Таджикистан принимает меры по искоренению проституции

Министерство внутренних дел намеревается криминализовать секс-индустрию, тогда как, по мнению экспертов, основной причиной проституции является бедность.

Таджикистан принимает меры по искоренению проституции

Министерство внутренних дел намеревается криминализовать секс-индустрию, тогда как, по мнению экспертов, основной причиной проституции является бедность.

Таджикское МВД объявило о более жестком наказании за занятие проституцией, однако аналитики говорят, что местная секс-индустрия является результатом бедности и социальной незащищенности, и искоренить ее будет нелегко.

Министр внутренних дел Махмадназар Салихов в конце января заявил, что его ведомством уже разрабатывается специальный законопроект, который скоро будет направлен на рассмотрение в парламент страны.

В настоящий момент работники коммерческого секса подвергаются относительно мягкому наказанию по административному или гражданскому праву, которое, как правило, ограничивается предупреждениями и выговором работников полиции.

По словам министра, такой подход не способен решить проблему. «Мы обязаны предусмотреть меры по привлечению к уголовной ответственности лиц, занимающихся проституцией», - сказал он.

По официальным данным, в таджикской столице Душанбе работают не менее 500 проституток.

Остается неясным, растет ли количество работников коммерческого секса, но обозреватели сходятся в том, что в последнее время столичные проститутки стали вести себя более открыто, чем прежде.

Начальник отдела информации службы МВД подполковник Худоназар Асозода рассказал IWPR, что в ходе рейда, проведенного в декабре, было задержано более 150 женщин в возрасте от 14 до 45 лет. Двадцать пять из них оказались несовершеннолетними.

Одни предлагали интимные услуги в барах, ресторанах, дискоклубах и саунах столицы, другие - прямо на автомобильных трассах.

«После медицинского осмотра выявлено 50 девушек с венерическими заболеваниями», - сказал подполковник, при этом пояснив, что большинство из них больны сифилисом, а также гонореей и другими заболеваниями.

Рахим Бобоев, капитан милиции душанбинского района Сино-1, считает, что криминализация проституции может удержать хоть какую-то часть женщин от такого рода деятельности.

Между тем, пока полиция и госслужащие возлагают надежды на ужесточение законов, социологи, опрошенные IWPR, ставят под сомнение правильность таких мер в попытке решить проблему.

Они перечислили другие причины, в том числе бедность, социальные изменения и отсутствие образования - как факторы, способствующие проституции.

История Умеды типична для многих женщин, которые пытаются справиться с тяжелыми экономическими трудностями, начавшимися со времен независимости в 1991 году.

Она рассказала IWPR, что ее вынудили выйти замуж в 15 лет, не позволив окончить среднюю школу. Всего через шесть месяцев ее муж уехал в Россию на заработки, и больше она о нем ничего не слышала.

За последние годы сотни тысяч таджиков выехали в Россию в поисках сезонной работы в качестве чернорабочих, что позволяет им заработать значительно больше денег, чем они могли бы заработать дома.

Умеда прождала его два года, а потом родители мужа, решив, что их сына, возможно, уже нет в живых, отправили ее назад в отцовский дом.

Там уже жили вернувшиеся из домов мужей три старшие ее сестры со своими детьми. Их супруги так же не вернулись из России.

Вся семья из 15 человек существовала на средства, которые присылал брат Умеды, тоже работавший в России.

Затем случилось несчастье. «На нашу беду брата убили в прошлом году скинхеды, - сказала Умеда. - Из России привезли его тело».

И Умеда постепенно дошла до проституции: встречалась с мужчиной, который бросил ее, найдя, по ее же словам, «другую дурочку». «Потом я некоторое время встречалась с его другом и так пошло-поехало», - поведала она.

Она говорит, что у нее нет выбора, кроме как продолжать работать проституткой.

«Найдите мне работу, которая могла бы прокормить 15 человек, я брошу эту профессию, - говорит она. - Мне тоже надоело каждую ночь подвергаться насилию».

На противоположном конце шкалы доходов в секс-индустрии - некоторые таджички, присоединившиеся к женщинам из других стран бывшего Советского Союза, выезжающим за границу работать проститутками. Одни едут по собственному желанию, других же вводят в заблуждение и насильно удерживают торговцы живым товаром.

