Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАНСКИЕ СОЦИАЛИСТЫ ОКАЗАЛИСЬ В ТРУДНОМ ПОЛОЖЕНИИ

Социалистическую партию Таджикистана раздирают противоречия, которые, как полагают некоторые, вызваны вмешательством извне.
By

Раскол в одной из менее влиятельных оппозиционных сил Таджикистана – Социалистической партии (СПТ) – привел к тому, что в предстоящих парламентских выборах будет участвовать отколовшаяся группировка, а не сама партия.


По словам лидера социалистов Мирхусейна Нарзиева, раскол в партии был спровоцирован руководством страны, которое, по его мнению, стремится таким образом ослабить созданный с участием социалистов крупный оппозиционный блок, а заодно и уничтожить саму партию.


СПТ – одна из четырех оппозиционных партий, сформировавших в прошлом году «Коалицию за свободные и честные выборы» с целью предотвращения попыток фальсификации итогов голосования, которые отмечались на предшествующих выборах в Таджикистане.


Вошедшие в блок партии - а это, кроме социалистов, Партия исламского возрождения (ПИВ), Демпартия и социал-демократы – пойдут на выборы 27 февраля самостоятельно. Вторая по численности парламентского представительства политическая сила страны после пропрезидентской Народно-демократической партии (НДПТ) – Коммунистическая партия (КПТ) – в Коалицию не вошла. Таким образом, единственным участником Коалиции, имеющим представителей в законодательной власти, является ПИВ.


Позиции Коалиции уже подорваны арестом в Москве лидера Демпартии Махмадрузи Искандарова, а также решением таджикистанского ЦИКа отказать в регистрации многим из кандидатов от партий – участников Коалиции.


За прошедший год позиции Социалистической партии ослабли в результате борьбы за власть между ее председателем Мирхусейном Нарзиевым и группировкой под руководством Курбона Восиева и его сподвижника Абдухалима Гаффарова. Восиев в свое время исполнял обязанности руководителя партии, а Гаффаров претендует на кресло председателя.


В настоящее время Восиев занимает должность советника президента Эмомали Рахмонова, а Гаффаров руководит душанбинским отделением партии.


По мнению Нарзиева, раскол в партии инициирован властью с целью лишить социалистов независимости и, действуя через Восиева и Гаффарова, взять ее под контроль. Некоторые независимые эксперты разделяют это мнение.


Нарзиев, руководящий СПТ с 2001 г., в мае 2004 г. вступил в конфронтацию с властью, приведя свою партию в ряды оппозиционной коалиции.


В июне группа социалистов под руководством Гаффарова созвала свой съезд, на котором объявила о формировании альтернативной социалистической партии, которая сразу вышла из состава «Коалиции за свободные и честные выборы».


В декабре два враждующих крыла социалистов (один под руководством Нарзиева, другой – Гаффарова) провели отдельные съезды по выдвижению кандидатов на выборы. Крыло Нарзиева выдвинуло 5 кандидатов, крыло Гаффарова – 11.


В январе ЦИК зарегистрировала кандидатов Гаффарова и отказала в регистрации кандидатам его соперника. Председатель ЦИК Мухибулло Дододжонов пояснил, что Нарзиеву необходимо вначале разобраться с партийными делами и формально зарегистрироваться в Министерстве юстиции в качестве председателя партии.


Это представляется затруднительным. Еще в декабре министр юстиции Халифабобо Хамидов направил в ЦИК уведомление в том, что официально председателем Соцпартии является Гаффаров.


В начале каждого года все политические партии обязаны проходить перерегистрацию в Минюсте. Гаффаров умудрился подать заявление на перерегистрацию раньше Нарзиева, а также направил в Минюст письмо, в котором сообщил, что его соперник был зарегистрирован в качестве председателя партии незаконно – с процедурными нарушениями. «Регистрационные списки Соцпартии поступили в Минюст за подписью Гаффарова, так как именно он является законным главой партии», - заявил Восиев.


В августе в газете «Иттиход» появилась статья, в которой Восиев выдвинул против Нарзиева целый ряд обвинений – якобы тот замешан во внутрипартийных финансовых махинациях и был незаконно избран председателем партии.


Нарзиев обжаловал решение ЦИК в Верховном суде. «Если наши требования не будут удовлетворены в соответствии с законодательством Таджикистана, мы будем вынуждены обратиться в международную судебную инстанцию», - заявил он.


Представитель ЦИК заверил социалистов в том, что «если Верховный суд удовлетворит жалобу Нарзиева, решение ЦИК будет аннулировано».


Заместитель председателя ЦИК Мизроб Кабиров пояснил, что решение подобных споров не входит в компетенцию выборного органа. «Мы обязаны действовать в соответствии с законодательством Таджикистана. Здесь мы имеем дело с внутрипартийным расколом. Они должны сами определить, кто из них является руководителем партии. Чем скорее они договорятся, тем лучше для их кандидатов», - сказал он.


