Таджикистан: неопределенное положение владельцев домов

Жители, вынужденные покинуть свои предназначенные под снос дома, говорят, что их оставили без компенсации.

Таджикистан: неопределенное положение владельцев домов

Жители, вынужденные покинуть свои предназначенные под снос дома, говорят, что их оставили без компенсации.

Wednesday, 10 March, 2010
, что люди, которых выселяют из их домов ради реализации проектов по обновлению городов, часто оказываются обманутыми и за потерянное имущество получают маленькую компенсацию или не получают ее вовсе.



В то время как городские власти по всему Таджикистану занимаются реализацией проектов по преобразованию городов, жилые дома сносят, а жителей выселяют на улицу.



Теоретически эти граждане должны получать от государства денежную компенсацию или альтернативное жилье, но зачастую этого не происходит, потому что их документы на недвижимость не в порядке. За годы независимости, которую Таджикистан получил в 1991 году, многие люди переехали в другие области страны или сменили села на города.



Случаев захвата свободной земли и постройки жилья на этой земле было особенно много во время гражданской войны 1992-07 годов. Впоследствии они могли попытаться получить законные права на свое жилье через «легализацию имущества», которую правительство ввело для регистрации имущества граждан и получения налогов.



Однако, как выяснили жители Буни Хисорак - жилого массива в Душанбе, документы на жилье, которые они получили, не являются достаточным доказательством их собственности. Когда власти решили снести их массив, чтобы на его месте построить парк развлечений, люди узнали, что не могут рассчитывать на получение компенсации.



По меньшей мере 130 жителей массива в середине января наблюдали, как бульдозеры сносили их дома. Городские власти заявили, что 15 семей проживают там незаконно. Бульдозеры приступили к своей работе после рассмотрения этого дела кассационной инстанцией, вынесшей решение о сносе без предоставления компенсаций.



«Буквально за несколько часов на моих глазах пустили под снос все мое состояние, - сказала жительница массива Манзура Рахимова. – Чтобы построить этот дом, я потратила двадцать тысяч долларов [США], взяла кредит в банке, по которому еще не рассчиталась. А теперь ничего этого нет».



По словам Рахимовой, ей удалось получить сертификат о легализации дома после принятия в 2007 году закона об амнистии имущества, позволившего людям признаться в наличии ранее незаявленного имущества.



Ее соседка Тоджиби Рахимова, которая живет в Буни Хисорак уже более 40 лет, утверждает, что имеет все права на дом, но компенсацию ей тоже не дали.



«Я получила это жилье в наследство от родителей моего супруга, - говорит она, со слезами на глазах наблюдая за работой бульдозеров. – До сих пор в моем доме проживали 11 человек. Власти некоторым семьям дали по две-три квартиры, а нас выбросили на улицу».



Жители вспоминают, что когда около года назад президент страны Эмомали Рахмон посетил Буни Хисорак, он распорядился, чтобы местные власти предоставили всем жителям новое жилье до того, как будет произведен снос домов.



Нозилшох Махмудов, заместитель председателя администрации района Сино города Душанбе, говорит, что семьи, о которых идет речь, просто захватили землю и построили на ней жилье. «Поэтому городские власти не обязаны им предоставлять жилье взамен разрушенного», - добавил он.



По словам Махмудова, владельцы жилых домов получили предупреждение, и снос произошел лишь после того, как их жалоба была отклонена.



Другие 33 семьи имели на руках все необходимые документы, и поэтому им были предоставлены квартиры в новых многоэтажных домах в Душанбе.



Сергей Романов, юрист таджикского Бюро по правам человека и соблюдению законности, говорит, что его организация предоставляет выселенным жителям Буни Хисорак бесплатную юридическую помощь.



Он указывает на ряд правовых нарушений, допущенных в ходе сноса домов. Например, снос осуществлялся в отсутствие судебных исполнителей, хотя это обусловлено законом.



Кроме того, сказал Романов, «жалоба владельцев снесенных домов уже находилась на рассмотрении Верховного суда республики. И следовало бы дождаться решения вышестоящей инстанции… Уверен, что вышестоящий суд должен отменить решение районного суда о незаконности требований этих жильцов».



