Таджикистан пытается справиться с последствиями паводков

Правительство страны не может справиться с природными катастрофами из-за отсутствия необходимых ресурсов.

Таджикистан пытается справиться с последствиями паводков

Правительство страны не может справиться с природными катастрофами из-за отсутствия необходимых ресурсов.

, нанесенные наводнениями, селями и оползнями, прошедшими по всей стране этой весной, подтвердили неспособность профильных служб справиться с масштабными чрезвычайными ситуациями.



По информации, полученной от властей Таджикистана, по меньшей мере, 20 человек погибли, половина из них – дети. Кроме этого, в стране полностью разрушено около 200 жилых домов, множество строений сильно пострадали из-за селей, вызванных проливными дождями.



Пострадали дороги, мосты и линии электропередач, больницы, школы, электрические подстанции. Кроме этого, пострадали тысячи голов скота.



Большие посевные площади, лишь недавно засеянные сельхозкультурами, включая хлопок, ключевой экспортный товар для Таджикистана, оказались под водой и их придется засеивать снова.



Бедствию подверглись различные части страны. Наибольшие разрушения были зафиксированы в Пянджском районе на южной границе с Афганистаном и Хуросонском районе на юго-западе страны. Последний пострадал от двух оползней – первый произошел 21-22 апреля, а второй – 14 мая.



Второй из этих селей привел к переполнению резервуара, находящегося на более высоком уровне, и к затоплению четырех сел.



Хуршед, житель села Уяли, рассказал, что после дождя и града раздался грохот.



«Когда мы вышли, я увидел огромный поток грязи, который шел на нас, - рассказал он IWPR. – Люди выбегали из своих домов с криками».



Через полчаса весь поселок был покрыт толстым слоем глины. Хуршеду пришлось прибегнуть к помощи соседей для того, чтобы вытащить жену из грязи, в которой она застряла по пояс.



«Случившиеся нельзя передать словами, те, кто не видел своими глазами, вряд ли могут себе представить, что происходило в тот день», - сказал он.



Около 1900 жителей Хуросона и Пянджа были переселены в палаточные городки. Два из таких городков развернуты в Хуросонском районе, и один – в Пянджском.



Нуриддин Шарипов, пенсионер из Уяли, живущий сейчас в одном из палаточных городков вместе со своей большой семьей, рассказал: «С трудом закончил в этом году часть своего дома, который начал строить в 90-е годы, и вот уже его нет, все старания пропали даром».



После того, как правительство Таджикистана обратилось с призывом о помощи, ООН заявила 1 июня, что 1,3 миллиона долларов США требуется для помощи 15 тысячам жителей, в том числе на проведение воды и канализации для 3 тысяч людей, живущих в палаточном лагере.



Общая стоимость ущерба оценивается в 100 миллионов долларов, что в четыре раза больше, чем оценивался прошлогодний ущерб от потопов и оползней.



«Ситуация осложняется тем, что к некоторым областям затруднен доступ, - сказал постоянный представитель Таджикистана при ООН Сироджиддин Аслов на Радио ООН 19 мая. – Имеется острая нехватка строительных материалов, металлоконструкций, топлива и переносных генераторов».



Аслов сказал, что правительство его страны сделало, что могло, однако масштабы бедствия не позволяют Таджикистану справиться с ним в одиночку.



Дежурный врач в палаточном городке Бахтиёр Каримов сказал, что особенно нелегко приходится женщинам с новорожденными детьми.



«Влажность повлияла на здоровье людей, есть случаи заболевания дизентерией, ОРВ и других связанных с влажностью болезней», - добавил он.



В то время, как средства для помощи пострадавшим направляются через Группу быстрой оценки и координации чрезвычайных ситуаций, объединяющей правительство страны, ведомства ООН, Красный Крест, а также другие органы, выполнение операций по оказанию помощи на местах находится в юрисдикции Комитета по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне Таджикистана, государственные ведомства получили критическую оценку своих действий, а также выговор за отсутствие подготовки к бедствиям, случающимся ежегодно.



Начальник штаба ЧС по Хатлонской области Абдусаттор Хушвахтов признает, что его штаб страдает от отсутствия ресурсов, необходимых, чтобы справиться с таким количеством бедствий, навалившихся одновременно.



«У нас не то, что бульдозеров, машин нет, чтобы выезжать на места каких-либо происшествий, техники нет, чтобы оказать элементарную помощь населению», - сказал он IWPR.



Бывший сотрудник комитета, назвавшийся Ибодулло, сказал, что неважно, имеют ли региональные представительства комитета необходимое оборудование.



«Даже когда есть оборудование, его не много и оно не используется по назначению», - сказал он, добавив, что найти работников тоже было проблемой – оплата была очень низкой, и поэтому нанимали неквалифицированных работников.



Дустмурод Забиров, сотрудник Комитета по чрезвычайным ситуациям, считает, что ситуация улучшится, так как правительство намерено реформировать комитет к 2012 году, с созданием унифицированной системы по предупреждению и реагированию на последствия природных катаклизмов.



«То, что предполагает программа [реформ], требует немало финансовых затрат, а у правительства… таких средств нет. Боюсь, программа останется только на бумаге», - сказал Ибодулло.



Начальник штаба ЧС Абдусаттор Хушвактов отметил, что некоторые районы, пострадавшие от оползней, давно считались зоной риска.



«Население было предупреждено об опасности, но им было трудно уходить из обжитых мест, где они жили несколько десятков лет», - сказал он.



В одном из пострадавших поселков, Уяли, жители уверены, что если бы ирригационные каналы вовремя приводили в порядок и следили за их состоянием, то они бы справились с потоками глины и воды.



«Раньше эти коллекторы ежегодно очищали, и весь селевой поток проходили по ним, при этом ничего не разрушая», - сказал местный житель, не пожелавший назвать свое имя.



Нафиса Писареджева, журналист в Душанбе, прошедшая тренинги IWPR. Сайрахмон Назриев, корреспондент новостного агентства «Азия Плюс» в Курган-Тюбе.
Support our journalists