Нарзиев убежден, что раскол в его партии инспирирован администрацией Рахмонова и является частью продуманной предвыборной стратегии руководства страны. «Определенные силы в правительстве стремятся расколоть и ослабить оппозиционную коалицию и подчинить Соцпартию своей власти», - заявил Нарзиев в интервью IWPR, добавив, что конфликт в его партии учинила «партия власти».


«При наличии четырехпартийной оппозиционной коалиции и отдельно стоящих коммунистов НДПТ осталась в одиночестве. Естественно, раскол в рядах СПТ и ослабление коалиции – многим на руку», - добавил он.


По словам Нарзиева, ни Гаффаров, ни Восиев даже не являются членами Соцпартии и уже много лет не играют в ней сколько-нибудь заметной роли. «Но стоило только Соцпартии присоединиться к Коалиции, как эти люди ни с того, ни с сего стали выступать от имени партии», - говорит он.


Нарзиева полностью поддерживают участники Коалиции, которые в начале января выступили с заявлением, обвинив ЦИК и Минюст в нарушении закона и необоснованном вмешательстве во внутрипартийные дела. В заявлении отмечается, что сразу вслед за созданием Коалиции в рядах Соцпартии «внезапно возник второй эшелон, который тут же получил поддержку правительства в лице Минюста».


Нарзиев также указывает, что в рядах отколовшегося крыла Соцпартии насчитывается всего около тысячи членов, тогда как в его партии состоят более 15 тысяч. По оценкам независимой Ассоциации политологов, в рядах Соцпартии действительно насчитывается 14,700 членов.


Политолог Турсун Кабиров считает, что раскол в рядах Соцпартии был вызван давно назревшими внутренними противоречиями, но был усугублен вмешательством сторонних сил.


«Без сомнения, внешние силы сыграли свою роль, а катализатором раскола выступила правящая НДПТ, которая открыто поддержала блок Гаффарова. В пользу этой версии говорит и тот факт, что Восиев и Гаффаров участвуют во всех мероприятиях НДПТ, - говорит Кабиров. – Например, в одной из брошюр НДПТ, датированной сентябрем 2004 г., Гаффаров на фото фигурирует в качестве члена президиума душанбинского отделения НДПТ. Это показывает, насколько тесно он связан с этой партией».


Как и НДПТ, Соцпартия уходит корнями в политические перипетии времен гражданской войны. Партия была основана в 1996 г. – через два года после того, как Рахмонов основал НДПТ.


Основателем и лидером Соцпартии в то время выступал Сафарали Кенжаев – колоритная фигура, сыгравшая немалую роль в бурных событиях 1991-1992 гг., когда вооруженные отряды Народного фронта предприняли попытку силой восстановить правление прокоммунистически настроенного президента Рахмона Набиева. В результате этих событий неокоммунисты, в числе которых был и Кенжаев, вытеснили оппозицию из Душанбе, собрав затем внеочередную сессию Верховного Совета, итогом которой стал приход к власти Эмомали Рахмонова. Вслед за этим разразился междоусобный конфликт, завершившийся лишь в 1997 г., когда исламская и демократическая оппозиция разоружилась и перешла к тактике политической борьбы.


В марте 1999 года Кенжаев, ставший председателем комитета по обороне и правопорядку парламента Таджикистана, был убит. Ходили слухи, что в ноябре 1999 г. Кенжаев собирался от имени Соцпартии составить на президентских выборах конкуренцию самому Рахмонову, который в итоге без особого труда эти выборы выиграл.


Гибель Кенжаева стала серьезным ударом для Соцпартии, ведь в таджикистанской политике персоналии часто имеют больший вес, чем любая идеология. До назначения нового руководителя партии, которым стал сын Кенжаева Шерали, обязанности председателя Соцпартии временно исполнял Курбон Восиев. В те годы от Соцпартии отвернулись многие ее сторонники, а назначение в 2001 Нарзиева ее председателем было призвано поправить пошатнувшееся положение партии.


«После смерти основателя партии Сафарали Кенжаева партия не смогла найти ему достойной замены. Соцпартия оказалась в кризисе, создались условия для раскола, - говорит политолог Рашид Абдулло. – Сегодня, накануне новых выборов, некоторые члены партии пытаются оттеснить остальных, и в этом им активно помогает власть. Надо признать, что в какой-то мере им это удается».


Все это ведет к тому, что в результате раскола Соцпартия может оказаться не у дел, разделившись на два лагеря: с одной стороны - небольшое оппозиционное движение, с другой - кооптированная лояльная к власти группировка.


Независимый политолог Расул Мамадрахимов полагает, что раскол в рядах оппозиции мог быть инициирован действующей властью, опасающейся повторения в Таджикистане грузинского и украинского сценария, хотя не многие эксперты допускают возможность такого развития событий в условиях Таджикистана.


«Народ Таджикистана уже испытал на себе все последствия революционного развития событий, - говорит Мамадрахимов, имея в виду события, повлекшие за собой начало гражданской войны. – Поэтому никому – ни руководству НДПТ, ни таджикскому обществу в целом нет никакой необходимости делать из Соцпартии новую “жертву».


Салима Вахобзаде – независимый журналист из Душанбе.