Таджикистан: много партий не означает плюрализм

Теперь в парламенте представлены пять партий, а не три, как прежде, но реальным политическим весом обладает только одна из них.<br />

Таджикистан: много партий не означает плюрализм

Теперь в парламенте представлены пять партий, а не три, как прежде, но реальным политическим весом обладает только одна из них.<br />

, в то время как международные наблюдатели и оппозиционные партии заявляют о серьезных процессуальных нарушениях.



Самым большим изменением стало то, что в парламент вошли еще две партии, хотя ни одна из них не является оппозиционной. Имея каждая по два места, они вряд ли окажут серьезное влияние на работу парламента.



1 марта на пресс-конференции во время объявления предварительных результатов выборов председатель Центральной комиссии по выборам и референдумам (ЦКВР) Мирзоали Болтуев сказал, что Народная демократическая партия (НДПТ) набрала 72% голосов.



Партия исламского возрождения (ПИВТ) оказалась на втором месте с большим отрывом с 7,7% голосов. Коммунистическая партия – на третьем месте с 7,2 процентами голосов.



После объявления предварительных результатов ЦКВР распространила пресс-релиз с исправленными данными. Согласно этим данным, Аграрная партия и Партия экономических реформ Таджикистана, которые ранее насчитывали 4,9 и 4,7 процента голосов, теперь получили 5,01 и 5,09 процента соответственно, чего достаточно для преодоления 5-процентного порога, необходимого, чтобы войти в парламент.



Оппозиционные партии – демократы, социалисты и социал-демократы - не вошли в парламент, так как набрали менее 1% голосов каждая, по данным ЦКВР.



Это процентное соотношение нужно для распределения 22 из 63 мест в Нижней палате парламента, предназначенных для представителей политических партий по пропорциональной системе. Борьба продолжается за еще одно парламентское место из 41, которые распределялись по системе простого большинства; на это место будут проведены дополнительные выборы.



Ожидая дополнительных выборов, НДПТ получила 45 мест – 16 по партийным спискам и остальные по системе простого большинства. Другие четыре прошедшие в парламент партии - ПИВТ и коммунисты – получили по два места каждая по партийным спискам; от Аграрной партии и Партии экономических реформ в парламент прошли по одному кандидату от партий и по одному кандидату, выбранному простым большинством. Оставшиеся девять кандидатов были выбраны по одномандатным округам.



Результаты выборов оказались неудовлетворительными как для ПИВТ, так и для коммунистов. Первые остались при своих двух местах, полученных в результате прошлых выборов, а коммунисты потеряли два из четырех мест, которые были у них.



Наблюдатели-политики не склонны рассматривать появление двух новых партий в парламенте как серьезное улучшение ситуации. Наиболее скептичные из них считают это слабой попыткой продемонстрировать, что Таджикистан становится плюралистической и демократичной страной.



Аграрная партия и Партия экономических реформ, которые считаются лояльными к властям, не принимали участие в прошлых выборах, так как были созданы в 2006 году.



Киромшо Шарифзода, преподаватель политологии Таджикского национального университета, говорит, что Аграрная партия никак не проявила себя, но является вспомогательной силой для действующей администрации.



Политолог Правиз Муллоджанов согласен с этим мнением, и называет эти две партии «двумя ветвями одной правящей партии».



Другие партии, как вошедшие в парламент, так и не вошедшие в него, говорят, что голоса, принадлежавшие им, были присвоены другой партией. ПИВТ и социал-демократы заявили, что подадут в суд на Центральную комиссию по выборам и референдумам из-за нарушений, допущенных, по их словам, в день выборов.



Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири сказал, что, по сведениям их штаба, ПИВТ набрала около 30% голосов, и что «все независимые наблюдатели говорят, что мы набрали в регионе 35-40% голосов».



Председатель СДПТ Рахматилло Зойиров, чья партия не набрала и одного процента голосов, говорит, что, согласно экзит-полу на одном из участков для голосования в столице Душанбе, за его партию проголосовали 12-15% избирателей.



Ряд аналитиков согласны, что СДПТ - партия, которая активно критикует администрацию президента страны Эмомали Рахмона, - должна была показать лучшие результаты, так как она упрочняет свое положение в Душанбе и других городах в Согдийской области на севере страны и Горном Бадахшане на юго-востоке.



«Я не думаю, что СДПТ не преодолела пятипроцентный барьер, - говорит Шарифзода. – К сожалению, в Таджикистане голоса раздают, а не получают».



Даже Коммунистическая партия, которая редко высказывает критику в адрес властей, считает, что часть ее голосов была передана НДПТ.



«Прошедшие выборы в стране были на самом деле пародией на них», - сказал лидер коммунистов Шодди Шабдолов на итоговой пресс-конференции сразу после объявления официальных предварительных итогов.



Западные наблюдатели говорят, что во время проведения выборов имели место многочисленные нарушения.



В своих предварительных выводах, опубликованных 1 марта, миссия ОБСЕ по наблюдению за выборами отметила «серьезные нарушения… в том числе большое количество зафиксированных случаев голосования за других лиц и семейного голосования, несмотря на заявленные властями Таджикистана намерения провести более демократичные и прозрачные выборы.



«Я рада, что день выборов прошел, в основном, в хорошей атмосфере, но я еще больше разочарована тем, что эти выборы не соответствовали многим основным демократическим стандартам, - отметила Пиа Кристмас-Мюллер, вице-президент Парламентской Ассамблеи ОБСЕ и специальный координатор краткосрочных наблюдателей ОБСЕ. - Такие серьезные нарушения ослабили подлинный демократический прогресс. Еще предстоит пройти долгий путь, и надеюсь, что новый парламент займется этой сложной задачей».



В отчете ОБСЕ отмечаются «некоторые позитивные шаги»: например, избирательные комиссии были более инклюзивные, чем на прошлых выборах. Однако, как сказал глава миссии наблюдателей Артис Пабрикс, «заявленное властями намерение следовать демократическим процедурам не вылилось в конкретные меры по решению вопроса существенных недостатков, которые негативно повлияли на предвыборную кампанию и день выборов».



Заявление Посольства США в Душанбе подчеркнуло схожие проблемы во время голосования, такие как несоблюдение требований по предоставлению удостоверения личности, процедурные нарушения при подсчете голосов, а также случаи предвзятости со стороны членов избирательной комиссии в пользу правящей НДПТ.



Заместитель председателя ЦКВР Мухибулло Дододжонов не признал эти обвинения.



«После любых выборов кто-то доволен, а кто-то – нет», - сказал он, по сообщению агентства Рейтерс.



Заместитель главы НДПТ Сафар Сафаров никак не отреагировал на критику со стороны западных наблюдателей за выборами и обратил внимание на положительные отзывы обозревателей из стран бывшего Советского Союза.



«Международные наблюдатели в числе других из миссий, присланных Содружеством независимых государств и Шанхайской организации сотрудничества, подтвердили, что в Таджикистане прошли справедливые и прозрачные выборы. Наблюдатели от нашей партии не обнаружили нарушений», - цитирует Сафарова российское новостное агентство «РИА-Новости».



По словам Сафарова, председатель партии президент Рахмон остался доволен как избирательным процессом, так и результатами выборов.



Наргис Хамрабаева, журналист прошедшая тренинги IWPR, и Лола Олимова, редактор IWPR по Таджикистану.
Support our journalists