Подполковник Каромат Мирзоева, сотрудница Генеральной прокуратуры, вспомнила случай двухлетней давности, когда полиция Дубая выслала 45 женщин назад в Таджикистан.

«Они не стесняются древнейшей профессии и… вновь хотят вернуться в Дубай, - говорит Мирзоева. - Я думаю, что таких девушек не остановят никакие жесткие законы со стороны МВД».

По мнению некоторых экспертов, культура сексуальной вседозволенности, рекламируемая с экранов спутникового телевидения, в кино и Интернете после развала Советского Союза, сыграла свою роль в изменении нравов в обществе, которое в большинстве своем продолжает быть традиционно мусульманским.

«Сексуальная революция дошла до нас позже, чем на Западе, - жалуется преподаватель вуза в Душанбе на правах анонимности. - Она привела к тому, что сегодня женщины и девушки без особого стеснения занимаются проституцией, и не считают это позором».

Не подвергается сомнению тот факт, что гражданская война 1992-97 годов в Таджикистане и связанный с ней спад в экономике оказали чрезвычайно разрушительное воздействие на традиционные ценности, социальные институты и, в частности, на жизнь и перспективы женщин.

Гульчехра Мирзоева, председатель женской НПО «Модар», говорит, что в те неспокойные годы женщины часто соглашались стать вторыми или третьими женами «новых таджиков» и полевых командиров.

Большинство этих вторых жен не оканчивали даже среднюю школу и не имеют профессии, так как от них ожидалась забота о доме.

Полигамия, разрешенная исламом, но запрещенная светскими законами Таджикистана, сохранившимися и после распада СССР, вновь появилась в 1991 году, когда женщины часто были вынуждены искать финансовой безопасности в столь смутное время.

«Сейчас так называемые мужья бросили их, либо уехали в Россию, либо закончились средства для содержания этих семей, - говорит Мирзоева. - Поэтому в наши дни эти женщины пополнили ряды безработных, нищих или проституток».

Председатель НПО «Наджоти кудакон» («Спасение детей») Курбонгуль Косимова считает, что ужесточение законов в отношении проституции не облегчит тяжелое положение, в котором оказались незащищенные женщины.

Она отмечает, что в последние годы увеличилось количество разведенных молодых женщин в сельской местности. Это бывшие вторые или третьи жены – категория женщин, с которыми можно легко развестись и выгнать из дому, поскольку полигамный брак не имеет легального статуса.

«Хорошо, если у этой женщины есть родственники, и они ее забирают к себе, - говорит Косимова. - Но есть, те, у кого их нет, такие попадают на панель. Отсюда и проституция процветает».

По мнению Косимовой, нужно наказывать не проституток, а мужчин, которые пользуются их услугами.

Она считает, что такие клиенты должны не только выплачивать большие штрафы - их надо выносить на всеобщее обозрение и стыдить по телевидению и в газетах.

Как предлагает Косимова, должны создаваться специальные рабочие места для женщин. «Когда есть работа, есть средства для существования, отпадет и нужда себя продавать», - сказала она.

Между тем, некоторые работники коммерческого секса в столице говорят, что не боятся ужесточения законов.

«Нашими услугами в основном пользуются те, кто имеет высокое служебное положение или много денег. А если они имеют деньги, то, конечно же, смогут договориться с представителями закона», - говорит Тахмина, уроженка южного города страны, более 6 лет зарабатывающая продажей собственного тела в Душанбе.

Мохира, с которой в паре выходит на ночной промысел Тахмина, так же уверена в своей безопасности и говорит, что полиция несколько раз ловила ее, но не приняла никаких мер, поскольку ее клиенты подкупали полицейских.

«Единственно, наши услуги обходились им дороже», - пояснила она.

Многие женщины говорят, что в случае ужесточения законов на улицах они начнут работать более осторожно – в квартирах сутенеров, роль которых в Таджикистане выполняют женщины. Они говорят, что эти «мамы», как обычно называют сутенеров, имеют хорошие связи с полицией.
Support our journalists