Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: РАХМОНОВ УВЕКОВЕЧИТ СВОЕ ПРАВЛЕНИЕ

22 июня в Таджикистане пройдет всенародный референдум, который, по всей вероятности, продлит правление нынешнего президента на долгие годы.
By Saida Nazarova

Похоже, Таджикистан собирается изменить свой Основной закон таким образом, чтобы дать действующему президенту Эмомали Рахмонову возможность баллотироваться на третий, а потом – и на четвертый срок.


По инициативе группы депутатов обеих палат таджикского парламента, 22 июня на всенародное голосование будет вынесен целый ряд изменений и дополнений в Конституцию страны. В частности, предлагается изменить статью, согласно которой президент может оставаться у власти всего на один семилетний срок.


Рахмонов – не первый глава государства в Центральной Азии, которому пришла в голову «счастливая мысль» увековечить собственное правление. Лидеры остальных четырех стран региона сделали это уже давно.


Рахмонов руководит Таджикистаном с 1992 года, но президентом стал в 1994-м, когда был учрежден президентский пост как таковой.


В 1999 году он был переизбран, хотя многие международные наблюдатели не признали выборы законными. Одновременно с выборами был проведен референдум, продливший президентский срок с пяти до семи лет, однако теперь президент имел право избираться лишь на один срок.


Его нынешний срок истекает в 2006 году, а июньский референдум даст президенту возможность переизбираться еще дважды.


В своем ежегодном обращении к парламенту 4 апреля в оправдание предлагаемой конституционной реформы Рахмонов заявил, что ни одна страна в мире не ограничивает президентское правление одним единственным сроком.


Всего на референдум будет вынесено 56 вопросов, в том числе в области экономического и социального развития, однако лидеры оппозиции не сомневаются, что единственной целью плебисцита является продление полномочий главы государства. Что удивительно – большинство оппонентов Рахмонова – по крайней мере, публично - уже приняли это как свершившийся факт.


Даже лидер Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Сайид Абдулло Нури в недавнем интервью газете «Азия-Плюс», покритиковав плебисцит за несвоевременность, в конце сказал: «Не стоит нам ссориться из-за референдума».


«Нам безразлично – один семилетний срок, или два. Главное, чтобы это не нарушило мир единство нации», - сказал он.


В свое время ПИВТ возглавляла вооруженную борьбу против правительства Рахмонова во время кровавой пятилетней гражданской войны. Затем было заключено мирное соглашение и боевики сложили оружие.


Правда, отдельные лидеры оппозиции настроены не столь благодушно, в том числе и заместитель Нури – вице-председатель ПИВТ Махаммадшариф Химматзода. «Если Рахмонов снова пойдет на выборы – это будет политическая авантюра – унизительная и идущая в разрез демократическим ценностям», - заявил он. «Мы живем не в джунглях. Таджикистан – часть международного сообщества и должен жить по международным нормам и правилам».


Вряд ли подобные критически настроенные голоса будут услышаны.


Эксперты сходятся в том, что победить на выборах 2006 года Рахмонову будет не так уж сложно. С 1997 года он выбрал тактику, которая в итоге обеспечила ему преимущество в тех договоренностях о разделе власти, которые были достигнуты в обмен на мир по окончании гражданской войны.


Возглавляемая Рахмоновым Народно-демократическая партия имеет большинство в парламенте. Главная оппозиционная сила – ПИВТ – некогда грозная исламская вооруженная группировка – превратилась в обычную гражданскую партию. По-прежнему пользуясь поддержкой в некоторых областях страны, ПИВТ пришла всего лишь третьей на парламентских выборах 2000 года.


Коммунисты и Демократы в совокупности имеют больше мест в парламенте, чем ПИВТ, но и они бессильны перед Рахмоновым, который контролирует центральное правительство, местные власти и большую часть СМИ.


Кроме того, как это делается в других странах СНГ, итоги выборов можно подстроить. Несложно купить голос избирателя в такой бедной стране, как Таджикистан.


Наконец, в пользу Рахмонова свидетельствует тот факт, что за последние годы он значительно вырос как государственный деятель. Большая часть избирателей еще хорошо помнит ужасы гражданской войны. Голосуя за Рахмонова, этот электорат будет голосовать за мир и стабильность.


Предстоящая Таджикистану конституционная реформа – вполне в духе аналогичных мероприятий, ранее успешно осуществленных соседними государствами. Президент Узбекистана Ислам Каримов дважды с помощью референдумов продлевал срок своего правления. При помощи плебисцита и внесения ряда изменений в конституцию лидеру Казахстана Нурсултану Назарбаеву удается оставаться у власти с 1991 года, а через два года он наверняка снова пойдет на выборы. Президент Кыргызстана Аскар Акаев также находится во власти три срока, вместо двух, положенных по конституции. Акаев, правда, заявляет, что на четвертый срок баллотироваться не станет.


Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов посчитал излишним заниматься сложными конституционными интригами и в 1999 года попросту объявил себя пожизненным президентом.


За годы независимости постсоветские республики Центральной Азии так и не смогли выработать действенную модель смены режима. Маргинализовав или ликвидировав политическую оппозицию, пятеро президентов фактически свели на нет всякую угрозу своему правлению, при этом, правда, создав потенциальную угрозу насильственной смены власти в будущем.


Как и у его соседей, у Рахмонова есть три возможных варианта смены власти. Для него самого лучшим способом было бы назначить преемника – достаточно сильную и харизматическую личность, способную сохранить в стране единство и стабильность. Второй сценарий – это «дворцовый» переворот в недрах политической элиты, который свергнет нынешнего главу государства и нарушит хрупкое политическое равновесие в стране. Наконец, режим Рахмонова может быть сметен в результате народного восстания или бунта, возможно, при участии внешних сил.


Теоретически существует и четвертый вариант – позволить многопартийной системе, находящейся в Таджикистане в зачаточном состоянии, расти и крепнуть, а в следующем году провести в стране нечто похожее на свободные демократические парламентские выборы. Быть может, тогда можно было бы более успешно решать некоторые насущные проблемы, такие, как межрегиональная вражда, нищета и отчаянное состояние социальной сферы.


Но когда у власти находится президент, который правит страной уже десять лет, которому всего 50, и который не собирается расставаться со своим креслом до 2020 года, кто же даст волю оппозиции?


Саида Назарова – псевдоним журналиста из Душанбе