Тем не менее, Фируз Саидов, эксперт по социальным вопросам, скептически относится к тому, что жители действительно получили все законные права на собственность, потому что для этого понадобилось бы техническая справка от городских топографов, в то время как массива Буни Хисорак не существует на официальном плане города.



«Скорее всего, у них на руках документы, выданные чиновниками различных рангов, подтверждающих законность этих строений, - сказал он. – В таких случаях часто бывает, что чиновники, выдавая “липовые” документы, не включают эти объекты в общий реестр. И владельцы, которые считают, что узаконили свое имущество, на самом деле в соответствии с законом этого не сделали и не могут претендовать на компенсацию в случае сноса».



Подобные случаи происходят по всему Таджикистану. В городе Кулябе на юге страны, например, люди до сих пор живут на развалинах домов, которые были снесены местными властями два месяца назад.



Дома 27 семей из 30, живущих в микрорайоне «Живпром», были снесены бульдозерами 14 ноября. Местные власти отдали приказ о сносе, потому что жители не имеют прав собственности на свое жилье.



С тех пор большинство семей продолжают жить в руинах домов, наскоро залатав крыши, чтобы укрыться от зимней непогоды.



«Почти два месяца я живу в таких условиях», - говорит Ойнисо Косимова, указывая на разрушенные стены своего двухкомнатного дома, где она живет с тремя детьми.



«Когда разрушали одну из комнат, в другой находились двое моих детей… Слава Богу, они не пострадали!» - говорит женщина.



Косимова признает, что дом был построен незаконно, но, говорит она, «от нужды мы построили дом, не от удовольствия. Мы снимали квартиру в Кулябе, но после того как пришлось съехать оттуда, никаких других вариантов, кроме как построить себе эту хибару, чтобы была какая-то крыша над головой, не было».



Как и другие жители, потерявшие свои дома в «Живпроме», Косимова обратилась к муниципальным властям с просьбой о предоставлении ей нового жилья.



Однако Куляб уже перенаселен, и местные власти изо всех сил пытаются справиться с потоком запросов на новые участки земли. Лишь около 170 заявлений из 4 тысяч на получение участков в городе и его окрестностях, поданных за последние годы, были удовлетворены.



В Хороге, главном городе малонаселенной Горно-Бадахшанской области на юге Таджикистана, несколько десятков семей были вынуждены переехать, так как на месте их домов был реализован крупный проект по обновлению города, который включил в себя постройку стадиона и молодежного центра.



Многие семьи согласились на денежную компенсацию, размер которой ниже стоимости дома, но, по словам директора Хорогского филиала Бюро по правам человека и соблюдению законности по ГБАО Манучехры Холикназаровой, семь семей обратились в офис этой организации за помощью.



Зухро Шамирова говорит, что ее семья уже два года остается бездомной, несмотря на обещания о предоставлении жилья. С целью возместить моральный и материальный ущерб Зухро подала в суд на администрацию города.



На строительство нового дома Зухро Шамировой были выделены деньги, но она недовольна работой коммунальной службы города, которая строила для нее дом. Городские власти обязались построить новый дом в течение шести месяцев и выплатить женщине компенсацию, если работа не будет выполнена в срок. Компенсация не была выплачена, и дело было отправлено в суд. Коммунальная служба не признает своей ответственности.



Заместитель мэра Хорога Абдулло Худобердиев говорит, что городские власти сделали все, что в их силах, чтобы помочь пострадавшим семьям. «А они вместо того, чтобы отблагодарить, начали предъявлять претензии», - сказал он.



Для расширения центральной автодороги нужно снести еще около 14 домов.



«Мы будем делать всё, чтобы осуществить этот план с минимальными потерями для владельцев», - сказал Худобердиев.



Эксперты Бюро по правам человека и соблюдению законности говорят, что споры вокруг выселений и компенсаций возникают по причине несовершенства закона. Например, не существует закрепленных механизмов для определения, могут ли дома быть конфискованы и разрушены на законных основаниях, или для определения того, пригодны ли они для проживания людей. Неясно также, какое государственное ведомство имеет полномочия принимать такие решения, или что именно означает понятие «государственные и общественные нужды» как обоснование для захвата частной собственности.

Support our journalists