Таджикистан озабочен проблемой торговли детьми

Бедность, а не жадность толкает женщин из малоимущих слоев населения на продажу новорожденных детей.

Таджикистан озабочен проблемой торговли детьми

Бедность, а не жадность толкает женщин из малоимущих слоев населения на продажу новорожденных детей.

Thursday, 13 March, 2008
Все больше матерей-одиночек в Таджикистане продают своих новорожденных детей из-за невозможности прокормиться в этом бедном центрально-азиатском государстве.

Недавно 34-летняя Гулчехра оказалась в полицейском участке столицы Душанбе за попытку продажи своего младенца.

Она, разведенная мать двоих детей, говорит, что была вынуждена пойти на такой крайний поступок после того как родила ребенка, которого не могла содержать.

«С мужем мы давно расстались, он нам ничем не помогает», - пояснила она.

Гулчехра живет в маленькой кибитке с прохудившейся крышей на окраине Душанбе

«Электричество нам в сутки давали всего час, на дрова и уголь не было денег, - сказала она. - Осенью, когда шли дожди, девочки собирали мусор, и мы его сжигали, этим согревались. Но когда повалил снег, и стало ужасно холодно, мы сидели дома без электричества и топлива».

Люди, такие как Гулчехра, живущие на задворках общества, столкнулись с большими трудностями этой зимой в результате непрерывных снегопадов и непривычных холодов, которые привели к серьезным сбоям в уже изношенных системах водо- и энергоснабжения.

Из-за изоляции кишлаков, остававшихся целыми неделями без света, тепла и воды, правительство было вынуждено обратиться за помощью к мировому сообществу.

Особенно тяжело эту зиму перенесли одинокие матери, как Гулчехра, и пожилые люди, не имеющие возможности зарабатывать деньги, - им часто не хватало еды и топлива.

И без того трудное положение Гулчехры ухудшилось после того, как год назад она бросила работу дворника в сельской школе и устроилась в столовую крупнейшего рынка столицы «Корвон».

Заработанных денег едва хватало на еду, поношенную одежду и школьные принадлежности двум дочерям.

Вскоре на базаре она познакомилась с торговцем овощей, который стал за ней ухаживать. Она думала, что они поженятся, и забеременела.

«Когда он узнал, что я на пятом месяце беременности, он отругал меня и бросил», - вспоминает она.

Гулчехра говорит, что не хотела этого ребенка, но делать аборт было слишком поздно, и ребенка она родила дома с помощью повитухи.

Когда она сказала повитухе, что не хотела оставлять у себя младенца, женщина предложила ей продать его за 300 сомони (около 90 долларов США).

Но их план не удался. Эта история стала известна полиции, и ее арестовали. Гулчехра уверена, что в полицию донесли на нее соседи.

Теперь она может понести наказание в виде тюремного заключения от пяти до восьми лет, если будет доказана ее вина в торговле несовершеннолетними.

Когда ее выпустили до начала судебного процесса, она поделилась с IWPR: «Сказали, чтоб я никуда не выезжала, а куда я без денег могу поехать?!».

Начальник отдела по борьбе с торговлей людьми и рэкетом Министерства внутренних дел (МВД) полковник Азимджон Иброхимов отмечает рост числа женщин, которые продают своих детей.

В прошлом году в полиции было зарегистрировано 13 случаев торговли несовершеннолетними. Только за два месяца 2008 года отмечено уже шесть таких случаев.

По словам подполковника, настораживает также факт, что по сравнению с прошлыми годами, когда только молоденькие девушки пытались продать своих детей, теперь и зрелые женщины отказываются от них.

Такого же мнения и судья Верховного суда Лариса Кабилова. «Создается такое впечатление, что для некоторых мамаш продажа несовершеннолетних детей стала своеобразным бизнесом», - говорит она.

Судья рассказала один особо настораживающий случай, когда в прошлом году ребенок был продан дважды до того, как дело привлекло внимание властей.

18-летняя мать из Бободжонгафуровского района Согдийской области на севере Таджикистана продала своего ребенка за 100 долларов США посреднице, которая, в свою очередь, перепродала мальчика другой семье.

По мнению социологов, для матерей основной причиной таких поступков служит безысходность, а не жадность.

Они говорят, что массовая эмиграция молодых мужчин из страны в качестве трудовых мигрантов стала ключевым фактором в данной ситуации.

