере Таджикистана, в Бадахшане – на юго-востоке и в столице Душанбе. Лидер партии Рахматулло Зойиров сказал, что именно там СДПТ имеет наиболее сильную структуру и только там сможет выставить своих наблюдателей.

Имея в списке кандидатов десять человек, СДПТ надеется получить 15 процентов голосов. Тем не менее, некоторые обозреватели считают, что по причине того, что партия более критически относится к правительству, нежели ПИВТ или коммунисты, она снова может не получить необходимые для прохода в парламент пять процентов. В отличие от других партий, ни один из членов СДПТ не был допущен в Центральную комиссию по проведению выборов.

«СДПТ – одна из партий, которая находится в немилости у власти, ее члены даже не допущены в Избирком, - сказал Рахматулло Валиев, член другой официально не признанной партии – Демократической - крыло Искандарова. – Поэтому никакая хорошая стратегия партии не поможет, если власти будут против них настроены».

Нафиса Писареджева – контрибьютор, прошедшая тренинги IWPR и Лола Олимова, редактор IWPR по Таджикистану.

Tajikistan
Support our journalists