Ежегодно около полумиллиона мужчин покидают Таджикистан в поисках временного заработка, в основном в России. Часть их посылают домой деньги и периодически посещают родину, другие же остаются на неопределенный срок и теряют связь с родными. В результате семьи остаются без кормильцев.

Сотрудница одной из женских НПО столицы на правах анонимности сказала, что многие матери вынуждены растить своих детей в одиночку.

И, встретив нового мужчину, который может принести хоть какую-то стабильность, женщина редко отказывается от отношений с ним, но, по словам сотрудницы НПО, как только женщина беременеет, «тому мужчине не нужны лишние проблемы».

Общество жестоко к таким матерям. В Таджикистане сильны традиции, и внебрачные дети считаются позором.

Из-за страха быть опозоренными перед родными, знакомыми и соседями женщины прибегают к абортам или пытаются избавиться от своих младенцев сразу же после родов. Это значит, что они тайно продают детей бездетным семьям или оставляют их у дверей приюта.

Главный врач Дома ребенка №1 города Душанбе, попечительного учреждения, где воспитываются 60 детей до 5-летнего возраста, Саодат Набиева считает, что незащищенные женщины все чаще отказываются от своих детей, так как системы социальной защиты матерей давно уже нет.

«Помню, в советские времена матерей-одиночек поддерживало государство, - говорит она. - Их и на работу устраивали, и пособия платили, и даже квартиры давали вне очереди. Теперь об этом остается только мечтать».

Врач Набиева говорит, что душераздирающие истории брошенных детей становятся нормой в стране.

В январе этого года, когда температура упала до 18 градусов мороза, сотрудники полиции доставили брошенную пятилетнюю девочку, которая посинела от холода.

Такие случаи сегодня стали обычным явлением, продолжает доктор.

«В прошлом году осенью, когда одна из наших воспитательниц рано утром шла на работу, у порога Дома ребенка увидела сверток, где спал месячный мальчик, - вспоминает она. - Богу известно, сколько времени он так пролежал, хорошо еще погода стояла теплая».

Семнадцатилетняя Равиля является типичным примером женщины без доходов и родственников, которые могли бы ей помочь и для которой рождение внебрачного ребенка представляет собой тяжелый выбор.

После того, как ее родители умерли в 1993 году, она стала бедствовать, живя в однокомнатном барачном домике вместе с сестрой, у которой трое детей.

Равиля говорит, что забеременела, так как у нее не было денег ни на контрацепцию, ни на аборт.

Ее ребенок родился недоношенным, с множественными патологиями, и был помещен в барокамеру. Однако из-за отключения электричества в январе в больничных палатах стояла минусовая температура, и ребенок умер.

Равиля признается, что одновременно почувствовала и облегчение, и горе, когда ее новорожденной дочери не стало.

«Мы похоронили ее на кладбище. Я плакала, но сестра меня переубедила, сказав, что это еще один лишний рот, ведь мы и так живем бедно», - рассказала девушка IWPR.

Многие семьи были бы рады усыновить нежеланного ребенка, но на их пути возникают труднопреодолимые бюрократические преграды.

Потенциальные родители должны получить множество разрешений, документов и справок перед тем, как начать процесс усыновления.

Многим отказывают, как было отказано Раджабу и Истад, которые никак не могут завести детей за 21 год их брака.

Пара обратилась в Дом ребенка с просьбой усыновить ребенка, но представители органов опеки и попечительства Душанбе отказали им, сказав, что их жилищные условия слишком плохи.

Семья проживает в одной комнате в общежитии, где все общего пользования – и ванная, и кухня, и даже туалет во дворе.

Они говорят, что по соседству с ними в таких же условиях проживают несколько семей с двумя, тремя детьми, однако семья планирует улучшить свои условия.

«У нас с мужем есть свой небольшой бизнес, мы торгуем на рынке продуктами питания и копим деньги на покупку собственной квартиры, - говорит Истад. - Если мы усыновим мальчика, я буду сидеть дома и присматривать за ним. Он получит нашу любовь и заботу».

«Если бы кто-то предложил нам даже купить малыша, мы бы, наверно, не отказались», - добавляет женщина.

Салимахон Вахобзаде, корреспондент «Народной газеты» в Душанбе
Tajikistan
Children
Support our journalists